Новый исторический вестник

2020
№64(2)

ПОДПИСАТЬСЯ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
 №54
 №55
2018
 №56
 №57
 №58
 №59
2019
 №60
 №61
 №62
 №63
2020
 №64
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

№ 64 (1 mb)

С О Д Е Р Ж А Н И Е
C O N T E N T S

Российская государственность
Russian Statehood

Ряжев А.С. Великая княгиня Екатерина Алексеевна и католики - миссионеры на юге России: Будущая императрица в поисках путей к власти (вторая половина 1750-х годов)
Ryazhev A.S. Grand Duchess Catherine and the Catholic Missionaries in Southern Russia: The Future Empress in Search of Paths to Power (The Second Half of the 1750s)

Ряжев Андрей Сергеевич – канд. ист. наук, ведущий научный сотрудник, Калмыцкий научный центр, Российская академия наук (Элиста)
riazhev@yandex.ru

Впервые в отечественной историографии рассматриваются отношения Екатерины II с католиками в ранний период ее политической биографии, в ее бытность великой княгиней. Контакты будущей императрицы с католическими кругами изучены на основе неопубликованных документов российского и зарубежного происхождения, собранных Коллегией иностранных дел.
Особое внимание уделено попыткам католических миссионеров опереться на поддержку великой княгини Екатерины для развития миссионерской работы на южных окраинах России и ближайшем к нему Закавказье. Охарактеризован политико-дипломатический контекст католических связей Екатерины, вклад австрийской дипломатии в их складывание, а также участие этом папства. В статье описано, как активность миссионеров в России, во многом явившаяся следствием союза России с Австрийской монархией, порождала религиозные конфликты на местах, в частности, между католиками и армяно-григоринами. Эти конфликты требовали от российских центральных и местных властей немалых усилий по их сглаживанию. Важным фактором вовлечения коронованных особ в вероисповедную политику служило наличие сформированной европеизированной католической среды как в столице и в придворных кругах, так и в российских губерниях, прежде всего на юге страны.
В итоге автор приходит к выводу, что связи Екатерины в ее бытность великой княгиней с католиками носили устойчивый характер. Сближение Екатерины с католиками отражало ее политическую самостоятельность и поиски внешней поддержки в преддверии решительных шагов в борьбе за власть.

Елизавета Петровна, Екатерина II, Коллегия иностранных дел, дипломатия, религиозная политика, православие, Русская православная церковь, Армянская апостольская церковь, католицизм, католический миссионер, миссионерство, Астрахань.

Andrey S. Ryazhev – Candidate of History, Leading Researcher, Kalmyk Scientific Center, Russian Academy of Sciences (Elista, Republic of Kalmykia, Russia)
riazhev@yandex.ru

For the first time in Russian historiography the author analyzes the relations between Catherine II and Catholics at the start of her political biography as she was a Grand Duchess. The future empress’s contacts with Catholic circles are studied on the basis of unpublished documents of Russian and foreign origin collected by the Collegium of Foreign Affairs.
Special attention is paid to the Catholic missionaries’ efforts to gain support from Grand Duchess Catherine for expanding missionary work in Southern Russia and neighbouring Caucasus. Catherine’s Catholic ties are seen in the political and diplomatic context, with Austrian diplomacy and the papacy involved. The author shows how the missionaries’ activities, largely due to the union between Russia and the Austrian monarchy, caused local religious conflicts, e.g. between the Catholics and Grigorian Armenians. It took the Russian central and local authorities a lot of efforts to settle them. The involvement of crowned members in religious policy was possible due to the presence of European Catholic environment in the capital and at the Court as well as in the Russian province, particularly, in the south of the country.
The author concludes that Catherine’s ties with the Catholics had a permanent character. The closer ties between Catherine and the Catholics signaled her political independence and her search for foreign support before she took decisive steps in her struggle for power.

Elizaveta Petrovna, Catherine II, Collegium of Foreign Affairs, diplomacy, religious policy, Orthodoxy, Russian Orthodox Church, Armenian Apostolic Church, Catholicism, Catholic missionary, missionary work, Astrakhan.

Бутырин Д.А. Агенты и провокаторы Охранного отделения Владивостокской крепости (1907 – 1908 годы)
Butyrin D.A. Agents and Provocateurs of the Vladivostok Fortress Security Department (1907 – 1908)

Бутырин Дмитрий Александрович – кандидат культурологии, доцент Дальневосточного федерального университета (Владивосток)
www1979@mail.ru

После окончания Русско-японской войны и подавления революции в Европейской части России во Владивостоке активизировалась антиправительственная деятельность революционных партий и групп, взявших на вооружение насильственные методы борьбы за власть. В этой ситуации Департамент полиции Министерства внутренних дел в конце 1906 г. организовал во Владивостокской крепости Охранное отделение. Главная задача этого учреждения политической полиции Российской империи состояла в борьбе против революционного движения прежде всего методом внедрения секретных сотрудников в подпольные организации и их ликвидация методом провокации. 
В статье на основе неизвестных ранее архивных документов рассматриваются биографии и служебная деятельность двух секретных агентов Охранного отделения Владивостокской крепости в 1907–1908 гг. Раскрывается их активное участие в успешных и неудачных операциях охранного отделения, включая операции на территории Японии. Главное внимание уделено роли этих секретных агентов в операциях по выявлению и ликвидации террористических групп партии эсеров накануне и после Владивостокского восстания, произошедшего в октябре 1907 г. в сухопутных частях и на кораблях Тихоокеанского флота. Одним из итогов этих операций стал громкий скандал, в котором оказались замешаны не только секретные сотрудники, но и начальник Охранного отделения Владивостокской крепости подполковник А.Д. Заварицкий.
По оценке автора, именно действия секретных агентов привели к тому, что в результате организованной ими провокации репрессиям подверглись люди, не имевшие отношения к революционному подполью. Опасаясь разоблачения, они обвинили в провокации своего начальника, но это не спасло их: они оказались на скамье подсудимых вместе с подполковником А.Д. Заварицким. Кроме того, «дело Заварицкого» показало низкий уровень профессиональной подготовки и использования секретных агентов в операциях против террористического подполья.  

Революция 1905–1907 гг., Департамент полиции, Отдельный корпус жандармов, губернское жандармское управление, охранное отделение, жандармский офицер, секретный агент, партия социалистов-революционеров, евреи, Приморская область, Владивостокская крепость, Япония, В.Е. Флуг.

Dmitriy A. Butyrin – Candidate of Cultural Sciences, Assosiate Professor, Far Eastern Federal University (Vladivostok, Russia)
www1979@mail.ru

After the Russo-Japanese War ended and the 1905 Russian Revolution was suppressed in the European part of Russia, Vladivostok witnessed growing anti-government activities of revolutionary parties and groups that would resort to violent methods of struggle for power. In this situation in 1906 the Police Department of the Ministry of Internal Affairs set up a Security Department in the Vladivostok Fortress. This institution of the Russian Empire’s political police was aimed at fighting against revolutionary movement, primarily by infiltrating secret agents into underground organizations, and their elimination by means of provocation.
The article using previously unpublished archival documents describes the biographies and professional activities of two secret agents from the Security Department of the Vladivostok Fortress in 1907–1908. The author reveals their active participation in successful and unsuccessful operations initiated by the Security Department, including the ones on the territory of Japan. The focus is made on the role they played in operations aimed to spot and eliminate the terrorist groups of the Socialist Revolutionaries on the eve and after the Vladivostok revolt which occurred in October 1907 in land-based units and on the ships of the Russian Pacific Fleet. These operations ended in a big scandal involving not only the secret agents themselves, but also the head of the Security Department of the Vladivostok Fortress Lieutenant-Colonel A.D. Zavaritsky.
The author argues that it was due to the provocateurs’ actions that people who had no connection with the revolutionary underground were subjected to repressions. Fearing exposure, they accused their head of the provocation, but it was in vain: they found themselves in the dock together with Lieutenant-Colonel A.D. Zavaritsky. Moreover, Zavaritsky’s case revealed a low level of professional qualification and exploiting of secret agents in operations against terrorist underground organizations.    

1905 Russian Revolution, Police Department (of the Ministry of Internal Affairs), Separate Gendarme Corps, Province Gendarme Department, Security Department (Okhranka), gendarme officer, secret agent, Party of Socialists-Revolutionaries, Jews, Primorsky region (Primorye), Vladivostok Fortress, Japan, General Vasiliy E. Flug.

Архипова Т.Г. Власть и война: Организация и деятельность государственного аппарата СССР в годы Великой Отечественной войны 
Arkhipova T.G.Power and War: The Organization and Activities of the USSR State Apparatus during the Great Patriotic War

Архипова Татьяна Григорьевна – докт. ист. наук, профессор, Российский государственный гуманитарный университет (Москва)
archipova-iai@mail.ru

В статье проводится сравнение в основных моментах организации и деятельности государственного аппарата Советской России и СССР в годы Гражданской войны и Великой Отечественной войны. Главное внимание уделяется особенностям применения административно-командной системы управления в каждой из этих войн. Рассматриваются вопросы создания и деятельности высших учреждений обороны, изменения в структуре и деятельности центрального аппарата управления, взаимоотношений центральных и местных государственных учреждений и партийных органов. 
По мнению автора, созданная партий большевиков административно-командная система управления в условиях Гражданской войны Гражданской стала одним из факторов победы Советского государства в этой войне. В период между двумя войнами административно-командная система управления была дополнена рядом рычагов жесткого централизованного характера и распространена на все стороны государственной и общественной жизни СССР.
В труднейшее время Великой Отечественной войны, несмотря на просчеты руководителей партии большевиков и Советского государства, а также на варварство некоторых методов этой системы управления, она оказалась вполне эффективной в решении военных задач. Это обстоятельство в очередной раз подействовало на партийно-государственное руководство воодушевляющее. Поэтому оно с не меньшим энтузиазмом продолжило использовать командно-административную систему управления и после войны.

Гражданская война, Великая Отечественная война, партия большевиков, Советское государство, Совет рабочей и крестьянской обороны, Государственный комитет обороны, народный комиссариат, бюрократия, административно-командная система, В.И.Ленин, И.В. Сталин.

Tatyana G. Arkhipova – Doctor of History, Professor, Russian State University for the Humanities (Moscow, Russia)
archipova-iai@mail.ru 

The article largely compares the organization and activities of the state apparatus in Soviet Russia and the USSR during the Russian Civil War and the Great Patriotic War. It highlights the peculiarities of what is known as the administrative-command system of government during each of the wars. The author examines the establishment and administration of the top defense institutions, the changes in the structure and functions of the central administrative apparatus, the relations between central and local state bodies and the Bolshevik party organizations.  
According to the author, the administrative-command system of government created by the Bolsheviks in the course of the Civil War was a significant contribution to the victory of the Soviet state in this war. In the period between the two wars, the administrative-command system was completed with a number of hard centralized control levers spreading in all areas of state and public life of the USSR.
At the most difficult time of the Great Patriotic War, despite some mistakes and miscalculations made by the leadership of the Communist party and Soviet state as well as some barbaric methods of that government system, the latter proved fairly efficient for solving military tasks. The party and state leadership once again were inspired by that and continued to use the administrative-command system after the war with no less enthusiasm.

Russian Civil War, World War II, Bolshevik Party, Soviet State, Council of Workers’ and Peasants’ Defense, State Defense Committee, People’s Commissariat, bureaucracy, administrative-command system, Vladimir I. Lenin, Joseph V. Stalin.

Россия и мир
Russia and the World

Комаров А.Н. Канадско-российские отношения: основные этапы развития (XX – начало XXI веков)
Komarov A.N. Canadian-Russian Relations: Main Stages of Development (20th – Early 21st Centuries)

Комаров Андрей Николаевич – докт. ист. наук, профессор, Российский государственный гуманитарный университет (Москва)
ruslan10@inbox.ru

В статье впервые в отечественной историографии проанализированы канадско-российские отношения на протяжении XX – начала XXI вв. и охарактеризованы этапы их развития. Основное внимание уделяется трем основным историческим периодам канадско-российских отношений. Первый: с 1942 по 1945 гг., когда Канада и СССР сотрудничали в рамках антигитлеровской коалиции и установили прямые дипломатические отношения. Второй: 1945/1946–1989 гг., когда на двусторонние связи накладывали отпечаток события Холодной войны. Третий: с 1989 г. по настоящее время, когда для отношений между двумя государствами были характерны как положительная динамика развития, так и отрицательная.
Рассматриваются многообразные исторические, экономические, внутриполитические, геополитические, военные и идеологические факторы, которые влияли на канадско-российские отношения на протяжении этих трех периодов.
Автор приходит к выводу, что канадско-российские отношения развивались далеко не только на основе взаимовыгодности двусторонних связей, прежде всего в сфере экономики. На них самое глубокое влияние оказывали международная обстановка, изменения в системе международных отношений и деятельность НАТО, особенно во время Холодной войны. Особую роль сыграли два фактора: традиционная приверженность правительства Канады британской имперской идее и углубленное торгово-экономическое и военное сотрудничество с США.

Холодная война, разрядка, внешняя политика, международные отношения, дипломатические отношения, экономическое сотрудничество, НАТО, Канада. 

Andrey N. Komarov – Doctor of History, Professor, Russian State University for the Humanities (Moscow, Russia)
archipova-iai@mail.ru 

This article is the first study undertaken in the Russian historiography  to recapitulate  the relations between Canada and Russia during the 20th and early 21st centuries and to describe different stages in their development. The author focuses on the three major historical periods in the relations  between Canada and Russia. The first one covers the period from 1942 to 1945 when Canada and Russia were in coalition against Nazi Germany and established direct diplomatic relations. The second one dates back to 1945/1946–1989 when the  bilateral relations were affected by the Cold War developments. The third one lasts from 1989 until now, featuring both positive and negative dynamics in the  development of the relations.
A large number of historical, economic, domestic political, geopolitical, military, and ideological factors are considered which  influenced the relations between Canada and Russia over these periods.
The author concludes that the relations between Canada and Russia, particularly, in economics,  were  far from  developing on mutually beneficial basis. They were most profoundly affected by the international situation, changes in the system of international relations, the NATO activities, particularly, during the Cold War period. The two factors, however, played a special role, i.e. the Canadian government’s traditional commitment to Britain’s imperial idea as well as its close economic, trade and military cooperation with the United States.

Cold War, detente, foreign policy, international relations, diplomatic relations, economic cooperation, North Atlantic Treaty Organization (NATO), Canada.

Европа в прошлом
Europe in the Past

Pavlenko O.V. The Historiography of the Habsburg Monarchy in the Russian Intellectual Tradition of the Nineteenth and Early Twentieth Centuries
Павленко О.В. Историография Габсбургской монархии в российской интеллектуальной традиции XIX – начала XX веков

Olga V. Pavlenko – Сandidate of History, Professor, Vice Rector for Scientific Affairs, Russian State University for the Humanities (Moscow, Russia)
pavlenko@rggu.ru

There are topics in historiography which have a peculiar destiny. Following public preferences, they may rise to the peak of attention triggering heated discussions or may fall from that height. Such was the case with the studies of the Habsburg monarchy phenomenon in the Russian intellectual tradition. The efforts to embrace it fall into several stages. The surges of acute attention were followed by its decline as the history of this state on the Danube emerged as a background for more significant developments in the Slavic lands. And then, as a response to contrastive imperial studies, interest was aroused toward holistic studies of monarchy, which brought about new discussions and conceptions. 
Despite its 150-year-long tradition, the Russian historiography of the Habsburg monarchy failed to shape into a separate intellectual project. It is accounted for by a number of factors coexisting for a long time, which directly influenced the historiographic situation. These are: 1) geopolitical factors; 2) Slavic factors; 3) gaps in the continuity of scientific schools and the abrupt change of paradigms in Russian historical science. Huge historiographic materials are used to analyze the turning points and crucial stages in the study of the phenomenon of the Habsburg monarchy in Russia’s intellectual tradition during one and a half century.

Habsburg monarchy, Slavs, Czechs, Slovaks, Hungarians, Pan-Slavism, Revolutions of 1848–1849, World War I, Cold War, ideological struggle, historiography, Slavic studies, historical myth.

Павленко Ольга Вячеславовна – канд. ист. наук, профессор, проректор по научной работе, Российский государственный гуманитарный университет (Москва)
pavlenko@rggu.ru

В историографии есть темы, которые имеют особую судьбу. Общественные предпочтения то возносят их на вершину интереса, возбуждая бурные дискуссии, то ниспровергают. Осмысление феномена монархии Габсбургов в интеллектуальной традиции России постигло именно такая судьба. Это осмысление проходило в несколько этапов. Пики острого интереса сменялись потерей актуальности, а история Дунайского государства воспринималась лишь как фон для более значимых процессов в славянских землях. Затем вновь на волне сравнительных имперских исследований пробуждался интерес к комплексному изучению монархии, и тогда снова возрождались дискуссии и разрабатывались новые концепции.
Несмотря на длительную традицию почти в сто пятьдесят лет, российская историография монархии Габсбургов не сложилась в отдельный интеллектуальный проект. Причина кроется в долговременном существовании ряда факторов, напрямую влиявших на историографическую ситуацию. Их можно объединить в три группы: 1) геополитические факторы; 2) славянские факторы; 3) разрывы преемственности в научных школах и резкая смена парадигм в отечественной исторической науке. В статье на огромном историографичесом материале рассматриваются переломные моменты и этапы осмысление феномена монархии Габсбургов в интеллектуальной традиции России на протяжении полутора веков.

Габсбургская монархия, славянство, чехи, словаки, венгры панславизм, революции 1848–1849 годов, Первая мировая война, Холодная война, идеологическая борьба, историография, славяноведение, исторический миф.

Память культуры
Cultural Memory

Володина Т.А. Иван Петрович Сахаров: Тульский «посадский человек» в российской науке
Volodina T.A. Ivan Sakharov: Tula’s “Posad Man” of Russian Science

Володина Татьяна Андреевна – докт. ист. наук, профессор, Тульский государственный педагогический университет имени Л.Н. Толского (Тула)
volodina.tatiana2016@yandex.ru

В статье рассматривается творческая биография Ивана Петровича Сахарова, яркого представителя «непрофессионального» направления в российской исторической науке первой половины XIX в. Он исследовал историю Тульской губернии и активно занимался сбором и изданием фольклора русского народа.
Исследуются интеллектуальная атмосфера российского провинциального общества 1820-х гг. и те социальные, политические и духовные факторы, которые подталкивали его представителей к изучению местной истории. Важнейшими из этих факторов явились Отечественная война 1812 г. и выход в свет «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина.
Особое внимание уделяется жизненному опыту и личностным особенностям И.П. Сахарова, а также его мировосприятию интеллектуала недворянского происхождения. Показывается, как его личностные особенности оказывали влияние на его научную работу, на его увлечение фольклористикой и, наконец, на его издательскую деятельность.
На примере И.П. Сахарова раскрываются характерные черты менталитета «посадских людей» – социального слоя, являвшегося частью городского населения российской провинции. В отличие от разночинцев пореформенного времени, которые в массе своей усваивали революционно-демократическое мировоззрение, «посадские люди» 1830-х гг. стояли на консервативных и националистических позициях.

Российское самодержавие, Тульская губерния, духовная культура, фольклор, черная магия, консерватизм, национализм, новая интеллектуальная история, местная история, историография, история культуры, гомосексуализм,  И.П. Сахаров.

Tatyana A. Volodina – Doctor of History, Professor, Tula State Lev Tolstoy Pedagogical University (Tula, Russia)
volodina.tatiana2016@yandex.ru

The article examines the professional life of Ivan Sakharov, a vivid representative of what is known as “nonprofessional” direction in Russian historical science in the first half of the 19th century. He studied the history of Tula Province and actively collected and published the folklore of the Russian people.
The author analyzes the intellectual atmosphere of the Russian provincial society in the 1820s and the social, political and spiritual factors that encouraged its citizens to study local history. The most significant ones were the 1812 Patriotic War and the publication of “The History of the Russian State” by N. Karamzin. 
The article highlights I. Sakharov’s life experience and his personal traits as well as his worldview as an intellectual of non-aristocratic origin. The author shows how Sakharov’s character influenced his research, his love for folklore and, finally, his publishing business.
I. Sakharov exemplifies the characteristic mentality of “posad” people, a social group in the urban population of Russian province. Unlike the “raznochintsy” (people of non-noble origin) in the after-reform time who mostly shared revolutionary and democratic outlook whereas the “posad” people in the 1830s had conservative and nationalist views. 

Russian autocracy, Tula Province, spiritual culture, folklore, black magic, conservatism, nationalism, new intellectual history, local history, historiography, cultural history, homosexuality, Ivan P. Sakharov.

Колосовская Т.А., Ткаченко Д.С. Имперская политика памяти на Кавказе: Механизмы конструирования массового исторического сознания (XIX – начало XX веков)
Kolosovskaya T.A., Tkachenko D.S. The Imperial Politics of Memory in the Caucasus: Mechanisms for Constructing Mass Historical Consciousness (19th – Early 20th Centuries)

Колосовская Татьяна Александровна – докт. ист. наук, профессор, Северо-Кавказский федеральный университет (Ставрополь)
kolosowskay@yandex.ru

Ткаченко Дмитрий Сергеевич – докт. ист. наук, профессор, Северо-Кавказский федеральный университет (Ставрополь)
tkdmsg@rambler.ru

В статье анализируется имперская политика памяти на Кавказе. В хронологических рамках XIX – начала ХХ вв. авторы впервые в отечественной историографии рассматривают процесс формирования официальной исторической концепции присоединения Кавказа к России, ее отражение в нарративных практиках и мемориальной деятельности имперских властей.
С методологических позиций memory studies показывается, что влияние на историческую память велось через составление исторических нарративов, публикацию архивных документов, создание музейных коллекций, строительство памятников, сохранение исторических зданий, памятных мест, частных или коллективных захоронений, а также проведение «актов коммеморации» – религиозных или общественных действий, приуроченных к годовщинам значимых событий. Эти формы проведения политики памяти наполнялись имперским пантеоном героев и историческими сюжетами, отражающими специфику установления российского владычества на Кавказе.
Авторы приходят к выводу о том, что действия официальных властей по формированию массового исторического сознания были нацелены на культивацию общеимперских ценностей: почитание российских императоров, силы российской власти и незыблемости имперских порядков. При этом выбор сюжетов для составления нарративов и монументальной пропаганды определялся сословной системой. Лишь отдельным социальным группам была предоставлена привилегия выражать свою историческую память. Данный подход неизбежно сужал целевую аудиторию имперской политики памяти и сводил ее к продвижению искусственного идеологического проекта, обреченного сойти с исторической арены как только прекратится его финансовая и идеологическая подпитка со стороны власти.

Самодержавие, Кавказская война, историческая память, коллективная память, культурная память, историческая политика, политика памяти, мемориальный культ, исторический нарратив, памятник, архивное дело, музейное дело, коммеморация, Кавказ.

Tatyana A. Kolosovskaya – Doctor of History, Professor, North-Caucasus Federal University (Stavropol, Russia)
kolosowskay@yandex.ru

Dmitriy S. Tkachenko – Doctor of History, Professor, North-Caucasus Federal University (Stavropol, Russia)
tkdmsg@rambler.ru

The article examines the imperial politics of memory in the Caucasus. The authors for the first time in Russian historiography  research into how the official historical concept of the accession of the Caucasus to Russia was formed within the time frame of  the 19th and early 20th centuries, as well as its manifestation in narrative practices and  memorial activities initiated by  imperial authorities. 
Through the methodology of memory studies it is demonstrated that historical memory was affected by historical narratives, archival documents, museum collections, monuments, historical buildings and sights kept intact, private and collective burial grounds as well as “commemoration acts”, i.e. religious and public events related to significant dates. These forms of memory politics were filled up with heroes from the imperial pantheon and historical plots describing details of Russian rule in the Caucasus
The authors arrive at the conclusion that the actions of official authorities responsible for forming mass historical consciousness were aimed at cultivating imperial values, such as honouring the sovereigns, strong Russian power and indestructible imperial order. Moreover, an entitlement to select plots for the narratives were based on class preferences. The privilege to manifest their historical memory was granted to but a few social groups. This approach inevitably narrowed the target audience for imperial politics of memory and reduced it to an artificial ideological project which was doomed to quit the historical arena as soon as its financial and ideological support stops coming from the imperial power.

Russian autocracy, Caucasian war, historical memory, collective memory, cultural memory, politics of history (politics of the past), politics of memory, memorial cult, historical narrative, monument, archival affairs, museum affairs, commemoration, Caucasus.

Вверх
 

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru