Новый исторический вестник

2013
№35(1)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Е.И. Пивовар, А.Б. Безбородов, С.В. Карпенко

Т.И. ХОРХОРДИНА И НОВОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ АРХИВОВЕДЕНИЕ

В начале февраля 2013 г. произошло событие из разряда таких, какие принято называть знаменательными: доктору исторических наук, профессору Российского государственного гуманитарного университета Андрею Сергеевичу Усачеву за вклад в изучение древнерусской книжности XVI в. президентским указом была присуждена премия в области науки и инноваций для молодых ученых за 2012 г.

А.С. Усачев – представитель ведущих научных школ Московского государственного историко-архивного института, на базе которого был создан РГГУ: источниковедения, историографии, архивоведения. Представитель, подчеркнем особо, молодого поколения. И его яркий, заслуженный успех – это и успех его учителей, среднего и старшего поколения ученых и преподавателей университета.   

Среди них своими фундаментальными исследованиями, оригинальными научными концепциями и высокого научно-методического уровня учебниками выделяется доктор исторических наук, профессор Татьяна Иннокентьевна Хорхордина. 

Научное творчество Т.И. Хорхординой давно вызывает большой интерес в сообществе историков, источниковедов, историографов, архивистов не только в России, но и в странах постсоветского пространства и дальнего зарубежья. И это закономерно и заслуженно.  

В трудах Т.И. Хорхординой ярко проявляется основной вектор ее научного творчества: раскрытие архивоведения и русской гуманитарной мысли в целом через призму личных историй отдельных ученых. Именно личностный подход, системно применяемый автором практически во всех своих историко-архивоведческих исследованиях, помогает глубже понять закономерности и логику возникновения новых архивоведческих идей. И тем самым пробудить творческое начало в читателях, прикоснувшихся к страницам ее исследований. Путь этот – плодотворный, но и крайне сложный, поскольку требует и колоссального труда в архивохранищах, и высокого профессионализма историка, и таланта аналитика. 

Конечно, подводить промежуточные итоги научного творчества Т.И. Хорхординой – работа сложная и объемная: на сегодняшний день в ее «багаже» – более 200 научных трудов. И задача глубоко и всесторонне проанализировать ее работы – это будущая задача не одного историографа. Мы же охарактеризуем в самых общих чертах, что же нового внесла Т.И. Хорхордина, воспитанница и гордость Историко-архивного института РГГУ, в отечественную науку об архивах.

Прежде всего, отметим характерную отличительную особенность ее научного почерка. Как правило, истоки ее фундаментальных работ кроются в научных статьях, выступлениях на различных конференциях, в учебно-методических разработках и т.д. и т.п. Иногда «расстояния» между первыми публикациями и фундаментальными монографиями  составляют годы и даже десятилетия, что говорит о глубине и обстоятельности научных изысканий, о высокой ответственности ученого.

Так, в 1989 г. в межвузовском сборнике научных трудов «Архивы СССР. История и современность» была опубликована небольшая статья Т.И. Хорхординой «Из летописи архивной жизни (1918 – 1919 гг.)»[1]. Опираясь на выявленные ею в фондах ЦГАОР СССР (ныне ГА РФ) документы из личного архива А.С. Николаева, она раскрыла неизвестные страницы подвижнической борьбы конкретных архивистов за спасение архивов в условиях революционного Петрограда, находящегося в полуобморочном состоянии хаоса, голода и холода. За «излишнюю» эмоциональность составитель сборника вознамерилась отказать молодому автору в публикации, и только благодаря безоговорочной поддержке ответственного редактора Е.В. Старостина судьба статьи решилась положительно: ей дана была «путевка в жизнь».

В дальнейшем упреки в «излишней эмоциональности» в адрес Т.И. Хорхординой стали уже рутиной, не повлиять на исследователя они не могли, и стиль ее работ стал заметно суше, «академичнее». Хотя в нынешнее время, когда яркость стиля и популярность изложения обрели в научной и учебной исторической литературе особую ценность, хотелось бы увидеть «прежнюю Татьяну». Сибирячка по рождению и характеру, она работает целеустремленно, упорно идет до значимого результата. Поэтому из той скромной публикации, как из зернышка, в итоге напряженных поисков в архивах выросли затем такие фундаментальные работы, как «История Отечества и архивы: 1917 – 1980-е гг.»[2], «“Неизвестный” Маяковский»[3], «Российская наука об архивах: История. Теория. Люди»[4], «Архивы и революция»[5] (в соавторстве с Е.В.Старостиным), «Гуманитарный университет в Москве: История идеи»[6], а также учебники «Российские архивы: История и современность»[7] (в соавторстве с Т.С.Волковой), «История архивоведческой мысли»[8]. В итоге история российских архивов представлена ей как результат кипения и столкновения поистине шекспировских страстей и драм, личного героизма, счастливых  и разбитых судеб.

В 1996 г. была опубликована статья Т.И. Хорхординой «Архивы в “Зазеркалье”: архивоведческая культура тоталитарных режимов»[9]. Вокруг нее и поныне не утихают споры. Сопоставляя руководящие установки нацистских властей (изученные по немецким источникам) 1933 г. в архивном деле и аналогичные документы архивных властей СССР и РСФСР за этот же период, автор отмечает свойственное тоталитарным режимам стремление к «милитаризации» архивов и засекречиванию как документов, так и людей, работающих в архивах. Свое развитие эта идея получила  в последующих работах, в частности в статье «Хранители секретных документов»[10].

Наконец, из многочисленных проспектов и буклетов автора по истории МГИАИ, которые достойно завершила книга «Корни и крона: Штрихи к портрету Историко-архивного института (1930 – 1991 гг.)»[11], в 2012 г. родилась солидная монография «Гуманитарный университет в Москве: История идеи». Оба ее раздела – «Обращаясь к истокам: Московский государственный историко-архивный институт в истории становления отечественной высшей школы» и «Плоды преемственности: Российский государственный гуманитарный университет – традиции и современность», – как и другие работы Т.И. Хорхординой, насыщены документальными архивными источниками. Причем большинство из них введены в научный оборот впервые.    

Вектор научного творчества Т.И. Хорхординой можно назвать «гуманитарным», ибо он нацелен на разработку теоретической концепции нового исторического архивоведения. Новизна и актуальность тематики ее исследований в этом направлении, одним из первопроходцев которого она стала, определяется необходимостью осмыслить теоретические основы отечественной науки об архивах в современных условиях на основе анализа истории архивоведческой мысли России в ее полноте и цельности. Нельзя не согласиться с ее мыслью, что исследование проблем возникновения и развития науки превратилось на рубеже XX и XXI вв. в один из важнейших процессов человеческого самопознания. Многие зарубежные и отечественные исследователи (философы, историки, социологи, науковеды, историографы, книговеды, источниковеды) определяют суть происходящих глобальных перемен в нарастающих темпах всеохватывающей информатизации человеческого сообщества, что радикально изменяет характер парадигмы научного знания.

В самом общем, принципиальном виде суть происходящей смены основ междисциплинарного диалога наук о человеке проявилась в дискуссиях о «подвижном информационном пространстве культуры новейшего времени». В начале 1990-х гг. была впервые введена в научный оборот идея В.Н. Автократова об архивах как о естественно-исторических образованиях, возникающих и развивающихся по собственным законам, а также об архивных фондах, учение о которых должно стать ядром современной науки об архивах. Здесь можно применить известную метафору: как все в живом мире начинается из клетки, так и архивы как живой организм начинаются, состоят и развиваются из «клетки», то есть из документа. И главное для историка-архивиста было и остается, будет всегда – выявить эту генетическую цепочку и не нарушить ее изначальную целостность. Эти положения ознаменовали собой принципиально новый подход к изучению многих фундаментальных проблем отечественного архивоведения. 

Та же, по сути, эпистемологическая альтернатива прослеживается в дискуссиях о классификационных представлениях в архивистике: или искусственные тематические серии, или, напротив, сохранение естественно-исторических связей документа и фонда, что опять же в свое время подробно рассматривал В.Н. Автократов. Эту проблему Т.И. Хорхордина подробно анализирует в предисловии к подготовленному ею сборнику избранных научных трудов В.Н.Автократова, признанного классика современной науки об архивах[12]. Глубинная суть разделяемой ею гуманитарной концепции науки об архивах состоит в том, чтобы отказаться от традиционного в советской архивоведческой литературе взгляда, согласно которому архивист выступал в большинстве случаев как безликий «винтик», покоящийся на дне океана постановлений, инструкций, правил и других  нормативных и подзаконных документов.

К сожалению, стереотипы представлений о прикладном, служебном, всегда лишь вспомогательном характере архивов преодолеваются медленно. По мнению Т.И. Хорхординой, которое она впервые озвучила в глубокой по замыслу статье «От архивоведения к архивософии (К постановке проблемы)»[13], «технологическое» архивоведение вступило в противоречие с философской концепцией единства гуманитарного и естественно-научного знания, сменившей устаревшую в гносеологическом и методологическом плане концепцию противопоставления наук о природе наукам о духовном мире человека. Не случайно основу современной системы научных знаний составляют труды отечественных мыслителей мирового масштаба: «естественника» В.И. Вернадского с его учением о «ноосфере» (или «мыслеземе», если воспользоваться емким неологизмом Велемира Хлебникова) и «гуманитария» А.С. Лаппо-Данилевского, который указал на кризис эмпирического опыта исследований (прежде всего в работе над источниками) в рамках позитивистской парадигмы, принципиально отрицавшей «метафизические» аспекты гуманитарного познания. Определилось трепетно-бережное  отношение к любому архивному документу, в какой бы форме и «оболочке» он ни выступал, поскольку он представляет собой, по А.С. Лаппо-Данилевскому, «материализованный продукт мыслительной деятельности человека».

При этом, согласно современным взглядам, между документами официального происхождения, создаваемыми в процессе деятельности различных юридических лиц – учреждений, организаций и предприятий, – и документами личного происхождения нет принципиальной разницы, поскольку, как справедливо считает В.П. Козлов, их объединяют общие закономерности создания и бытования. По существу, в этих положениях продекларированы гуманитарные основы современной науки об архивах, которые исповедует и Т.И. Хорхордина, хотя, естественно, в собственной интерпретации. В рамках этой концепции она оценивает вклад в создание системы знаний об архивах самых различных деятелей: от дьяка Ивана Висковатого до членов Союза Российских архивных деятелей и участников Кружка им. А.С. Лаппо-Данилевского.

Т.И. Хорхордина стремится раскрыть прежде всего гуманитарную составляющую науки об архивах, восстановить историю мысли в ее человеческом измерении, то есть идет от анализа деятельности ученого, от наличествующего человека, который и является первопричиной исторических событий, их подлинным творцом. Впервые в итоге изучения архивных материалов и новых исследований ею воссоздаются биографии и творческий путь ряда ученых, на протяжении десятилетий остававшихся на периферии исторических знаний. Как справедливо подчеркивает Т.И. Хорхордина, многие из создателей науки об архивах одновременно сами были историками архивного дела в России. Речь идет, прежде всего, о Н.В. Калачове, Д.Я. Самоквасове, И.Е. Андреевском, А.П. Воронове, Н.Н. Оглоблине, великом князе Николае Михайловиче (Романове), А.И. Успенском, А.С. Лаппо-Данилевском, Н.П. Лихачеве, И.Л. Маяковском, В.И. Веретенникове, С.Ф. Платонове, С. В. Рождественском, А.Е. Преснякове, Д.Н. Егорове, А.С. Николаеве, Ф.А. Ниневе, А.Н. Макарове, В.Н. Бенешевиче, А.И. Лебедеве, Н.П. Черепнине, А.Ф. Изюмове, И.Ф. Колесникове, Г.А. Князеве, Н.Ф. Бельчикове, Е.В. Тарле, В.В. Шереметевском и других ученых.

В целом Т.И. Хорхордина  рассматривает создание архивов как один из способов сохранения и приумножения культурного наследия нации, его неповторимой самоценности. И одновременно – как часть общечеловеческого движения от хаоса, варварства и господства разрушительных инстинктов к разумному порядку, духовности и осознанному стремлению к созиданию. В этом контексте отношение к судьбам архивов выступает как существенный критерий степени культурного (цивилизационного) развития нации, характера и уровня ее самосознания. Таким образом, делает вывод исследовательница, создателями новой, «классической» науки об архивах, стали, в основном, историки и архивисты, сплотившиеся в Союз российских архивных деятелей.

В  работах ее предшественников – С.О. Шмидта, А.В. Олигова, Л.В. Ивановой и других – главное внимание уделялось организационным сторонам деятельности Союза, его роли и месту в общественной жизни послереволюционной России, деятельности по спасению архивов и т.д. В то же время практически неисследованными оставались теоретические взгляды членов Союза, история их архивоведческой мысли, которые, в силу внешних причин, отложились в фондах различных архивохранилищ. Исследование теоретической деятельности Союза российских архивных деятелей и Кружка им. А.С. Лаппо-Данилевского построено Т.И. Хорхординой главным образом на основе выявленных ею и введенных в научный оборот впервые архивных источников. Так, впервые в отечественной историко-архивоведческой литературе она ввела в научный оборот выступления К.Г. Митяева, И.Л. Маяковского и А.И. Андреева на Всесоюзной конференции историков-архивистов (июнь 1943 г.).

В декабре 2012 г. в РГГУ состоялась презентация архивоведческих учебников нового поколения, рекомендованных Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации для студентов высших учебных заведений по направлению «Документоведение и архивоведение». На презентации – этом тоже знаменательном событии – были представлены и два учебника Т.И. Хорхординой, созданные в связи с переходом на двухуровневую систему обучения, для бакалавриата и магистратуры. Первый – «Российские архивы: история и современность» – подготовлен совместно с Т.С. Волковой – для бакалавриата. Второй –«История архивоведческой мысли» – для магистратуры.

Достоинство учебника «Российские архивы: история и современность» заключается в том, что студенты получают не готовые схемы и правила пользования эвристическими методами работы в архивохранилищах, а приступают к их освоению на основе знания закономерностей их формирования. За период, прошедший после выхода в свет учебников предшественников[14], выявлены новые источники, появились новые исследования, которые необходимо было обобщить в качестве учебного материала, чтобы студенты-бакалавры получили целостное представление об истории формирования и системе архивов России, их эволюции с древних времен и до сегодняшнего дня, крупнейших документальных комплексах зарубежной архивной россики. Кроме того, в учебнике рассмотрены история разработки и содержание архивного законодательства, проектов архивных реформ, складывания системы управления архивным делом в контексте истории Отечества. Представлены общественные организации архивистов – губернские ученые архивные комиссии, Союз российских архивных деятелей, Кружок А.С. Лаппо-Данилевского, Российское общество историков-архивистов. Материал второго раздела учебника ориентирован на знание основных направлений деятельности архивов в исторической ретроспективе: особенностей организации и эволюции комплектования, хранения, учета и использования документального наследия.

Учебник «История архивоведческой мысли» подготовлен для магистратуры – более высокого уровня обучения, при котором студенты уже владеют определенной степенью культуры в обращении как с документами, которые уже отложились в архивохранилищах, так и с теми, что рождаются на наших глазах. В книге представлены изложение генезиса, становления и развития архивоведческой мысли в России, связывающего в единое целое систему взглядов отечественных историков и архивоведов на вопросы архивной теории истории и практики.

Этот труд – пока первый и единственный в России учебник по истории архивоведческой мысли, где обобщен процесс  развития отечественной архивоведческой мысли до конца 1920-х гг. Как известно, начало XX в. связано с рождением и расцветом классического архивоведения – вершиной архивоведческой мысли в России, по определению С.О.Шмидта. Для этого времени характерны высокий уровень архивоведческих знаний в России и весомость вклада в мировую науку российских ученых-архивоведов. К тому же 1920-е гг. явились точкой отсчета, поворотным этапом, когда процесс свободного развития архивоведческой мысли был искусственно прерван и наметился поворот к «технологическому» архивоведению.

Материал учебника ориентирован на изучение конкретного вклада ученых в развитие архивоведческих знаний, и история архивоведения рассматривается не как деперсонифицированный набор сведений о безличностной цепи законодательных актов, правил и положений, а как процесс интеллектуального творчества ученых, объектом исследования которых стал самоценный архивный документ. Поэтому Т.И. Хорхордина стремилась излагать историю архивоведческой мысли в диалектической связи с реальной действительностью, позволяющей ощутить «дыхание» архивов как живого организма и представить, таким образом, живую историю борьбы научных взглядов школ и личностей. И история архивоведческой мысли предстает неотъемлемым элементом истории русской научной мысли, которая, в свою очередь, вводится в безграничный мир всемирной истории самопознания и самосознания  Человека.

Оба эти учебника стали серьезным, решительным шагом на пути к новому качеству российского историко-архивного образования.

Закончить краткий очерк вклада Т.И. Хорхординой в современное историко-архивоведение хотелось словами мудрого учителя не одного поколения историков-архивистов Сигурда Оттовича Шмидта. В интервью газете РГГУ «Аудитория» он сказал: «Хотя в просторечии бытует выражение «сдать в архив» для обозначения «устарелости», ненужности, забвения чего-либо, на самом деле задача архивов, и, соответственно, архивистов, сохранение от забвения. Ибо только то, что отберут из многообразия современной документации для передачи в архив, останется для будущего; и архивист едва ли не самая футурологическая по своему предназначению профессия... Таким образом, работа архивистов ответственная и перед предками, и перед потомками, работа совестливая и в основе своей научная, так как и описание, и публикация документальных материалов всегда воспринимались как научное творчество, требующее и специальной подготовки и достаточно широкого исторического кругозора»[15].         

Эти слова могли бы послужить эпиграфом практически к каждому из историко-архивоведческих исследований Т.И. Хорхординой. Кстати, новаторские взгляды на профессию архивиста ХХ–ХХI вв. она изложила в ряде статей, опубликованных в журнале «Вестник архивиста». Можно с уверенностью предсказать, что из этих зернышек прорастут и корни, и крона будущих монографических исследований и учебников по истории российских архивов.

Примечания


[1] Хорхордина Т.И. Из летописи архивной жизни (1918 – 1919 гг.) // Архивы СССР: История и современность. М., 1989. С. 91–98.

Khorkhordina T.I. Iz letopisi arkhivnoy zhizni (1918 – 1919 gg.) // Arkhivy SSSR: Istoriya i sovremennost. Moscow, 1989. P. 91–98.

[2] Хорхордина Т.И. История Отечества и архивы, 1917 – 1980-е гг. М., 1994.

Khorkhordina T.I. Istoriya Otechestva i arkhivy, 1917 – 1980-e gg. Moscow, 1994.

[3] Хорхордина Т.И. «Неизвестный» Маяковский. М., 2001.

Khorkhordina T.I. «Neizvestny» Mayakovsky. Moscow, 2001.

[4] Хорхордина Т.И. Российская наука об архивах: История. Теория. Люди. М., 2003.

Khorkhordina T.I. Rossiyskaya nauka ob arkhivakh: Istoriya. Teoriya. Lyudi. Moscow, 2003.

[5] Старостин Е.В., Хорхордина Т.И. Архивы и революция. М., 2007.

Starostin E.V., Khorkhordina T.I. Arkhivy i revolyutsiya. Moscow, 2007.

[6] Хорхордина Т.И. Гуманитарный университет в Москве: История идеи. М., 2012.

Khorkhordina T.I. Gumanitarny universitet v Moskve: Istoriya idei. Moscow, 2012.

[7] Хорхордина Т.И., Волкова Т.С. Российские архивы: История и современность: Учебник. М., 2012.

Khorkhordina T.I., Volkova T.S. Rossiyskie arkhivy: Istoriya i sovremennost: Uchebnik. Moscow, 2012.

[8] Хорхордина Т.И. История архивоведческой мысли: Учебник. М., 2012.

Khorkhordina T.I. Istoriya arkhivovedcheskoy mysli: Uchebnik. Moscow, 2012.

[9] Хорхордина Т.И. Архивы в «Зазеркалье»: архивоведческая культура  тоталитарных режимов // Россия, XX век: Советская историография. М., 1996. С. 191–215.

Khorkhordina T.I. Arkhivy v «Zazerkale»: arkhivovedcheskaya kultura  totalitarnykh rezhimov // Rossiya, XX vek: Sovetskaya istoriografiya. Moscow, 1996. P. 191–215.

[10] Хорхордина Т.И. Хранители секретных документов // Режимные люди в СССР. М., 2009. С. 65–94.

Khorkhordina T.I. Khraniteli sekretnykh dokumentov // Rezhimnye lyudi v SSSR. Moscow, 2009. P. 65–94.

[11] Хорхордина Т.И. Корни и крона: Штрихи к портрету Историко-архивного института (1930 – 1991 гг.). М., 1997.

Khorkhordina T.I. Korni i krona: Shtrikhi k portretu Istoriko-arkhivnogo instituta (1930 – 1991 gg.). Moscow, 1997.

[12] Хорхордина Т.И. Открытие В.Н. Автократова (1922 – 1992) // Автократов В.Н. Теоретические проблемы отечественного архивоведения. М., 2001. С. 3–20.

Khorkhordina T.I. Otkrytie V.N. Avtokratova (1922 – 1992) // Avtokratov V.N. Teoreticheskie problemy otechestvennogo arkhivovedeniya. Moscow, 2001. P. 3–20.

[13] Хорхордина Т.И. От архивоведения к архивософии? (К постановке проблемы) // Труды Историко-архивного института РГГУ. Т. 33. М., 1996. С. 177–192.

Khorkhordina T.I. Ot arkhivovedeniya k arkhivosofii? (K postanovke problemy) // Trudy Istoriko-arkhivnogo instituta RGGU. Vol. 33. Moscow, 1996. P. 177–192.

[14] Максаков В.В. История и организация архивного дела в СССР (1917 – 1945). М., 1969; Самошенко В.Н. История архивного дела в дореволюционной России. М., 1989.

Maksakov V.V. Istoriya i organizatsiya arkhivnogo dela v SSSR (1917 – 1945). Moscow, 1969; Samoshenko V.N. Istoriya arkhivnogo dela v dorevolyutsionnoy Rossii. Moscow, 1989.

[15] Шмидт С.О. Интервью // Аудитория РГГУ (Москва). 2010. Октябрь. № 64. С. 2.

Shmidt S.O. Intervyu // Auditoriya RGGU (Moscow). 2010. October. No. 64. P. 2.

Вверх
 

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru