Новый исторический вестник

2019
№61(3)

ПОДПИСАТЬСЯ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
 №54
 №55
2018
 №56
 №57
 №58
 №59
2019
 №60
 №61
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

№ 61 (1 mb)

С О Д Е Р Ж А Н И Е
C O N T E N T S

Российская государственность
Russian Statehood

Лизунов П.В. С.-Петербургский Торговый банк: От меняльной лавки до акционерного коммерческого банка
Lizunov P.V. The St. Petersburg Merchant Bank: From Money Changer to Joint Stock Commercial Bank

Лизунов Павел Владимирович – докт. ист. наук, профессор, Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова (Северодвинск, Архангельская область)
p.lizunov@narfu.ru

В статье рассматривается история С.-Петербургского Торгового банка как пример превращения частных банкирских заведений в акционерные коммерческие банки. Это превращение как закономерное экономическое явление стало происходить в России в начале 1910-х гг. Банкирский дом «Г. Вавельберг» являлся одним из старейших частных банков Российской империи. Возникнув в Варшаве в 1848 г. из мелкой разменной лавки, он в 1870 г. открыл свое отделение в С.-Петербурге. На протяжении всей своей истории банкирский дом «Г. Вавельберг» сохранял характер семейного предприятия, созданного представителями одного финансового клана еврейского происхождения. На его основе были учреждены два акционерных банка: в 1911 г. – С.-Петербургский Торговый банк и в 1913 г. – Западный банк в Варшаве.
Изучение истории банковского дела в целом, равно как и деятельности конкретных банков, имеет важное значение для понимания особенностей развития российской экономики, а также социальных и политических процессов, происходивших в предреволюционной России. В конце XIX – начале ХХ вв. значение банкирских домов постепенно падало. Им становилось все сложнее конкурировать с крупными акционерными банками, которые обладали более солидными капиталами, пользовались государственной поддержкой, имели тесные связи с иностранными банками, располагали разветвленной сетью филиалов и отделений в разных городах России и европейских стран. Поэтому банкирский дом «Г. Вавельберг», как и ряд других известных банкирских домов были преобразованы в акционерные коммерческие банки.

Банковское дело, банкирский дом, акционерный банк, С.-Петербургский (Петроградский) Торговый банк, Министерство финансов, финансовая политика, коррупция, Первая мировая война, евреи, семья Вавельберг.

Pavel V. Lizunov – Doctor of History, Professor, M.V. Lomonosov Northern (Arctic) Federal University (Severodvinsk, Arkhangelsk Oblast, Russia)
p.lizunov@narfu.ru

The article examines the history of the St. Petersburg Merchant Bank as one of the examples of banking institutions turning into joint stock commercial banks. This transformation as a logical economic phenomenon originated in Russia in the early 1910s. The “G. Wawelberg” banking house was one of the oldest private banks in the Russian Empire. It was opened in Warsaw in 1848 as a small money changer, with its affiliate being launched in St. Petersburg in 1870. Throughout its existence the “G. Wawelberg” banking house retained its family character representing one financial clan of Jewish descent. It was developed into the two joint stock banks, namely, the St. Petersburg Merchant Bank in 1911 and the Western Bank in 1913 in Warsaw.
It is important to study the history of banking at large and the activities of particular banks in order to understand the particularities of Russia’s economic development as well as social and political processes taking place in pre-revolutionary Russia. In the late 19th and early 20th centuries the banking houses were losing their significance. They found it difficult to compete with large joint stock banks with bigger assets which were supported by the government, enjoyed close ties with foreign banks and had an extensive network of affiliates and subsidiaries in various cities of Russia and Europe. That is why the “G. Wawelberg” banking house like a number of other well-known banking houses were transformed into joint stock commercial banks.

Banking, banking house, joint stock bank, St. Petersburg (Petrograd) Merchant Bank, Ministry of Finance, financial policy, corruption, World War I, Jews, Wawelberg family.

Блохин В.Ф. Военная цензура Минского военного округа и начало Первой мировой войны
Blokhin V.F. Military Censorship in the Minsk Military District and the Beginning of the First World War

Блохин Валерий Федорович – докт. ист. наук, профессор, Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского
blohin.val@yandex.ru

В статье рассматривается один из наименее изученных вопросов истории военной цензуры в России во время Первой мировой войны – организация военной цензуры в штабах военных округов. В качестве объекта своего исследования автор выбрал Минский военный округ. На основе ранее неизвестных документов и материалов в статье раскрывается в общих чертах создание и деятельность бюрократического механизма военной цензуры в одном конкретном военном округе.
Опыт военно-цензурной организации Минского военного округа убеждает в том, что военные власти вполне сумели обеспечить формальный контроль за перепиской на фронте и в ближнем тылу, который входил в территорию округа. Однако на практике возможности военной цензуры Минского военного округа были весьма ограниченными. Сложная организационная система и слабость кадрового состава Военно-цензурных комиссий не давали шансов успешно решать цензурные задачи в условиях столь масштабной войны.
Помимо сохранения военных тайн, военная цензура уже с самого начала войны вынуждена была активно противодействовать распространению как в письмах, так и в периодической печати фактов, суждений и мнений, которые свидетельствовали об антивоенных и антиправительственных настроениях в армии и среди гражданского населения. С другой стороны, ограниченность информации, поступавшей с фронта, привели к тому, что общественность постепенно стала в большей степени доверять слухам, а не официальным сведениям командования русской армии.

Первая мировая война, русская армия, военный округ, Минский военный округ, периодическая печать, цензура, военная цензура, цензурная политика, цензор, военная тайна.

Valeriy F. Blokhin – Doctor of History, Professor, I.G. Petrovsky Bryansk State University (Bryansk, Russia)
blohin.val@yandex.ru

The article deals with one of the least studied issues in the history of Russia’s military censorship during the World War I, i.e. the military censorship carried out at the headquarters of military districts. Referring to previously unknown documents and materials the author outlines the introduction and operation of military censorship mechanism in one particular military district, namely, the Minsk Military District.
As evidenced by the practices of military censorship in the Minsk Military District, the military authorities were quite effective in establishing formal control over correspondence at the front and in the rear that was part of the military district. However, in reality the scope of military censorship was fairly limited. Sophisticated organizational system and weak personnel of Military censorship committees ruled out effective censorship in the conditions of the war of such massive scale.
Alongside with guarding military secrets, the military censorship was obliged, from the very start of the war, to actively counteract the dissemination through correspondence and periodical press of facts, views and opinions which evidenced anti-war and anti-government sentiments in the army and among civil population. However, the lack of information from the front made the population trust rumours to a greater degree than the official information coming from the commandment of the Russian army.

World War I, Russian Army, Military District, Minsk Military District, periodical press, censorship, military censorship, censorship policy, censor, military secret.

Климов И.П. Из истории стахановского движения на транспорте Урала в годы довоенных пятилеток
Klimov I.P. From the History of the Stakhanovite Movement in the Urals Transport Sector during the Pre-War Five-Year Plans

Климов Иван Павлович – докт. ист. наук, профессор, Тюменский государственный университет (Тюмень)
207633@mail.ru

В статье исследуется стахановское движение на транспорте Уральского региона в годы довоенных советских пятилеток. На основе сохранившихся архивных документов и материалов периодической печати анализируется специфика стахановского движения на железнодорожном, водном и других видах транспорта. Главное внимание уделяется роли уральских комитетов партии большевиков в организации стахановского движения. В статье приводятся многочисленные факты и статистические данные об авариях, вызванных руководящим вмешательством партийных органов, которые стремились превратить стахановское движение в массовое движение советских рабочих, а также в решающий фактор роста производительности труда в народном хозяйстве СССР.
Автор приходит к выводу, что стахановское движение в годы довоенных советских пятилеток охватило значительное количество работников транспортной системы Урала. Оно действительно способствовало повышению производительности труда, улучшению производственных показателей, преодолению существенного отставания транспорта от растущих потребностей экономики.
Вместе с тем в процессе развертывания стахановского движения партийным аппаратом были извращены социальные и духовные корни движения, в результате чего оно не столько прорастало «снизу», сколько насаждалось «сверху». При его организации использовались присущие тоталитарному режиму административно-принудительные методы. Организованные партийными комитетами «стахановские рекорды» часто приводили к авариям на транспорте и дезорганизации бесперебойного функционирования транспортной системы Урала. При этом противники «стахановских рекордов» из числа технической интеллигенции и рабочих объявлялись «врагами народа» и подвергались репрессиям.

Сталинская диктатура, Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС), Народный комиссариат путей сообщения, индустриализация, транспорт, железнодорожный транспорт, рабочий класс, стахановское движение, социалистическое соревнование, производительность труда, Урал. 

Ivan P. Klimov – Doctor of History, Professor, Tyumen State University (Tyumen, Russia)
207633@mail.ru

The article examines the Stakhanovite movement in the Urals transport sector during the socialist five-year plans before World War II. On the basis of archival documents and materials from the periodical press the author analyses the specific features of the Stakhanovite movement in rail, water and other transport. The emphasis is made on the role of the Bolshevik party committees in the Urals in organizing the Stakhanovite movement. The article refers to numerous facts and statistical data about accidents caused due to interventions of the Bolshevik party authorities who tried to turn the Stakhanovite movement into a massive movement among soviet workers and a significant labour productivity factor in the USSR economy.
The author arrives at the conclusion that during the pre-war five-year plans the Stakhanovite movement involved a considerable amount of workers in the Urals transport system. It did raise the labour productivity and other production indicators and helped the transport sector catch up with growing economic demands.
However, in the course of the Stakhanovite movement under the guidance of the Bolshevik party authorities the social and spiritual roots of the movement were damaged, as a result it stopped being a “grass-roots” initiative turning into something enforced from “the top”. Administrative coercive methods typical of totalitarian regime were applied. “Stakhanovite records” instigated by the Bolshevik party committees caused frequent accidents and disarray in the work of the Urals transport system. Moreover, the opponents of “Stakhanovite records” among technical intelligentsia and employees were denounces as “enemies of the people” and were subjected to repressions.

Stalin’s dictatorship, Communist Party of the Soviet Union (CPSU), People’s Commissariat of Communications, industrialization, transport, rail transport, working class, Stakhanovite movement, socialist competition, labor productivity, Urals.

Бодрова Е.В. «Там, где распад стратегии, действует стратегия распада»: Академическое сообщество России о результатах либеральных реформ (1990-е годы)
Bodrova E.V. “Where there Is a Collapse of Strategy, there Is a Strategy of Collapse”: Russia’s Academic Community on the Results of Liberal Reforms (the 1990s)

Бодрова Елена Владимировна – докт. ист. наук, профессор, МИРЭА–Российский технологический университет (Москва)
evbodrova@mail.ru

В статье на основе неизвестных документов, хранящихся в Архиве Российской академии наук, рассматривается проблема взаимодействия академического сообщества и власти. Основное внимание автор уделяет оценкам и точкам зрения, сложившимся в середине 1990-х гг. у ведущих российских ученых относительно концепции, механизмов, методов проведения в России либеральных экономических реформ, а также их итогов и последствий.
Среди оценок, как показано в статье, преобладали негативные и пессимистические. Особенно острой критике со стороны ведущих ученых подвергались: отказ реформаторов от государственного регулирования, инициированная ими криминальная приватизация, развал производства, недофинансирование науки и образования, резкое социальное расслоение и бедственное положение значительной части общества. Академики вынуждены были признать как отсутствие у реформаторов научно обоснованной программы преобразований, так и опасность для страны избранной ими с помощью зарубежных экспертов стратегии социально-экономического развития страны.
Обсуждения и дискуссии о кризисном положении в экономике, социальной сфере и науке, которые проходили в Российской академии наук, в полной мере отразили, с одной стороны, определенную беспомощность российских ученых-экономистов, признание ими невозможности повлиять на решения правительства. С другой – желание академического сообщества разработать как систему конкретных и безотлагательных мер для выхода из тяжелейшего кризиса, так и долгосрочную стратегию научно-технического развития России. Однако академики вынуждены были констатировалось нежелание правительственной бюрократии сотрудничать с научным сообществом, предлагаемые проекты ученых чиновниками высокого ранга игнорировались.

Либерализм, реформаторство, либеральная реформа, Российская академия наук, академическое сообщество, научное сообщество, бюрократия, системный кризис, антикризисная стратегия, Б.Н. Ельцин, Е.Т. Гайдар.

Elena V. Bodrova – Doctor of History, Professor, MIREA–Russian Technological University (Moscow, Russia)
evbodrova@mail.ru

The article based on unfamiliar documents from the archives of the Russian Academy of Sciences examines the problem of interaction between the academic community and the power. The author focuses on views and assessments shared by the leading Russian scholars in the mid-1990s as to the  conception, mechanisms and methods of liberal economic reforms as well as their outcomes and consequences.
The analysis reveals the prevalence of negative and pessimistic assessments. The criticism was primarily directed against the rejection by the reformers of government regulation, the criminal privatization launched by them, production breakdown, underfinanced science and education, dramatic social disintegration and the impoverishment of a considerable part of the population. The Academy’s scholars had to acknowledge the fact that the reformers did not have any theoretically grounded transformation programme as well as the danger in which they put the country by choosing their strategy of social and economic development with the help of foreign experts.
The debates and discussions about the critical state in economics, social sphere and science which were held at the Russian Academy of Sciences manifested the research economists’ inefficacy and failure to influence the government policy, on the one hand, and on the other, the eagerness of the academic community to devise both a system of urgent specific measures to resolve the severe crisis, and a long-term strategy for Russia’s scientific and technological development.  However, the academicians had to confront with the government bureaucracy’s reluctance to cooperate with the academic community, with the top officials ignoring their projects.

Liberalism, reformism, liberal reform, Russian Academy of Sciences, academic community, scientific community, bureaucracy, systemic crisis, anti-crisis strategy, President Boris N. Yeltsin, Yegor T. Gaidar.

События и судьбы
Landmarks in Human History

Юрганов А.Л. К истории разгрома и реабилитации «философского фронта» в СССР
Yurganov A.L. Towards a History of the Defeat and Rehabilitation of the “Philosophical Front” in the USSR

Юрганов Андрей Львович – докт. ист. наук, профессор, Российский государственный гуманитарный университет (Москва)
Iurganov@yandex.ru

В статье рассматривается ситуация как разгрома, так и попыток реабилитации «философского фронта» в СССР под руководством академика А.М. Деборина. Чудом выживший в годы сталинских репрессий, Деборин начал борьбу за оправдание себя сразу после смерти И.В. Сталина, продолжил эту борьбу после XX съезда КПСС. Ему почти удалось убедить некоторых руководителей партии и государства пересмотреть принятое в 1931 г. постановление ЦК партии большевиков о «философском фронте». В этом печально известном постановлении была обозначена главная вина прежнего «философского руководства»: склонность к идеализму и игнорирование ведущей роли партии в области философии. Постановление 1931 г. фактически узаконивало право партийного аппарата самому решать,  что правильно, а что неправильно в марксистской философской мысли.
Деборин был близок к своей мечте – полностью оправдать себя и своих товарищей-философов, большинство из которых стали жертвами Большого террора. Однако добиться своего он не мог даже теоретически: анализ ситуации в обществе и в советских общественных науках после XX съезда КПСС показывает, что отмена постановления 1931 г. оказалась бы сродни отмене 6-й статьи Конституции СССР о руководящей и направляющей роли Коммунистической партии в советском обществе. Никто не хотел вынимать главный «кирпич» из построенного Сталиным государственного здания.
В статье публикуются и анализируются письма главных исполнителей воли Сталина на «философском фронте» – академиков М.Б. Митина и П.В. Юдина. Эти письма дополняют наши знания как о сталинском терроре против философов, так и о психологическом состоянии советского общества после смерти Сталина.

Сталинская диктатура, Большой террор, десталинизация, хрущевская «оттепель», Коммунистическая партия Советского Союза, Академия наук СССР, Институт истории, Институт философии, философия, философская школа, академик А.М. Деборин.

Andrey L. Yurganov Doctor of History, Professor, Russian State University for the Humanities (Moscow, Russia)
Iurganov@yandex.ru

The article examines the case of eradication of the “Philosophical front” in the USSR as well as the attempts to rehabilitate it led by Academician Abram M. Deborin. Having miraculously survived during Stalin’s repressions A. Deborin took up the struggle for his rehabilitation right after Josef Stalin’s death and resumed it after the 20th Congress of the Communist Party of the Soviet Union (CPSU). He almost succeeded in persuading certain top officials of the party and government to reconsider the resolution of the CPSU Central Committee about the “Philosophical front”. This notorious decree cited the major fault of the former “philosophical leadership”, i.e. their propensity for idealism and disregard for the leading role of the CPSU in the field of philosophy. The resolution of 1931 entitled the party bureaucracy alone to  judge what is right and wrong about the Marxist philosophical theory.     
A. Deborin was quite close to his dream: the full rehabilitation of himself and his colleagues-philosophers the majority of whom had fallen victims to the Great terror. However, his goal could not be realized even theoretically. As follows from the analysis of the situation in Soviet society and social sciences in the wake of the 20th CPSU Congress, repealing the 1931 resolution would equal the elimination of Article 6 of the USSR Constitution which states the leading and organizing role of the Communist party in Soviet society. No one wanted to remove “the cornerstone” out of the official building built by Stalin.  
The article quotes and analyses letters written by Academicians M.B. Mitin and P.V. Yudin, the main conduits of Stalin’s will. These letters contribute to our knowledge about Stalin’s terror against the philosophers and the psychological atmosphere in soviet society following Stalin’s death.

Stalin’s dictatorship, Great terror, de-Stalinization, Khrushchev’s “thaw”, Communist Party of the Soviet Union, Academy of Sciences of the USSR, Institute of History, Institute of Philosophy, philosophy, school of philosophy, Academician Abram M. Deborin.

У книжной полки
Book Reviews

Ахмадов Я.З., Осмаев А.Д. Российская государственность и «горская архаика»: Об антинаучных проявлениях в современной историографии Северного Кавказа
Akhmadov Ya.Z., Osmaev A.D. Russian Statehood and “Mountain Archaic”: On Some Anti-Scientific Manifestations in the Modern Historiography of the North Caucasus Peoples

Ахмадов Явус Зайндиевич – докт. ист. наук, профессор, главный научный сотруд­ник, Комплексный научно-исследовательский институт имени Х.И. Ибра­гимова, Российская академия наук (Грозный, Чеченская Республика)
– академик, Академия наук Чеченской Республики (Грозный, Чеченская Республика)
Ahmadov_YZ@mail.ru

Осмаев Аббаз Догиевич – докт. ист. наук, профессор, Чеченский государственный университет (Грозный, Чеченская Республика)
– ведущий научный сотрудник, Комплексный научно-исследовательский институт имени Х.И. Ибрагимова, Российская академии наук (Грозный, Чеченская Республика)
osmaev@mail.ru
                  
В статье двух авторитетных чеченских историков рассматриваются некоторые негативные особенности современной историографии Северного Кавказа, которые наиболее отчетливо проявляются в трудах представителей так называемой «Кавказоведческой школы В.Б. Виноградова». Так, подобными сочинителями предлагается считать научной парадигмой, что горские народы Северного Кавказа являлись в прошлом и являются поныне не субъектом исторического процесса, а его объектом, «элементами» в процессе осуществления Российским государством его интегрирующей и цивилизационно-культурной роли.
Авторы статьи считают, что «идея-фикс» историков названной «школы» заключена в идеологеме о несовместимости Российского государства, стоявшего, по их мнению, на очень высокой стадии развития, со стадиально отсталыми и ментально порочными народами Северного Кавказа (особенно чеченцами), которые якобы являлись в прошлом и являются сегодня основным препятствием для развития юга России. В ходе рассмотрения двух основных монографий, написанных ведущими историками названной «школы», авторы статьи показывают, что эти монографии основаны на тенденциозном подборе исторических фактов и тенденциозной же их интерпретации. В целом, для этих изданий характерны прямая фальсификация прошлого горских народов Северного Кавказа, использование приемов суггестии и серой пропаганды, нескрываемая националистическая риторика.
Авторы статьи полагают, что подобные «исторические» труды, равно как и навязываемые их сочинителями «идеологемы», «парадигмы» и исторические мифы, должны встретить противодействие научных кругов, всего российского общества и государства. Вместе с тем, авторы статьи остро ставят извечный вопрос об ответственности историка перед обществом, перед будущими поколениями народов России.

Северный Кавказ, Российская империя, Российская Федерация, сталинская диктатура, национальная политика, горские народы, чеченцы, ингуши, Кавказская война, Великая Отечественная война, Чеченская война, историография, идеология, национализм, фальсификация, исторический миф.

Yavus Z. Akhmadov – Doctor of History, Professor, Chief Researcher, Kh.I. Ibragimov Complex Institute, Russian Academy of Sciences (Grozny, Chechen Republic, Russia)
– Academician, Academy of Sciences of the Chechen Republic (Grozny, Chechen Republic, Russia)
Ahmadov_YZ@mail.ru

Abbaz D. Osmaev – Doctor of History, Professor, Chechen State University (Grozny, Chechen Republic, Russia)
– Leading Researcher, Kh.I. Ibragimov Complex Institute, Russian Academy of Sciences (Grozny, Chechen Republic, Russia)
osmaev@mail.ru

The article by the two recognized Chechen historians examines some negative issues in the modern historiography of the North Caucasus peoples which are most vividly manifested in the works of  the so-called “V.B. Vinogradov’s school of North Caucasian studies”. According to the authors, it is assumed there as a scientific paradigm that the mountain peoples of North Caucasus were in the past and continue to be at present an object, but not a subject of historical process; they are treated as “elements” in what is claimed to be the integrative as well as civilizational and cultural mission of the Russian state.
The authors argue that the “idee fixe” propagated by the historians of the above school is the premise that the Russian state allegedly being at a very high level of development is incompatible with the stadial backwardness and evil mentality of the North Caucasus peoples (especially, Chechens) who are alleged  to be the major obstacle for the development of Russia’s South. By analyzing two key monographs written by the “school”s’ leading historians the authors show that the historical facts in the monographs are selected and interpreted in a biased way. In general, these editions reveal the falsification of the history of the peoples of North Caucasus, resorting to conjecture, propaganda and explicit nationalist rhetoric.
It is concluded that such “historical” works as well as “ideologems”, “paradigms” and historical myths imposed by them should be confronted by academic community, the Russian public and state.  Moreover, the authors of the article highlight the essential problem of a historian’s responsibility to society and future generations of the peoples of Russia.

North Caucasus, Russian Empire, Russian Federation, Stalin’s dictatorship, national politics, mountain peoples, Chechens, Ingush, Caucasian War, Great Patriotic War, Chechen War, historiography, ideology, nationalism, falsification, historical myth.

Соловьев К.А. Археология политической повседневности: Послесловие к монографии 2018 года
Solovyov K.A. An Archeology of Daily Political Life: An Afterword to the 2018 Monograph

Соловьев Кирилл Андреевич – докт. ист. наук, профессор, Российский государственный гуманитарный университет (Москва)
– главный научный сотрудник, Институт российской истории, Российская академия наук (Москва)
kirillsol22@yandex.ru

Статья посвящена подходам политической повседневности, использованных автором при изучении сюжетов политической истории России конца XIX – начала XX вв. Автор определяет методологические и источниковедческие принципы, которые лежат в основе данного исследовательского приема. Особое внимание уделено тем выводам, к которым автору удалось прийти при разработке проблем политической повседневности. Автор ставит вопрос о специфике политической системы в России в 1905–1917 гг.: роли представительных учреждений, лоббистских групп, периодической печати, механизмам взаимодействия законодательной и исполнительной властей. Опыт работы с материалами думского периода истории России позволил автору обратиться к  политическим процессам в 1881–1905 гг. Он пришел к выводу, что  разговор о власти в России до 1905 г. нельзя свести к проблеме автократии. Речь должна идти об особой политической системе, для которой император – крайне важный, но не единственный элемент. Более того, в ходе эволюции и усложнения законотворческого процесса происходила минимизация функций царской власти.

Российская империя, самодержавие, бюрократия, законотворчество, Государственный совет, Русская революция 1905 г., Государственная дума, политическая повседневность, методология истории, исторический источник.

Kirill A. Solovyov – Doctor of History, Professor, Russian State University for the Humanities (Moscow, Russia)
– Chief Researcher, Institute of Russian History, Russian Academy of Sciences (Moscow, Russia)
kirillsol22@yandex.ru

The article examines some approaches to everyday political life which the author uses for analyzing the scenarios of Russia’s political history in the late 19th and early 20th centuries. Methodological and source study principles are defined to facilitate the author’s research task. The analysis of issues of daily political life brings the author to specific conclusions. The article emphasizes the peculiarities of the political system in Russia during the period of 1905–1917: the role of representative institutions, lobbyist groups, the periodical press, and the interaction mechanisms between the legislative and executive powers. The author turns his attention to the political processes in 1881–1905 benefiting from his experience of working with archival materials related to the State Duma. He arrives at the conclusion that the power in Russia before 1905 should not be limited to autocracy alone. In fact, it means the specific political system where an emperor is an extremely important element, but not the only one. Moreover, evolution and an increasingly sophisticated lawmaking process will minimize the tsar’s functions.

Russian Empire, autocracy, bureaucracy, lawmaking, State Council, 1905 Russian Revolution, State Duma, everyday political life, historical methodology, historical source.

Цветков В.Ж. Кооперация, либерализм и консерватизм накануне и после Великой российской революции: К истории их изучения в трудах А.В. Лубкова
Tsvetkov V.Zh. Cooperation, Liberalism, and Conservatism before and after the Great Russian Revolution of 1917: Towards a History of their Exploration in the Writings of A.V. Lubkov

Цветков Василий Жанович – докт. ист. наук, профессор, Московский педагогический государственный университет (Москва)
tsvetcov@rambler.ru

В контексте основных тенденций развития отечественной историографии Великой Российской революции в 1990-е – 2000-е гг. в статье рассматриваются и оцениваются новые монографические труды современного российского историка А.В. Лубкова. Показываются основные направления его исследовательской работы в области истории кооперации и общественно-политического движения в России в конце XIX – начале ХХ вв. Дается обобщающая оценка трудов историка по тематике развития и политической активности российской кооперации, ее стремления занять не только ведущие позиции в целом ряде секторов российской экономики, но и ее желания влиять на государственную власть, особенно усилившееся в 1917 г.
Особое внимание, в контексте перемен в отечественной историографии 1990-х – 2000-х гг., уделяется особенностям изучения А.В. Лубовым либеральной идеологии, раскрывается его вклад в изучение российского либерализма. Историком были изучены специфические черты общественно-политической активности малоизвестных русских либералов, прежде всего князя Д.И. Шаховского, а также их участие в событиях Великой Российской революции и Гражданской войны. Отдельным направлением исследований А.В. Лубкова стал анализ трансформации либеральных идей под воздействием обострения политического кризиса в России в конце XIX в. Ярким примером в этом отношении является биография и взгляды известного публициста и писателя М.Н. Каткова. Этому идеологу удалось отойти от крайностей либеральных политических программ и обосновать возможность проведения эффективных преобразований самой государственной властью при поддержке большей части населения.

Революция 1917 г., Гражданская война, Белое движение, кооперация, либерализм, консерватизм, общественно-политическое движение, Д.И. Шаховской, М.Н. Катков, историография, А.В. Лубков.

Vasiliy Zh. Tsvetkov – Doctor of History, Professor, Moscow State Pedagogical University (Moscow, Russia)
tsvetcov@rambler.ru

The article analyses new monographs by modern Russian historian Aleksey V. Lubkov. The analysis is done in the context of the key trends of the development of Russian historiography concerning Russian Revolution of 1917 in the period of the 1990s – 2000s. The author demonstrates the main directions of A. Lubkov’s research in the area of the history of cooperation and socio-political movement in Russia in the late 19th – early 20th centuries. The article presents a broad review of the historian’s works on the development and political activity of Russian cooperation, its tendency to occupy the leading positions in a number of sectors of Russia’s economy, and to influence the government, which was the case in 1917.  
In relation with the changes taking place in Russian historiography in the 1990s – 2000s special attention is paid to the way A. Lubkov treats liberal ideology and his contribution to the analysis of Russian liberalism. The historian investigated the specific featured of socio-political activity of little-known Russian liberals, such as Dmitriy I. Shahovskoy, and their involvement in the events of the Great Russian revolution and Civil War. Another direction of A. Lubkov’s research is the transformation of liberal ideas under the influence of a sharpening political crisis in Russia in the late 19th century. Mikhail N. Katkov, a celebrated publicist and writer, is a vivid example, for that matter. This ideologist was able to depart from the extremes in the liberal political programmes and justify the feasibility and efficiency of reforms to be carried by the government itself with the support of the greater part of the population.   

Russian Revolution of 1917, Russian Civil War, White Movement, cooperation, liberalism, conservatism, socio-political movement, Dmitriy I. Shakhovskoy, Mikhail N. Katkov, historiography, Aleksey V. Lubkov.

 

Вверх
 

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru