Новый исторический вестник

2013
№36(2)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Пивовар Е.И., Гущин А.В., Левченков А.С.

ИНТЕГРАЦИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: НОВЫЙ ВЕК – НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ ИЗУЧЕНИЯ

Процессы интеграции, регионализации и дезинтеграции на постсоветском пространстве, как и деятельность отдельных региональных интеграционных объединений являлись в течение первого десятилетия XXI в. одной из наиболее популярных тем в отечественной исторической науке. На это есть немало причин. Первая и главная – новые импульсы, которые постсоветская интеграция получила на рубеже 2000-х гг., когда был дан старт ряду проектов, оказавшихся вполне жизнеспособными (как ЕврАзЭС), а затем в последние годы, когда был создан Таможенный союз, началось реальное формирование Единого экономического пространства, и стала вырисовываться перспектива создания Евразийского союза. Все эти события находились в центре внимания как специалистов-историков, экономистов, политологов, международников, социологов, так и экспертного сообщества в целом.

К настоящему времени сформировалась целая группа академических научно-исследовательских и вузовских учебно-научных центров, которые занимаются постсоветской проблематикой. Среди научных центров следует выделить Отделение международных экономических и политических исследований (ОМЭПИ) Института экономики РАН, которое в значительной степени переориентировало свою исследовательскую работу после распада социалистического лагеря на постсоветскую проблематику. Известными центрами, занимающимися вопросами развития постсоветских государств и интеграционных процессов на постсоветском пространстве, являются Центр эволюционных процессов на постсоветском пространстве и Центр черноморских и средиземноморских проблем при Институте Европы РАН, а также Центр изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН. В Российском институте стратегических исследований и Дипломатической академии МИД России действуют соответственно Центр исследований проблем стран ближнего зарубежья и Центр СНГ.

Проблематику постсоветской интеграции активно изучаеют, выпуская научную и учебную литературу, ряд университетов. Среди них – Российский государственный гуманитарный университет, в котором созданы и работают учебно-научный центр «Новая Россия. История постсоветской России» и кафедра стран постсоветского зарубежья[1]. Далее, МГИМО(У) МИД, где эти сюжеты разрабатывает специализированный центр постсоветских исследований. На Историческом факультете МГУ им. М.В.Ломоносова с начала 2000-х гг. интеграционные процессы на постсоветском пространстве находятся в центре внимания кафедры стран ближнего зарубежья и информационно-аналитического центра по изучению обещественно-политических процессов на постсоветском пространстве, а в Институте стран Азии и Африки МГУ им. М.В. Ломоносова этой проблематикой занимается Центр Кавказа и Центральной Азии. Кроме того, в С.-Петербургском государственном университете действуют учебно-научные структуры, в сферу научных интересов которых входит постсоветская интеграция: кафедра международных отношений на постсоветском пространстве Факультета международных отношений и кафедра истории народов стран СНГ Исторического факультета.

Этот, далеко не полный перечень научных и научно-образовательных центров, занимающихся проблематикой постсоветской интеграции, свидетельствует о большом интересе, который российские исследователи проявляют к интеграционным процессам на постсоветском пространстве.

Значительную часть работ, которые написаны отечественными авторами (и размещены на интернет-ресурсах), нельзя считать в строгом смысле слова научными. Под такими мы имеем ввиду работы, не снабженные научным аппаратом, не учитывающие достижений отечественной и зарубежной научной литературы и игнорирующие важность теоретико-методологических основ любой исследовательской работы.

В данном обзоре рассматриваются научные работы (монографические исследования, статьи и доклады) отечественных специалистов, прежде всего историков, экономистов и политологов, за период с 2000 по 2012 гг. Общее количество таких работ насчитывает несколько сотен наименований только за 2000-е гг. Мы сконцентрировались на наиболее значимых, на наш взгляд, трудах, в которых проанализированы выстраивание общего вектора интеграционных процессов на постсоветском пространстве, деятельность интеграционных организаций и различные факторы, оказывавшие влияние на характер и интенсивность их деятельности.

В центре внимания отечественных ученых в рассматриваемый период находился самый широкий спектр вопросов, связанных с интеграционными процессами. Прежде всего, выделяются труды общего характера, в которых затрагиваются различные аспекты постсоветской интеграции, а также рассматриваются интеграционные процессы на постсоветском пространстве в контексте наиболее распространенных теоретических конструкций и типологизации международной интеграции[2] в мировой науке в целом. Можно выделить и труды, в которых анализируются факторы регионализации постсоветского пространства, проблемы и перспективы региональной интеграции[3], в частности – такого интеграционного объединения как Союзное государство России и Беларуси (далее – Союзное государство). Несколько работ, вышедших в последнее время, посвящены геополитическим факторам постсоветской интеграции[4], а также ее институциональным аспектам[5]. Отдельно следует отметить работы, посвященные различным социальным  и культурным процессам, напрямую связанным с интеграцией, а также научные труды, посвященные отраслевым аспектам интеграции[6].

Примечательно, что уже начали появляться работы, авторы которых приступили к историографическому анализу отечественных исторических исследований, посвященных разнонаправленным процессам, происходящим на постсоветском пространстве. Особый интерес представляет работа А.М. Либмана[7]. Он справедливо отмечает, что отечественное научное сообщество в целом проявляет пристальное внимание к интеграционным процессам на постсоветском пространстве, но при этом значительная часть трудов пишется «по шаблону», доминирует «типичная» работа по интеграции, характеризующаяся набором устоявшихся представлений и клише[8]. Автор предложил свою типологизацию основных альтернатив типичному подходу, определяя их как эмпирические и теоретические исследования, нацеленные на понимание взаимодействия на микроуровне, работы, анализирующие взаимосвязи интеграции и внешней политики России, и, наконец, труды, изучающие интеграцию в контексте евразийских и европейских интеграционных инициатив[9].

Выделяя наиболее характерные черты, присущие исследованиям о постсоветской интеграции, необходимо отметить, что в большинстве работ затрагивается или ставится вопрос о причинах возникновения и сущности самой первой интеграционной организации – Содружества Независимых Государств. Несмотря на, казалось бы, большой период, прошедший с момента его основания, сохраняются две полярные точки зрения на СНГ. Согласно первой, СНГ – это форма «цивилизованного развода». Согласно второй, СНГ – организация, которая задумывалась как интеграционный проект. Причем в последние годы мысль о «цивилизационном разводе» превалирует. В частности, именно это констатировали участники нескольких круглых столов, посвященных интеграции на постсоветском пространстве, в Институте экономики РАН.

Делая замечания о неэффективности СНГ, общие для подавляющего большинства работ, исследователи, как правило, противопоставляют Содружеству перспективы ряда более молодых интеграционных объединений, таких как ЕврАзЭС и Таможенный Союз. Более перспективными по сравнению с СНГ выглядят в глазах современных исследователей и пока еще не реализованные или только «набирающие обороты» проекты – Единое экономическое пространство или Евразийский Союз. В частности, Р.С. Гринберг еще в 2007 г. отмечал, что ЕврАзЭС – единственный перспективный интеграционный проект на постсоветском пространстве[10].

У российских авторов еще не выработана единая система оценки того, какие организации и по какому принципу должны относиться к интеграционным, а какие – нет. Так, наиболее явственно плюрализм мнений по данному вопросу можно наблюдать при анализе таких военно-политических (или преимущественно военно-политических) организаций, как Шанхайская организация сотрудничества и Организация договора о коллективной безопасности. Некоторые исследователи утверждают, что военно-политические организации и блоки вообще нельзя относить к интеграционным, хотя военно-техническое и военно-политическое сотрудничество вносит свой вклад в развитие интеграционных процессов. Так, Е.Д.Халевинская считает, что сотрудничество в рамках ШОС и ОДКБ «формально не является интеграцией, но они непосредственно влияют на интеграционные процессы». В то же время она выделяет Евразийский банк развития, определяя его как «очень важный интеграционный институт»[11].

Другие исследователи употребляют термин «военно-политическая интеграция». Так, А.В. Чаевич, анализируя влияние интеграционных процессов на национальную безопасность России, определяя военно-политическую интеграцию, отмечает, что для нее «характерны близость или совпадение интересов государств в оборонительной области»[12]. Автор исходит из так называемого «расширительного толкования сферы безопасности», при котором «в эту сферу включают различные общественные и индивидуальные потребности, так что любые жизненно важные проявления, связанные с оптимальным функционированием личности, государства, социума, в той или иной мере объекты обеспечения безопасности»[13]. Кроме того, автор замечает, что интеграция в СНГ проходит в напряженной геополитической обстановке, что создает потребность в совершенствовании интеграционных процессов в военной сфере, выстраивании эффективной модели коллективной безопасности[14]. А по мнению Ю.В. Шишкова, позитивный сдвиг в плане интеграции, скорее всего, может произойти в сфере военно-технического сотрудничества на почве общей внешней угрозы[15].

Не выработан и общепризнанный терминологический аппарат по проблематике постсоветской интеграции. Так, понятие «регионализация» употребляется в разных смыслах и контекстах. Иногда оно противопоставляется термину «интеграция». А иногда несет в себе смысловую нагрузку и как понятие «интеграция» (в региональном масштабе), так и понятие «дезинтеграция».

Именно так регионализацию определяет Л.Б. Вардомский, фокусируя внимание на соотношении интеграционных и дезинтеграционных проявлений на постсоветском пространстве, определяя те и другие как «регионализацию». Данный термин автор употребляет в двух значениях: 1) как дивергенцию или процесс разделения и 2) как региональное сотрудничество. При этом он считает, что интеграционные проекты, предлагавшиеся в 1990-е и даже в первой половине 2000-х гг., оказались нереалистичными, поскольку в них переоценивались инертность постсоветского пространства: их краеугольным камнем являлась идея «реинтеграции», в то время как в условиях открытой рыночной экономики речь идет об интеграции по мере создания экономических и организационно-правовых предпосылок[16].

А.Н. Быков же определяет «регионализацию» как процесс, выражающийся в различных формах экономической интеграции, способствующей соединению экономических потенциалов государств для ускорения их развития и противостояния вызовам глобализации[17].

В качестве наиболее частых и значимых с точки зрения российских исследователей причин неудач тех или иных интеграционных проектов приводятся либо неразвитость политико-правовых систем государств постсоветского пространства, либо элементы авторитарности постсоветских режимов, вступающие в противоречие с принципами рыночной экономики, либо отсутствие необходимых для развития интеграционного процесса экономических условий (слишком слабые экономики), либо управленческие ошибки руководства государств-участников. Либо, наконец, все это вместе взятое.

В частности, Ю.В. Шишков отмечает в своей монографии, что на рубеже 2000-х гг. ни экономически, ни политически регион СНГ не был готов к реальному экономическому интегрированию на рыночной основе. По его мнению, в постсоветских странах отсутствовала политико-правовая зрелость, что обусловлено спецификой исторического развития региона[18]. По прошествии более чем десяти лет  с момента выхода книги Ю.В. Шишкова оценки многих исследователей принципиально не изменились. Так, П.А. Калиниченко и К.И. Трубачева, анализируя факторы, препятствующие интеграции, высказывают мнение, что «в политическом плане ситуация ужасна: слабые демократии в России и Украине, просвещенный авторитаризм Беларуси и Казахстана, трайбализм Кыргызстана и т.д.»[19]

Мы не можем согласиться с А.М. Либманом в том, что отсутствие политической воли лидеров – главная причина, называемая профессиональными исследователями при анализе неудач «европейского пути» развития постсоветской интеграции. Столь упрощенный подход характерен больше для многочисленной плеяды экспертов и аналитиков, которыми, как правило, не дается ответ на вопрос, способна ли сама по себе интеграция в традиционном ее понимании принести очевидные выгоды интегрирующимся на постсоветском пространстве странам и, прежде всего, России.

Для отечественных историков характерно отсутствие единых критериев оценки эффективности интеграционных процессов, а также тех выгод, которые та или иная страна должна получить от интеграции. Чаще всего в качестве эталона для оценки успешности того или иного интеграционного проекта, как и необходимых для интеграции предпосылок и условий, берутся Европейский Союз и его более чем полувековой опыт[20]. Большинство исследователей, ориентируясь на опыт ЕС, считают, что главными признаками эффективности интеграционных процессов следует считать формирование развитой системы наднациональных органов, как экономического, так и политического характера, и создание единого экономического, валютного пространства и т.д.

Так, Т.С. Левыкина считает, что в настоящее время для стран СНГ приемлемой и действенной является интеграция «по интересам», а сама форма участия стран в Содружестве не налагает на них почти никаких обязательств. По ее оценке, в целях реализации новых ориентиров на принципах ЕС было создано новое интеграционное объединение – Единое экономическое пространство, – но действующее законодательство не в полной мере учитывает особенности регулирования отношений в сфере производства и потребления энергии и развития ТЭК стран ЕЭП отчасти из-за того, что ЕЭП и Таможенный Союз формировались слишком быстро[21].

Д.И. Ушкалова указывает на то, что интеграционные процессы носят противоречивый характер: создаются новые структуры, но в то же время многие интеграционные инициативы не получают развития[22]. Она отмечает, что интеграционные процессы на постсоветском пространстве в значительной степени копируют евроинтеграционные, однако постсоветские интеграционные модели часто не учитывают тот факт, что именно продуманная и последовательно проводимая дирижистская модель (то есть, модель управляемая, а не основанная на саморегулируемой рыночной экономике) лежит в основе в целом успешной европейской интеграции[23]. В этих условиях, по мнению автора, большое значение приобретают региональные интеграционные структуры (как Союзное государство) или интеграционные объединения, направленные на ограничение российского влияния (как ГУАМ).

Однако существуют и другие оценки эффективности интеграции. Прежде всего – с точки зрения внешнеполитических (геополитических) интересов России.

Д.И. Ушкалова, анализируя перспективы российско-белорусской интеграции, не дает однозначного прогноза о наиболее вероятном сценарии дальнейшего развития интеграции в рамках Союзного государства, выделяя несколько возможных сценариев (от перехода к единой валюте до трансформации интеграции в трехсторонний формат с участием Казахстана). Она подчеркивает неверность тезиса о том, что два политических режима, подобных тем, которые существуют в России и Беларуси, не могут интегрироваться, ибо существуют объективные экономические геополитические и экономические предпосылки для интеграции двух государств. И Россия должна брать на себя возможные издержки, получая заметные геополитические выгоды[24].

В подобных случаях, как правило, отсутствует комплексный подход к исследованию собственно интеграции как явления, нередко упускаются из виду интересы других участников, в результате чего возникают упрощенная картина, недопонимание значения системных (прежде всего экономических) факторов, оказывающих влияние на характер и формы процессов на постсоветском пространстве.

 В российской исторической науке (здесь отечественные специалисты сходятся в едином мнении) традиционно считается, что важнейшим элементом интеграции является регулирование этого процесса на государственном и межгосударственном уровне. При этом подавляющее большинство анализируют интеграционные процессы прежде всего с точки зрения их стимулирования, поддержки, регулирования или отрицания теми или иными государствами. Все же в некоторых трудах делается попытка анализа взаимовлияния интеграции и интересов бизнеса, хотя выводы авторов, как правило, заключаются в констатации слабости бизнеса с точки зрения возможностей определять характер экономической интеграции стран СНГ.

Именно этому посвящена работа Б.А. Хейфеца и А.М. Либмана «Корпоративная интеграция: альтернатива для постсоветского пространства». Под «корпоративной интеграцией» авторы подразумевают «интеграцию снизу», находящуюся под влиянием бизнес-интересов. Подробно рассмотрев международную политику и интернациональные связи различных, в первую очередь крупных, компаний и предприятий, они приходят к выводу, что корпоративная интеграция в некоторых случаях – действенный рычаг углубления интеграционного регионального сотрудничества в СНГ, поскольку корпоративные структуры, используя свои лоббистские возможности, способствуют ускорению ряда важных интеграционных проектов. А это особенно важно в условиях сохраняющейся авторитарности в ряде стран СНГ, усиления протекционизма в отношении ресурсов[25]. Тем не менее, по мнению авторов, в России и других странах СНГ бизнес в настоящее время не может стать «актором», предъявляющим «спрос» на интеграционный проект, и важнейшую роль в стимулировании «спроса» должно играть государство[26].

Л.С. Косикова, анализируя природу региональных союзов на постсоветском пространстве, приходит к выводу, что в рамках как макрорегиональной, так и региональной интеграции ключевая ошибка России состоит в том, что она в значительной степени упустила инициативу, понадеявшись на успех так называемой интеграции «снизу», интеграцию через бизнес, упуская роль институционального фактора, а такая интеграция не может приводить к созданию объединений «комплексного типа»[27].

Исследователи периодически обращаются и к другим факторам, влияющим на интеграцию. В частности, к средствам массовой  информации. А.И. Самсонова на примере анализа образа украинских регионов в российских и украинских средствах массовой информации показала, насколько современные средства массовой информации могут в позитивном или негативном ключе воздействовать на образ интеграции, формировать соответствующим образом общественное мнение[28].

Для отечественной исторической науки характерно восприятие России как естественного ядра постсоветской интеграции. Однако исследователи видят много препятствий на пути к реализации этой доминирующей в нашей стране идеи. Так, в книге Л.С. Косиковой отмечается, что 2004 г., не в последнюю очередь из-за «цветных» революций на пространстве бывшего СССР, стал рубежным для формирования новой стратегии России к интеграции. Если в 1990-е гг. интеграционные инициативы были не подкреплены реальными действиями, а идея экономического союза СНГ провалилась, то в последние годы ситуация меняется. В новых условиях центрально-периферийная концепция отношений между Россией и сопредельными государствами не имеет будущего[29].

Обращает на себя внимание анализ автором периодов развития постсоветского пространства как макрорегиона от первой стадии (как его называет автор, «региона бывшего СССР») ко второй стадии – собственно «постсоветской» и, наконец, к третьей – «конкурентной зоне мирового рынка»[30]. Косикова подчеркивает, что концепция интеграции на основе интеграции вокруг ядра – России – не учитывает объективных дезинтеграционных тенденций. Она негативно оценивает перспективы разноскоростной интеграции, так как, по ее мнению, в случае выделения группы государства, которая готова интегрироваться с Россией быстрее остальных, совсем не обязательно, что оставшиеся страны будут также интегрироваться, пусть и с меньшей скоростью. Здесь следует учитывать и роль внешних игроков, которые могут всячески тормозить разноскоростную интеграцию на постсоветском пространстве. Автор указывает на необходимость сохранения СНГ и на перспективы региональной интеграции, в частности Союзного государства, которое она считает ядром постсоветской интеграции.

Характерно, что при анализе региональной интеграции на примере Союзного государства исследователи противопоставляют ее более глобальным интеграционным проектам. Это отчасти верно, ибо интеграция меньшего числа субъектов, как правило, скорее достижима, чем в случае, если интегрируется их значительное число. С другой стороны, следует учитывать такие факторы, как разница потенциалов экономик, разница экономического уклада, разница политических режимов, которые зачастую уходят из поля зрения исследователей.

Наконец, российская историческая наука уделяет внимание анализу влияния внешних сил на ход и перспективы постсоветской интеграции. И здесь также встречаются различные, часто полярные, мнения. Более или менее общая позиция характерна для оценки влияния США, которые определяются чаще всего как противник интеграции с активным участием России и вокруг нее. Так, А.Н. Быков пишет, что «США стремятся любыми путями воспрепятствовать восстановлению единства государств СНГ с Россией»[31].

В то же время оценки роли Евросоюза разнятся. Ю.В. Шишков отмечает, что «переориентация на ЕС, Турцию или даже Китай может достичь критической массы, когда возвращение “под крыло” России будет бессмысленным»[32]. П.А. Калиниченко и К.И. Трубачева считают, что «отношения между ЕС и странами ЕврАзЭС имеют глубокую перспективу, характер и динамика их развития предопределит становление единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока в XXI веке»[33].

Подводя итоги, следует отметить, что сам характер постсоветской интеграции, во многом непоследовательной, колебания отношения к интеграционным инициативам со стороны многих постсоветских государств (особенно, Украины, Узбекистана и некоторых других), наложили отпечаток на содержание отечественных научных трудов по данной проблематике, большинство из которых грешат отсутствием четкой типологизации интеграционных проектов. В оценках авторов проглядывается либо отрицание возможностей и перспектив эффективной интеграции в связи с разным уровнем экономик новых независимых государств и проблемами в социально-политической сфере, либо восприятие интеграции вокруг России как безальтернативного пути дальнейшего развития постсоветского пространства (исключая страны Балтии).

При этом даже авторы, позитивно настроенные в отношении интеграционных инициатив, отмечают, что интеграционные процессы носят противоречивый характер: создаются новые структуры, но в то же время многие интеграционные инициативы не получают развития. В основном отечественные исследователи, выделяя перспективы Таможенного союза (при этом признается наличие системных проблем в рамках реализации проекта Союзного государства), а также Евразийского экономического союза подчеркивают перспективы этих структур с точки зрения экономической интеграции, в известной мере противопоставляя их СНГ.

Союзное государство видится как преимущественно политический проект, реализация которого осложняется разницей в политической и экономической системе двух стран и развитие которого в большей степени обусловлено геостратегическими факторами.

Очевидно, что в ближайшей перспективе отечественные ученые будут все большее внимание уделять новым интеграционным проектам – Таможенному союз, Евразийскому экономическому союзу, особенно в случае успешного развития этих проектов.

Безусловно, одной из важнейших задач является определение единых критериев оценок эффективности постсоветской интеграции, что будет способствовать более активному и системному изучению интеграционных процессов, с одной стороны, и взаимодействию ученых – с другой.

 

Примечания


[1] Пивовар Е.И. Постсоветское пространство: альтернативы интеграции. СПб., 2010; Маныкин А.С., Бородаев А.В., Власов А.В., Гущин А.В., Левченков А.С., Пивовар Е.И., Наумова Н.Н., Сидоров А.А. Модели региональной интеграции: прошлое и настоящее: Учебное пособие. М., 2010; Безбородов А.Б., Дробижева Л.М., Елисеева Н.В., Зимина В.Д., Красовицкая Т.Ю., Павленко О.В. Отечественная история новейшего времени: 1985 – 2008 гг.: Учебник. М., 2009; Безбородов А.Б., Елисеева Н.В., Красовицкая Т.Ю., Павленко О.В. История России в новейшее время: 1985 – 2009 гг.: Учебник. М., 2013; Горизонтов Л.Е. Историческое сознание и национальная идентификация в постсоветстких Украине и Белоруссии: Тезисы к постановке проблемы // Национальное самосознание славянских народов в современном мире. М., 2004.

Pivovar E.I. Postsovetskoe prostranstvo: alternativy integratsii. St. Petersburg, 2010; Manykin A.S., Borodaev A.V., Vlasov A.V., Gushchin A.V., Levchenkov A.S., Pivovar E.I., Naumova N.N., Sidorov A.A. Modeli regionalnoy integratsii: proshloe i nastoyashchee: Uchebnoe posobie. Moscow, 2010; Bezborodov A.B., Drobizheva L.M., Eliseeva N.V., Zimina V.D., Krasovitskaya T.Yu., Pavlenko O.V. Otechestvennaya istoriya noveyshego vremeni: 1985 – 2008 gg.: Uchebnik. Moscow, 2009; Bezborodov A.B., Eliseeva N.V., Krasovitskaya T.Yu., Pavlenko O.V. Istoriya Rossii v noveyshee vremya: 1985 – 2009 gg.: Uchebnik. M., 2013; Gorizontov L.E. Istoricheskoe soznanie i natsionalnaya identifikatsiya v postsovetstkikh Ukraine i Belorussii: Tezisy k postanovke problemy // Natsionalnoe samosoznanie slavyanskikh narodov v sovremennom mire. Moscow, 2004.

[2] Шишков Ю.В. Интеграционные процессы на пороге XXI века: Почему не интегрируются страны СНГ. М., 2001; Косикова Л.С. Интеграционные процессы на постсоветском  пространстве: идеи и практика. М., 2008; Чаевич А.В . Интеграционные процессы на постсоветском пространстве и их влияние на национальную безопасность Российской Федерации. М., 2005; Косикова Л.С. Итоги 15-летнего развития государств СНГ и их взаимного сотрудничества // К каким альянсам ведет «цивилизованный развод»: Рациональное иррациональное в российской политике в СНГ: Материалы «круглого» стола, посвященные 15-летию образования СНГ. М., 2007; Халевинская Е.Д. Интеграция, сотрудничество и развитие на постсоветском пространстве. М., 2012; Быков А.Н. Постсоветское пространство: стратегии интеграции и новые вызовы глобализации. СПб., 2009.

Shishkov Yu.V. Integratsionnye protsessy na poroge XXI veka: Pochemu ne integriruyutsya strany SNG. Moscow, 2001; Kosikova L.S. Integratsionnye protsessy na postsovetskom  prostranstve: idei i praktika. Moscow, 2008; Chaevich A.V. Integratsionnye protsessy na postsovetskom prostranstve i ikh vliyanie na natsionalnuyu bezopasnost Rossiyskoy Federatsii. Moscow, 2005; Kosikova L.S. Itogi 15-letnego razvitiya gosudarstv SNG i ikh vzaimnogo sotrudnichestva // K kakim alyansam vedet “tsivilizovannyy razvod”: Ratsionalnoe irratsionalnoe v rossiyskoy politike v SNG: Materialy “kruglogo” stola, posvyashchennye 15-letiyu obrazovaniya SNG. Moscow, 2007; Khalevinskaya E.D. Integratsiya, sotrudnichestvo i razvitie na postsovetskom prostranstve. Moscow, 2012; Bykov A.N. Postsovetskoe prostranstvo: strategii integratsii i novye vyzovy globalizatsii. St. Petersburg, 2009.

[3] Вардомский Л.Б. Регионализация постсоветского пространства: факторы, особенности, тенденции. М., 2008; Ушкалова Д.И. Процессы регионализации на постсоветском пространстве: Вызовы российско-белорусской интеграции. М., 2010; Годин Ю.Ф. Сравнительная эффективность экономических моделей России и Белоруссии в рамках Союзного государства // К каким альянсам ведет «цивилизованный развод»…

Vardomskiy L.B. Regionalizatsiya postsovetskogo prostranstva: faktory, osobennosti, tendentsii. Moscow, 2008; Ushkalova D.I. Protsessy regionalizatsii na postsovetskom prostranstve: Vyzovy rossiysko-belorusskoy integratsii. Moscow, 2010; Godin Yu.F. Sravnitelnaya effektivnost ekonomicheskikh modeley Rossii i Belorussii v ramkakh Soyuznogo gosudarstva // K kakim alyansam vedet “tsivilizovannyy razvod”…

[4] Орлик И.И. Геополитические факторы взаимоотношений государств СНГ // Постсоветское пространство: реалии и перспективы. М., 2009; Демурина М.В. Изменения на постсоветском пространстве: цивилизационный вызов // Постсоветское пространство: реалии и перспективы.

Orlik I.I. Geopoliticheskie faktory vzaimootnosheniy gosudarstv SNG // Postsovetskoe prostranstvo: realii i perspektivy. Moscow, 2009; Demurina M.V. Izmeneniya na postsovetskom prostranstve: tsivilizatsionnyy vyzov // Postsovetskoe prostranstvo: realii i perspektivy.

[5] Либман А.М. Конфигурация новых альянсов на постсоветском пространстве: роль дифференциации институтов // К каким альянсам ведет «цивилизованный развод»…

Libman A.M. Konfiguratsiya novykh alyansov na postsovetskom prostranstve: rol differentsiatsii institutov // K kakim alyansam vedet “tsivilizovannyy razvod”…

[6] Левыкина Т.С. Проблемы интеграционного сотрудничества России на постсоветском пространстве в энергетической сфере. М., 2012; Данилин И.В. Новый этап энергетической «большой игры» на постсоветском пространстве: политика ЕС и США // Социально-экономические и политические процессы на постсоветском пространстве: Проблемы развития СНГ. М., 2008; Головнин М.Ю. Финансовая интеграция – перспективное направление реформирования СНГ // К каким альянсам ведет «цивилизованный развод»…; Бельчук А.И. Российско-белорусский энергетический конфликт – аргументы сторон // Социально-экономические и политические процессы на постсоветском пространстве: Проблемы развития СНГ; Зевин Л.З. Возможна ли реструктуризация постсоветского экономического пространства // К каким альянсам ведет «цивилизованный развод»…; Борисова Е.Г. Роль русского языка в интеграции постсоветского пространства // К каким альянсам ведет «цивилизованный развод»…; Стрельцова Я.Р. Россия–СНГ: роль миграции в интеграционных процессах на постсоветском пространстве // К каким альянсам ведет «цивилизованный развод»…; Шинкарецкая Г.Г. Международные проблемы обеспечения сотрудничества между странами Содружества Независимых Государств // Постсоветское пространство: реалии и перспективы; Хейфец Б.А. , Либман А.М. Корпоративная интеграция: Альтернатива для постсоветского пространства. М., 2008.

Levykina T.S. Problemy integratsionnogo sotrudnichestva Rossii na postsovetskom prostranstve v energeticheskoy sfere. Moscow, 2012; Danilin I.V. Novyy etap energeticheskoy “bolshoy igry” na postsovetskom prostranstve: politika ES i SShA // Sotsialno-ekonomicheskie i politicheskie protsessy na postsovetskom prostranstve: Problemy razvitiya SNG. Moscow, 2008; Golovnin M.Yu. Finansovaya integratsiya – perspektivnoe napravlenie reformirovaniya SNG // K kakim alyansam vedet “tsivilizovannyy razvod”…; Belchuk A.I. Rossiysko-belorusskiy energeticheskiy konflikt – argumenty storon // Sotsialno-ekonomicheskie i politicheskie protsessy na postsovetskom prostranstve: Problemy razvitiya SNG; Zevin L.Z. Vozmozhna li restrukturizatsiya postsovetskogo ekonomicheskogo prostranstva // K kakim alyansam vedet “tsivilizovannyy razvod”…; Borisova E.G. Rol russkogo yazyka v integratsii postsovetskogo prostranstva // K kakim alyansam vedet “tsivilizovannyy razvod”…; Streltsova Ya.R. Rossiya–SNG: rol migratsii v integratsionnykh protsessakh na postsovetskom prostranstve // K kakim alyansam vedet “tsivilizovannyy razvod”…; Shinkaretskaya G.G. Mezhdunarodnye problemy obespecheniya sotrudnichestva mezhdu stranami Sodruzhestva Nezavisimykh Gosudarstv // Postsovetskoe prostranstvo: realii i perspektivy; Kheyfets B.A., Libman A.M. Korporativnaya integratsiya: Alternativa dlya postsovetskogo prostranstva. Moscow, 2008.

[7] Либман А.М. Исследования региональной интеграции в СНГ и Центральной Азии: Обзор литературы. СПб., 2012.

Libman A.M. Issledovaniya regionalnoy integratsii v SNG i Tsentralnoy Azii: Obzor literatury. St. Petersburg, 2012.

[8] Там же. С. 11–13.

Ibidem. P. 11–13.

[9] Там же. С. 14.

Ibidem. P. 14.

[10] Гринберг Р.С. Содружество Независимых Государств: возможности и пределы консолидации // К каким альянсам ведет «цивилизованный развод»… С. 22.

Grinberg R.S. Sodruzhestvo Nezavisimykh Gosudarstv: vozmozhnosti i predely konsolidatsii // K kakim alyansam vedet “tsivilizovannyy razvod”… P. 22.

[11] Халевинская Е . Д . Указ. соч. C. 8.

Khalevinskaya E.D. Op. cit. P. 8.

[12] Чаевич А.В. Указ. соч. C. 17–18.

Chaevich A.V. Op. cit. P. 17–18.

[13] Там же. C. 43.

Ibidem. P. 43.

[14] Там же. C. 185–186.

Ibidem. P. 185–186..

[15] Шишков Ю . В . Указ. соч. C. 419.

Shishkov Yu.V. Op. cit. P. 419.

[16] Вардомский Л.Б. Указ. соч. C. 4–5.

Vardomskiy L.B. Op. cit. P. 4–5.

[17] Быков А.Н. Геополитические аспекты евразийской интеграции. М., 2012. C. 9.

Bykov A.N. Geopoliticheskie aspekty evraziyskoy integratsii. Moscow, 2012. P. 9.

[18] Шишков Ю.В. Указ. соч. C. 419.

Shishkov Yu.V. Op. cit. P. 419.

[19] Калиниченко П.А., Трубачева К.И. Европейский Союз на постсоветском пространстве: право, интеграция, геополитика. М., 2012. C. 41.

Kalinichenko P.A., Trubacheva K.I. Evropeyskiy Soyuz na postsovetskom prostranstve: pravo, integratsiya, geopolitika. Moscow, 2012. P. 41.

[20] Либман А.М. Исследования региональной интеграции в СНГ и Центральной Азии: Обзор литературы. C. 11–12.

Libman A.M. Issledovaniya regionalnoy integratsii v SNG i Tsentralnoy Azii: Obzor literatury. P. 11–12.

[21] Левыкина Т . С . Указ. соч. C. 14.

Levykina T.S. Op. cit. P. 14.

[22] Ушкалова Д.И. Указ. соч. C. 10.

Ushkalova D.I. Op. cit. P. 10.

[23] Там же. С. 31.

Ibidem. P. 31.

[24]  Там же. С. 52.

Ibidem. P. 52.

[25] Хейфец Б.А., Либман А.М. Указ. соч. C. 139.

Kheyfets B.A., Libman A.M. Op. cit. P. 139.

[26] Там же. C. 139–140.

Ibidem. P. 139–140.

[27] Косикова Л.С. Социальные и культурные факторы региональной интеграции: опыт ЕС и СНГ // Социальные факторы постсоветской интеграции. М., 2010. С. 49.

Kosikova L.S. Sotsialnye i kulturnye faktory regionalnoy integratsii: opyt ES i SNG // Sotsialnye faktory postsovetskoy integratsii. Moscow, 2010. P. 49.

[28] Самсонова А.И. Роль средств массовой информации в постсоветской консолидации (на примере образов регионов Украины в российских и украинских СМИ) // Социальные факторы постсоветской интеграции. C. 218–219.

Samsonova A.I. Rol sredstv massovoy informatsii v postsovetskoy konsolidatsii (na primere obrazov regionov Ukrainy v rossiyskikh i ukrainskikh SMI) // Sotsialnye faktory postsovetskoy integratsii. P. 218–219.

[29] Косикова Л.С. Интеграционные процессы на постсоветском  пространстве: идеи и практика. С. 29.

Kosikova L.S. Integratsionnye protsessy na postsovetskom  prostranstve: idei i praktika. P. 29.

[30] Там же. С. 24.

Ibidem. P. 24.

[31] Быков А.Н. Геополитические аспекты евразийской интеграции. C. 14–15.

Bykov A.N. Geopoliticheskie aspekty evraziyskoy integratsii. P. 14–15.

[32] Шишков Ю.В. Указ. соч. C. 453.

Shishkov Yu.V. Op. cit. P. 453.

[33] Калиниченко П.А., Трубачева К.И. Указ. соч. C. 194.

Kalinichenko P.A., Trubacheva K.I. Op. cit. P. 194.

Вверх
 

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru