Новый исторический вестник

2015
№45(3)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

 

С О Д Е Р Ж А Н И Е
C O N T E N T S

№ 45 (5,5 mb)

Вечная слава, вечная память
Eternal Glory and Eternal Memory

Российская государственность
Russian Statehood

Морев В.А. Первые проекты и начало проведения электрического телеграфа через Сибирь и Дальний Восток (1850 – 1870-е годы)
Morev V. The First Projects and the Commencement of Installation of the Electric Telegraph through Siberia and the Russian Far East (1850s – 1870s)

Морев Владимир Алексеевич – канд. ист. наук, доцент Национального исследовательского Томского государственного университета
morevv@sibmail.com

В статье рассматривается история разработки и осуществления первых проектов проведения электрического телеграфа из Европейской России через Сибирь на Дальний Восток в 1850-е гг. В качестве источников автор использовал документы Государственного архива Омской области и еще не переведенные на русский язык путевые заметки немецких ученых и путешественников. Рассказывается о проектах, предложенных русскому правительству иностранцами. Также рассматривается проект трансконтинентальной телеграфной связи от Москвы до Аляски, автором которого стал русский военный инженер Д.И. Романов. Описывается строительство телеграфной линии по проекту Д.И. Романова и организация телеграфной связи в населенных пунктах Сибири и Дальнего Востока в третьей четверти XIX в. Раскрывается деятельность императора Александра II и его правительства по совершенствованию государственного управления телеграфом. Сибирский телеграф соединил страны Европы с Азией. Он способствовал решению не только экономических, но и геополитических задач: была установлена связь российской столицы с отдаленными восточными регионами Российской империи, управление которыми благодаря телеграфу стало более эффективным.

Российская империя XIX в., Александр II, Сибирь, Дальний Восток, Русская Америка, телеграф, электрическая связь, Д.И. Романов, Н.Н. Муравьев-Амурский

Vladimir A. Morev – Candidate of History, Senior Lecturer, National Research Tomsk State University (Tomsk, Russia)
morevv@sibmail.com

The article highlights the development and implementation of pilot projects on installing the electrical telegraph from the European part of Russia via Siberia to the Far East in the 1850s. The author refers to documents from the State archives of the Omsk region as well as to German scientists’ and travelers’ original travel notes which were not so far translated into Russian.     The article describes several foreign projects offered to the Russian government and also examines a transcontinental project of telegraph communication from Moscow to Alaska designed by the Russian military engineer D.I. Romanov. The author features the construction of the telegraph line designed by D.I. Romanov and setting up the telegraph communication in populated areas of Siberia and the Far East in the third quarter of the 19th century. The efforts of Emperor Alexander II and his government to improve the management of the telegraph are shown. The telegraph in Siberia connected European countries with Asia which helped to solve both economic and geopolitical tasks: the Russian capital was connected with far off eastern regions of the Russian Empire making their management more efficient.

Russian Empire of the 19th century, Alexander II, Siberia, Russian Far East, Russian America, telegraph, electric communication, D.I. Romanov, N.N. Muravev-Amurskiy

Безгин В.Б. «Против воли ее и согласия»: Изнасилование и растление в крестьянской среде и их уголовное преследование (конец XIX – начало XX веков)
Bezgin V. “Against her Will and Consent”: Rape and Molestation in the Peasant Milieu and Criminal Prosecution for these Crimes (late 19th – early 20th centuries)

Безгин Владимир Борисович – докт. ист. наук, профессор Тамбовского государственного технического университета
vladyka62@mail.ru

Статья посвящена теме, которая до сих пор остается почти не изученной в российской историографии, – насильственным преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы женщины. Автор сосредоточил свое внимание на половых преступлениях против женщин, совершавшихся в сельской местности Российской империи в конце XIX – начале XX вв. В качестве основных источников использованы материалы судебных процессов и полицейская статистика. Основное внимание уделено таким видам половых преступлений, как изнасилование женщин и растление несовершеннолетних девушек, совершенных в крестьянской среде. Выяснено отношение сельского населения к случаям изнасилования и растления. На основе судебно-следственных дел показана практика уголовного преследования этих видов половых преступлений. Сопоставление сельских правовых обычаев села и практики уголовного преследования показывает: полиция и суды были куда более решительны и суровы в раскрытии половых преступлений и наказании за них. Нормы обычного права допускали как возмездие путем самочинной расправы над преступником, так и примирение сторон при условии материального возмещения со стороны насильника или растлителя. Однако по мере подъема правовой культуры деревни, формирования у крестьян гражданского правосознания, развития чувства собственного достоинства у сельских женщин практика примирения между насильником и его жертвой в России начала XX в. постепенно уходила в прошлое.

Российская империя начала XX в., крестьянство, половая преступность, изнасилование, растление, обычное право, уголовное преследование, полицейское расследование, судебное следствие, судебный приговор, женские исследования, гендерная история

Vladimir B. Bezgin – Doctor of History, Professor, Tambov State Technical University (Tambov, Russia)
vladyka62@mail.ru

The article covers the topic of sexual abuse and offenses against sexual security and freedom which is scarcely researched in the Russian historiography. The author focuses on sexual abuse of women in rural areas of the Russian Empire in late 19th – early 20th centuries. The article refers to materials of court trials and police data. The main attention is paid to such offenses as rape of women and sexual abuse of female minors committed in the peasant milieu. The rural population’s attitudes to these offenses are identified and the practice of criminal prosecution for these crimes is revealed. The contrastive analysis of the rural punishment traditions and criminal prosecution practices shows that the police and the court were much stricter and more resolute about investigating and punishing the offenses. Common regulatory norms allowed for punishment as mob law for an offender and the conciliation of parties in case of material compensation from an abuser. However, in the early 20th century the reconciliation practices were wasting away in Russia with the increase of legal culture in the country and the growth of rural women’s self-respect.

Russian Empire of the early 20th century, peasantry, sexual crime, rape, defilement, common law, criminal prosecution, police investigation, judicial investigation, adjudication, women’s studies, gender history

Тепляков А.Г. Криминал и власть в эпоху становления советской государственности
Teplyakov A. Crime and Power in the Era of Formation of the Soviet Statehood

Тепляков Алексей Георгиевич – канд. ист. наук, доцент Новосибирского государственного университета экономики и управления
teplyakov-alexey@rambler.ru

Уже в 1917–1918 гг., в первые годы своего существования, диктаторская власть большевиков в России приобрела выраженный криминальный характер. Криминальность новой власти основывалась как на широком спектре насильственных практик, применявшихся по «идейным», «революционным» соображениям, так и на широком присутствии уголовных элементов в формирующейся новой правящей элите. В статье, на основе обширного фактического материала, почерпнутого в том числе и из архивных документов, анализируются многообразные факторы криминализации органов партии большевиков, советских, военных и карательных учреждений. Одним из таких факторов являлось примирительное отношение к преступникам и преступности со стороны Советского государства в первые годы большевистского господства. Созданный большевиками партийно-государственный аппарат, опиравшийся на активную часть маргинальных низов, привнес в практику государственного управления стихию бессудных расправ и ограбления «классовых врагов» («врагов народа»). С другой стороны, этот аппарат оказался подвержен быстрому коррупционному разложению. Особенно сильно уголовные методы борьбы с «врагами народа» проявлялись в деятельности военных и карательных учреждений, включая Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией. С точки зрения верхов большевистской партии, преступные действия местных органов власти и управления были вполне допустимы. Поэтому такие преступные действия пресекались только в тех случаях, когда местные органы власти и управления оказывались неспособны эффективно проводить политику центральной власти или вызывали у населения подъем антисоветских и антибольшевистских настроений.

Октябрьская революция 1917 г., Гражданская война, Советская власть, партия большевиков, Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией (ВЧК), Красная гвардия, Красная армия, Рабоче-крестьянская милиция, преступность, коррупция, бандитизм

Aleksey G. Teplyakov – Candidate of History, Senior Lecturer, Novosibirsk State University of Economics and Management (Novosibirsk, Russia)
teplyakov-alexey@rambler.ru

As early as in 1917–1918 during the first years of its existence the Bolsheviks’ power in Russia acquired a criminal character. The criminality of the new authority was due to a wide range of violence practiced for “ideological” and “revolutionary” reasons as well the massive contingent of criminals present in a newly formed elite. The article which refers to comprehensive factual materials including the archival one analyses various factors relating to the criminalization of the Bolshevik party, soviet, military and punitive institutions. One of the factors is the Soviet state’s conciliatory attitude toward offenders and criminality during the first years of the Bolshevik governance. The party and government machine created by the Bolsheviks used to resort to active marginal lower masses and practiced extrajudicial punishment and robberies of “class enemies” (“enemies of the people”). Moreover, the government was vulnerable to corruption. These criminal methods of fighting against “enemies of the people” were most manifest in the activities of military and punitive establishments, particularly, of the All-Russian Extraordinary Commission for Combating Counterrevolution (Cheka). The leadership of the Bolshevik party accepted such unlawful actions of local authorities unless the latter proved inefficient at implementing central government policies or aroused the population’s anti-soviet and anti-bolshevist outcry.

Russian Revolution of 1917, Russian Civil War, Soviet Power, Bolshevik Party, All-Russian Extraordinary Commission for Combating Counterrevolution (Cheka), Red Guard, Workers-Peasants Red Army, Workers-Peasants Militia, crime, corruption, banditry

Анфертьев И.А. Руководство РКП(б) в условиях перехода к новой экономической политике: Центральная контрольная комиссия и «чистки» партийных кадров
Anfertiev I. RKP(b) Leadership under Transition to the New Economic Policy: Central Control Commission and “Purges” of the Bolshevik Party Personnel

Анфертьев Иван Анатольевич – канд. ист. наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета
vestarchive@gmail.com

В статье рассматривается малоизвестная сторона деятельности руководства правящей партии большевиков в период перехода к новой экономической политике: организация «чисток» рядов партии. Частичная либерализация экономической деятельности в некоторых сферах хозяйственной жизни страны породила немало негативных явлений в партийной среде, начиная от злоупотреблений служебным положением и заканчивая совершением экономических и уголовных преступлений. На основе неизвестных архивных документов показана деятельность руководства партии большевиков по организации и проведению «чисток» партийных кадров, работающих в партийных, советских и карательных учреждениях. Во всех звеньях аппарата управления Советского государства с начала 1920-х гг. периодически проводились как проверки партийных организаций, так и «чистки» рядов партии. Методом «чисток» партия большевиков избавлялась от «чуждых и разложившихся элементов». Вместе с тем в ходе «чисток» выявлялись противники Советской власти и большевистского режима, что позволило во второй половине 1930-х гг. провести массовые репрессии.

Советская власть, Российская коммунистическая партия (большевиков) (РКП(б)), Центральный комитет РКП(б), партийная бюрократия, новая экономическая политика (нэп), «чистки», репрессии, В.И. Ленин, И.В. Сталин

Ivan A. Anfertiev – Candidate of History, Professor, Russian State University for the Humanities (Moscow, Russia)
vestarchive@gmail.com

The article studies a fairly obscure activity known as “purges” of the Bolshevik party’s personnel conducted by the leadership of the Bolsheviks’ ruling party during the transition to the New Economic policy. The partial liberalization in some areas of the country’s economy caused quite a few negative developments in the party milieu ranging from instances of abuse of power to economic crimes and criminal offences. Previously unknown archive documents are used to highlight the Bolshevik party’s role in implementing the purges among the party members working at the Bolshevik party, Soviet and penal institutions. The party member staff had to go through regular party inspections and “purges” carried out within the Soviet state’s government system at every level starting from the early 1920s. The “purges” were intended to save the Bolshevik party from “alien and corrupt contingent”. Moreover, the “purges” identified the opponents of the Soviet power and Bolshevik regime, with mass repressions following in the latter half of 1930s.

Soviet power, Russian Communist Party (Bolsheviks) (RKP(b)), Central Committee of RKP(b), Bolshevik party bureaucracy, New Economic Policy (NEP), “purges”, repression, V.I. Lenin, I.V. Stalin

Россия и мир
Russia and the World

Таймасова Л.Ю. Дипломатический этюд времен Ливонской войны: Скандальная свадьба в Новгороде
Taimasova L. A Diplomatic Plot of the Livonian War Times: Scandalous Wedding in Novgorod

Таймасова Людмила Юлиановна – стажер-интерн Европейского отдела Библиотеки Конгресса США, литератор (Вашингтон, США)
taimassova@yandex.ru

В первой части исторического очерка на основе малоизвестных документов исследуются приемы тайной дипломатии правительства Ивана IV. Такие приемы нашли широкое применение при осуществлении проекта «мирного овладения» Ливонией: через брак Магнуса, герцога Голштинского и княжны Старицкой. Анализируется юридический аспект прав жениха на приданое при заключении династического брака в соответствии с русской свадебной традицией. Систематизируется порядок проведения обрядов обручения и церковного венчания на основе четырех «типовых» разновидностей свадебного церемониала, принятых в Московском царстве. Делается вывод, что гибкость средневекового свадебного церемониала, позволявшего комбинировать «типовые» обряды обручения и церковного венчания, была использована правительством Ивана IV в ходе частных переговоров с Магнусом при составлении свадебного «разряда» (порядка проведения бракосочетания). Для Магнуса камнем преткновения в получении юридических прав на приданое при заключении брака являлась его протестантская вера, которая не признает Таинства венчания. Лавируя в выборе вероисповедания – с переходом то в Католичество, то в Православие – и порядка проведения бракосочетания, Магнус невольно способствовал тому, что царские дьяки создали ряд компрометирующих его документов: пять промежуточных вариантов свадебного разряда. Эти документы свидетельствовали о его согласии, в конечном итоге, принять Православие. Сравнительный анализ и сопоставление промежуточных свадебных разрядов позволяют выдвинуть гипотезу о сути и ходе тайных дипломатических переговоров правительства Ивана IV с Магнусом накануне заключения династического брака в Новгороде.

Московское царство, Речь Посполитая, Дания, Швеция, Священная Римская империя, Ливонская война 1558–1583 гг., Иван IV, Новгород, Магнус, тайная дипломатия, династический брак, свадебный разряд (свадебная церемония), Православие

Lyudmila Yu. Taymasova – Intern, European Division, Library of Congress (Washington DC, USA)
taimassova@yandex.ru

In the first part of the historical essay, the author explores methods of secret diplomacy of the government of Ivan IV, based on the little-known documents. The secret diplomacy was widely used in the implementation of the project “Peace Capture” of Livonia: through marriage of Magnus, the Duke of Holstein, and Princess Staritskaya. The author analyzes the legal aspect of the rights of the groom to receive a dowry at the conclusion of a dynastic marriage according to Russian wedding tradition. The author systematizes the procedure for the betrothal ceremonies and church wedding on the basis of the four “standard” versions of the wedding ceremony adopted in Muscovy. Based on reviewed historical evidence, it is concluded that the flexibility of a medieval wedding ceremony allowed to combine “typical” ceremonies of betrothal and church wedding and it has been used by the government of Ivan IV during private negotiations with Magnus in the preparation of the wedding “discharge” (in the order of marriage). The Protestant faith of Magnus that does not recognize the Sacrament of marriage was a stumbling block in obtaining of legal rights to a dowry. Maneuvering in the choice of religion (Catholicism or the Orthodox) and in the order of marriage, Magnus unwillingly contributed to the fact that the Tsar’s clerks have created a number of documents which might incriminate him in a crime against Augsburg Confession: five intermediate versions of the wedding “discharge”. These documents indicated his willingness, in the end, to accept Orthodoxy. Comparative analysis and comparison of interim wedding discharges allow hypothesizing on the essence and course of secret diplomatic negotiations between the government of Ivan IV and Magnus on the eve of the conclusion of the dynastic marriage in Novgorod.

Muscovy, Poland-Lithuania, Denmark, Sweden, Holy Roman Empire, Livonian War of 1558–1583, Ivan IV, Magnus, Novgorod, secret diplomacy, dynastic marriage, wedding “discharge”, Orthodoxy

West Germany’s Eastern Policy and New Dimensions of its Foreign Policy Development from 1969 to 1974 
Чех Л. «Восточная политика» Федеративной Республики Германии и новые направления ее внешнеполитического курса в 1969 – 1974 годах

– Doctor of History, Associate Professor, Vice Dean for Science and Doctoral Studies, Faculty of International Relations, University of Economics in Bratislava (Bratislava, Slovak Republic)
lubomir.cech@euba.sk

In 1969, for the first time in the post-war history of divided Germany, the power was assumed by a different political subject than that of the CDU/CSU. The coalition of Social and Liberal Democrats, led by the Chancellor Willy Brandt, took on this challenge in the period when the West German foreign affairs policy was losing its ability to solve new problems concerning the development in Europe and in the world. It launched a difficult transformation process of changes that resulted in a more realistic approach to its new Eastern policy (Ostpolitik). As a result, West Germany gained greater global influence that enabled more space for its political manoeuvring and a better position within the Western Bloc.

International relations, foreign policy, West Germany, East Germany, Czechoslovakia, USSR, North Atlantic Treaty Organization (NATO), Warsaw Pact, “new eastern policy”, detente process, W. Brandt, H. Schmidt

Чех Любомир – докт. ист. наук, профессор Братиславского университета экономики (Словакия)
lubomir.cech@euba.sk

В 1969 г., впервые в послевоенной истории разделенной Германии, власть перешла в руки политической силы, отличной от ХДС/ХСС. Коалиция социал-демократов и либеральных демократов, возглавляемая канцлером Вилли Брандтом, взяла на себя управление страной в тот период, когда внешняя политика Западной Германии теряла свою способность решать новые проблемы, возникающие в связи с развитием ситуации в Европе и во всем мире. Коалиция запустила сложный процесс изменений во внешней политике, что привело к более реалистичному подходу – к новой «восточной политике», то есть внешней политике по отношению к СССР и странам Варшавского договора. В результате Западная Германия приобрела более глобальное влияние, что дало правящей коалиции больше пространства для политического маневрирования и усилило ее позиции внутри блока держав Запада.

Международные отношения, внешняя политика, Федеративная Республика Германия (Западная Германия), Германская Демократическая Республика (Восточная Германия), Чехословакия, СССР, Организация Североатлантического договора (НАТО), Организация Варшавского договора, «новая восточная политика», разрядка международной напряженности, В. Брандт, Г. Шмидт

Антибольшевистская Россия
Anti-Bolshevik Russia

Цветков В.Ж. Р.Ф. Унгерн и попытки организации центра антибольшевистского сопротивления в Монголии (1918 – 1921 годы)
Tsvetkov V. Roman F. Ungern and the Attempts to Organize the Center of Anti-Bolshevik Resistance in Mongolia (1918 – 1921)

Цветков Василий Жанович – докт. ист. наук, профессор Московского педагогического государственного университета
tsvetcov@rambler.ru

В первой части очерка рассматривается попытка создания антибольшевистского центра в Забайкалье в 1919–1920 гг. Автор впервые использовал ранее неизвестные архивные документы. Концепция автора состоит в том, что деятельность барона Р.Ф. Унгерна фон Штернберга, как и деятельность генерала Г.М. Семенова, необходимо рассматривать не как их собственные авантюрные планы и действия, а в контексте программных установок Белого движения. Эти установки были разработаны Российским правительством адмирала А.В. Колчака, исходя из особенностей социально-экономического, политического, национального и религиозного развития Южной Сибири и Монголии. Вместе с тем, в первой части очерка анализируется влияние внешней политики Российской империи на формирование внешнеполитического курса Белого движения на Востоке России, прежде всего в отношении Китая и Монголии, в 1918–1920 гг. Показано стремление Российского правительства адмирала Колчака, а также генералов Семенова и Унгерна, лидеров региональных центров Белой власти в Забайкалье, опереться на местное население. Это было необходимо для расширения социальной базы антибольшевистского сопротивления.

Гражданская война в России, Белое движение, международные отношения, внешняя политика, национальная политика, Сибирь, Урянхайский край, Бурятия, Монголия, Китай,  А.В. Колчак, С.Д. Сазонов, Г.М. Семенов, Р.Ф. Унгерн фон Штернберг

Vasiliy Zh. Tsvetkov – Doctor of History, Professor, Moscow State Pedagogical University (Moscow, Russia)
tsvetcov@rambler.ru

The biographical profile is devoted to the life of General R.F. Ungern von Shternberg in 1918–1921. Its first part features an attempt to establish an anti-Bolshevik centre in Transbaikalia in 1919–1920. The author makes the first usage of previously unknown archival documents. It is argued that Baron Ungern von Shternberg’s activity as well as General G.M. Semenov’s should be viewed in accordance with key objectives of the White movement, rather than their own adventurous plans and deeds. These objectives were worked out by Admiral A.V. Kolchak’s government on the basis of social, economic, political, national and religious development of Southern Siberia and Mongolia. Additionally, Russian Empire’s foreign policy is analyzed as affecting the foreign policy of the White movement in Russia’s East, particularly, in its relations with China and Mongolia in 1918–1920. The author shows that Admiral Kolchak’s Russian government as well as generals Semenov and Ungern, the White power regional leaders in Transbaikalia, sought to find support from the local population. This was necessary for expanding the social base for anti-Bolshevik resistance.   

Russian Civil War, White Movement, international relations, foreign policy, national policy, Siberia, Uriankhai region (Tuva), Buryatia, Mongolia, China, A.V. Kolchak, S.D. Sazonov, G.M. Semenov, R.F. Ungern fon Shternberg

У книжной полки
Book Reviews

Голдин В.И., Зайков К.С., Тамицкий А.М. В одной лодке: «Ассиметричное соседство: Россия и Норвегия» за два века
Goldin V., Zaikov K., Tamitskiy A. In a Common Boat: “Asymmetric Neighborhood: Russia and Norway” over Two Centuries

Голдин Владислав Иванович – докт. ист. наук, профессор Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова (Архангельск)
v.i.goldin@yandex.ru

Зайков Константин Сергеевич – канд. ист. наук, директор Арктического центра стратегических исследований Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова (Архангельск)
k.zaikov@narfu.ru

Тамицкий Александр Михайлович – канд. полит. наук, доцент Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова (Архангельск)
a.tamitskiy@gmail.com

В статье в контексте отечественной историографии отношений между Россией и Норвегией анализируется опыт разработки и реализации международного научно-исследовательского проекта «Ассиметричное соседство: Россия и Норвегия. 1814 – 2014 гг.». Главным итогом реализации этого проекта стало фундаментальное двухтомное издание, посвященное истории российско-норвежских отношений в течение XIX и XX вв. Обстоятельно рассмотрено развитие исследований о Норвегии и российско-норвежских отношениях в Советской и постсоветской России. Особое внимание обращено на создание организационно-технических и финансовых условий, которые способствовали успешной реализации проекта. Показано, как единство и многообразие теоретико-методологических основ этого исследования позволили российским и норвежским историкам осмыслить опыт межгосударственного сотрудничества России и Норвегии.

Международные отношения, Баренцев Евро-Арктический регион, российско-норвежские отношения, международное научное сотрудничество, скандинавистика, историография

Vladislav I. Goldin – Doctor of  History, Professor, Lomonosov Northern (Arctic) Federal University (Arkhangelsk, Russia)
v.i.goldin@yandex.ru

Konstantin S. Zaikov – Candidate of History, Lomonosov Northern (Arctic) Federal University (Arkhangelsk, Russia)
k.zaikov@narfu.ru

Aleksander M. Tamitskiy – Candidate of Political Sciences, Senior Lecturer, Lomonosov Northern (Arctic) Federal University (Arkhangelsk, Russia)
a.tamitskiy@gmail.com

The article is devoted to the study of the Russian historiography of Russian-Norwegian relations and the analysis of the international project “Asymmetric Neighborhood: Russia and Norway, 1814 – 2014”. The major outcome of the project is a fundamental two-volume edition devoted to the history of the Russian-Norwegian relations in the 19th – 20th centuries. The article offers a detailed observation of the development of scientific research and studies about Norway in Soviet and post-Soviet Russia. A special focus is made on the establishment of the managing and financing structures that contributed to the successful implementation of the project. The article demonstrates how the unity and diversity of theoretical and methodological foundations applied in the project enabled the Russian and Norwegian scholars to evaluate the inter-governmental cooperation between Russia and Norway.

International relations, Barents Euro-Arctic Region, Russian-Norwegian relations, international scientific cooperation, Scandinavian studies, historiography

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru