Новый исторический вестник

2011

№29(3)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

К.В. Орлова

У КНИЖНОЙ ПОЛКИ

История Калмыкии с древнейших времен до наших дней.
В 3 т. Элиста: ГУ Издательский дом «Гэрэл», 2009. Т. 1. – 848 с. Т. 2. – 840 с. Т. 3. – 752 с.

ЗАВЕРШЕНИЕ МНОГОЛЕТНЕГО ТРУДА ПО ИСТОРИИ КАЛМЫКИИ

С выходом в свет «Истории Калмыкии с древнейших времен до наших дней» (далее «История Калмыкии») завершен многолетний труд  нескольких поколений калмыцких исследователей. Со времени опубликования «Очерков истории Калмыцкой АССР» (Т. I «Дооктябрьский период», 1967; Т. II «Эпоха социализма», 1970) прошло более 40 лет (далее – «Очерки»). За эти годы произошли кардинальные изменения не только в политической и социально-экономической жизни страны, но и в идеологической. Открылись архивы, ранее недоступные исследователям, с засекреченных дел сняты грифы «совершенно секретно», «секретно», «для служебного пользования». За этот период выросло не одно поколение историков, благодаря трудам которых был создан фундамент для написания обобщающего, капитального труда по истории Калмыкии. К ним можно отнести работы М.М. Батмаева, А.И. Наберухина, Л.С. Бурчиновой, К.Н. Максимова, В.Б. Убушаева, В.П. Санчирова, Ю.О. Оглаева, Г.Ш. Дорджиевой, А.Н. Команджаева , А.В. Цюрюмова, У.Б. Очирова и других. Все эти возможности позволили ученым из Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН (КИГИ РАН) и Калмыцкого государственного университета (КГУ) подготовить и опубликовать в 2009 г. трехтомный фундаментальный научный труд.

В 1-м томе «Истории Калмыкии» на материалах не только отечественных, но и многих зарубежных исследований освещается этногенез и история ойратов, сыгравших заметную роль в истории Центральной Азии, Монгольской империи  и государствах чингисидов. Большое место отводится истории Джунгарского ханства, причинам откочевки части ойратов в пределы Русского государства и этапам их вхождения в его состав. Вхождение калмыков не было одновременным актом, занял полстолетия и проходил в несколько этапов, был процессом сложным, противоречивым. Каждая из сторон преследовали свои цели. На богатом фактическом материале изложена история поселения калмыков в степях Нижнего Поволжья, русско-калмыцкие, калмыцко-казацкие, калмыцко-ногайские связи. Взаимоотношения калмыков, русских, казаков и народов Северного Кавказа были сложными, противоречивыми, случались стычки, набеги, и авторы сумели основательно  разобраться в реалиях XVII–XVIII  вв., особенностях их взаимоотношений.

Нижневолжский регион всегда имел важное геополитическое значение как зона, связывающая Российскую империю с Кавказом, Средней Азией и Ближним Востоком. Главную угрозу безопасности России представляли Османская империя, Крым, Азов (XVII–XVIII вв.), а территория проживания калмыков являлась пограничным регионом. В этих условиях важное значение имело привлечение калмыков на свою сторону и  использование их в качестве одной из основных сил для решения  не только внутренних, но и внешних проблем.

Калмыки, став неотъемлемой частью населения России, совместно с другими народами, прежде всего с русскими, защищали свое новое отечество, участвовали во всех войнах России за выход к Балтийскому, Черному, Каспийскому морям. Они наравне с народами России испытали все тяготы жизни (крепостничества), участвовали в крестьянских войнах, и эти факты их истории показаны авторами на солидной источниковой базе с учетом последних новых исследований.

В 1-м томе представлен и убедительно охарактеризован исторический этап включения калмыков в общеимперское пространство  и опыт управления ими после упразднения Калмыцкого ханства (XIX в.).

Как известно, советский период истории СССР в целом, Калмыкии в частности, отмечен драматическими, порой трагическими страницами, и он освещался односторонне, с классовых позиций в силу идеологического и политического диктата центральной власти. В первую очередь, это касается военной темы. Именно они в наибольшей степени подверглись цензуре. Во 2-м томе впервые в историографии новейшей истории Калмыкии нашло развернутое изложение и анализ участия на стороне белых 3-го Донского калмыцкого полка в составе  1-й Донской конной дивизии, 80-го Зюнгарского полка – в составе 8-й Донской конной бригады, 2-й Астраханского Калмыцкого полка – в составе Астраханской конной бригады 4-го конного корпуса и Манычского калмыцкого – в составе 3-й Кубанской дивизии. В «Очерках» лишь мельком сказано о том, что «оккупированную белыми территорию прикрывало несколько подвижных отрядов нерегулярных войск из калмыков и бежавших из волжских станиц казаков» (Т. II. С. 82). Все эти недочеты советской историографии авторами «Истории Калмыкии» учтены и успешно преодолены.

В связи с ликвидацией автономии и депортацией калмыков (декабрь 1943 г.) было прервано изучение и освещение истории Калмыкии. Выход в свет двух томов «Очерков» после восстановления автономии калмыцкого народа (январь 1957 г.) стало большим прорывом в исторической науке Калмыкии. К 1967 г., за 10 лет существования автономии, были подготовлены ученые-историки, которые принимали участие в написании «Очерков» (Ц-Д. Номинханов, Б.С. Санджиев, Н.Ш. Ташнинов, У.Э. Эрдниев, М.П. Иванов, А.И. Наберухин, М.Л. Кичиков,  Ю.О. Оглаев, В.Б. Убушаев и другие). Большую помощь оказали исследователи из Ставрополя, Москвы.

Что касается упразднения КАССР и депортации калмыцкого народа, то эта тема умалчивалась до 80-х гг. ХХ в., до принятия  Верховным Советом СССР декларации «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечении их прав» (14 ноября 1989 г.) и принятия закона «О реабилитации репрессивных народов» (26 апреля 1991 г.). В «Очерках» этой теме уделено небольшое повествование без объяснения причин депортации и ликвидации автономии (Т. II. С. 317–318). Эти пробелы преодолены, и впервые в монографии показаны причины ликвидации автономии и депортации калмыков (с августа 1942 по январь 1943 г. из 13 улусов пять были оккупированы, три – частично) многосторонне, с учетом объективных и субъективных факторов без идеологической заданности.

К сожалению, об истории формирования, численности, национальном и социальном составе Калмыцкого кавалерийского корпуса в «Истории Калмыкии» ничего не сказано. И поныне во многих изданиях вслед за Указом Президиума ВС СССР от 27 декабря 1943 г. кочуют сведения о том, что «многие калмыки изменили».Так, С.И. Дробязко пишет, что «несколько тысяч калмыков, сотрудничавших с немцами, ушли на Запад», и ссылается на немецкого историка Й. Хоффманна (Дробязко С.И. Под знаменами врага: Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил, 1941–1945. М., 2004. С. 157–158). Несколько тысяч – это сколько? Почему ссылка только на Й. Хоффманна? Неужели нет других источников? Другой исследователь, С.Г. Чуев, утверждает, что зимой 1944–1945 гг.  Калмыцкий кавалерийский корпус численностью не менее 5 тыс. человек находился в Польше (Чуев С.Г.  Проклятые солдаты: Предатели на стороне III рейха. М., 2004. С. 510–514). Вслед за ними в энциклопедии «Сталинградская битва» утверждается, что «вместе с отступающими частями вермахта на Запад ушло несколько тысяч калмыков» без ссылок на источники (Сталинградская битва. Энциклопедия. 2-е изд. испр. и доп. Волгоград, 2010. С. 271–272). Учитывая эти факты и, исходя из того, что не одно молодое поколение будет воспитываться на материалах «Истории Калмыкии», необходимо было подробное описание и доказательное опровержение фактов «измены многих калмыков».

В «Истории Калмыкии» объективно представлен исторический процесс развития республики в годы перестройки и постсоветское время. Кризисные явления, которые охватили все стороны жизни калмыцкого общества, прежде всего экономику и социальную сферу, раскрыты на богатом статистическом материале (Т. 2. С. 717–725).

3-й том, посвященный культуре калмыков и народов Калмыкии, охватывает период от появления калмыков в степях Нижнего Поволжья и до конца ХХ в. Территория Калмыкии всегда была ареной встреч, взаимодействия разных культур и религий, и калмыки в составе России, находясь в ином этническом и культурном окружении, сохранили традиционную культуру и религию, связанные с условиями кочевой жизни. Изучение прошлого опыта взаимодействия буддизма, светской и духовной властей России (XVIII–XIX вв.), рассмотренные в «Истории Калмыкии», обретает особый смысл  в связи с возрождением и возрастанием роли религии в духовной жизни общества и возвращением калмыков после 70 лет забвения к своей традиционной религии – буддизму (Т. 3. С. 176–258, 292–362). Впервые в историографии Калмыкии процесс христианизации калмыков рассмотрен как один из факторов их интеграции в политическое, экономическое и социокультурное пространство Российской империи (Т. 3. С. 259 –291).

К событиям в Калмыкии были причастны многие знаменитые личности – политические и общественные деятели, военные, представители культуры (Аюка-хан, Д. Тундутов, С. Тюмень, А. Амур-Санан, Х.М. Джалыков, Э.Т. Деликов, О.И. и Б.Б. Городовиков и многие другие). Было бы полезно дать больший иллюстративный материал, в том числе фотографии.

К сожалению, в трехтомнике отсутствует указатель географических названий, а также использована единственная работа на калмыцком языке, что отнюдь не умаляет значимость коллективной работы. Без преувеличения можно сказать, что коллективная монография «История Калмыкии с древнейших времен до наших дней» вносит существенный вклад не только в монголоведение и калмыковедение, но и шире – в историческую науку России.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru