Новый исторический вестник

2011

№29(3)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Т.Н. Никонорова

ИСТОРИЯ НА ЭКРАНЕ

ФИЛЬМ «АГОНИЯ»: КИНООБРАЗ СИБИРСКОГО КРЕСТЬЯНИНА Г.Е. РАСПУТИНА

Трудно найти второго такого уроженца Сибири, который оказал бы столь же сильное влияние на мировую масскультуру, как Распутин. Его имя используется в торговых марках чая и водки, в честь него называют рестораны и ночные клубы, о нем поют зарубежные поп-звезды и, разумеется, о нем снимают фильмы.

«Распутиниана» в кино существует на протяжении без малого ста лет. Уже в марте 1917 г. в России стали появляться первые фильмы о легендарном «Гришке», как правило, довольно фривольного содержания: «Темные силы – Григорий Распутин и его сподвижники», «Любовные похождения Гришки Распутина», «Святой черт», «Царскосельские грешники» и прочие. Все они вызывали протесты из-за их «порнографичности». С приходом к власти большевиков «распутинская» тема в отечественном кинематографе быстро была свернута. Зато на Западе и в США она продолжала цвети и, следовательно, приносить немалые доходы кинематографистам. В 1917 г. был снят первый англоязычный фильм о Распутине «Падение Романовых». С этого времени с интервалом в один–два года обязательно появлялась картина, где фигурировал зловещий старец.

Советские идеологи были не на шутку обеспокоены этим нескончаемым потоком западной кинопродукции (особенно после успеха отмеченной Оскарами картины Ф. Шеффнера «Николай и Александра») и решились после долгого перерыва запустить собственный фильм о Распутине. Им стала «Агония» Э.Г. Климова. Как вспоминал Климов, полученное им в 1965 г.  предложение взяться за «Агонию» было для него полной неожиданностью1. Но он по-настоящему увлекся этой темой. Да настолько, что провел полноценное историческое исследование. Месяцами не вылезал из архивов и библиотек. Поэтому образ Распутина в «Агонии» получился более или менее документально подтвержденным. Хотя здесь нужно учитывать, что документальные и мемуарные свидетельства сами по себе противоречивы и однозначных оценок личности Распутина в них нет. Режиссеру приходилось в значительной степени доверять своей интуиции.   

Каким мы видим Распутина в «Агонии»? Блестяще сыгранный А.В. Петренко, «святой черт» кутит с масштабом: пьет, дерется, отплясывает с цыганами, пристает к женщинам. При этом не забывает об интересах собственных и своих приближенных, пользуясь доверием царицы. Для этого Распутин предсказывает будущее и толкует вещие сны («значит, Богу угодно»). Все нити управления государством сосредоточены в его руках. Без него не назначаются министры, не начинаются военные операции, не подписываются крупные государственные заказы. Он оказывает колоссальное влияние на государственную политику. И это влияние не придумано авторами фильма, оно было в действительности, о чем свидетельствует, главным образом, переписка императрицы с Николаем II2.

В целом в «Агонии» Распутин предстает перед зрителем таким, каким его запомнили современники. «...Типичный сибирский варнак, бродяга, умный и выдрессировавший себя на известный лад простеца и юродивого и играющий свою роль по заученному рецепту. По внешности ему не доставало только арестантского армяка и бубнового туза на спине. По замашкам – это человек способный на все», – так о Распутине писал граф В.Н. Коковцов3.

В фильме Распутин истеричен и экзальтирован. Постоянно эпатирует окружающих: то, к министру вползет на четвереньках, то икону разобьет коленом. Здесь, конечно, не обошлось без художественных преувеличений. Разыгрывая носителя «святости», Распутин вряд ли мог публично надругаться над образом.

Режиссер впоследствии признавался: «Иногда мы умышленно отступали от факта, допускали неточности в пользу образного решения». К числу таких образных решений относится эпизод в спальне царицы, куда является грязный и униженный Распутин. С ним случается эпилептический припадок (припадки у Распутина не наблюдались, к его образу авторы фильма добавили немного от блаженного Мити Козельского). По неясным фразам «припадочного» Распутина царица догадывается, что ближайшее военное наступление должно быть на Барановичи. Именно там приобрел землю один из питерских банкиров, друзей Распутина, и он крайне заинтересован в том, чтобы эти территории4 были очищены от немцев. Подоплека операции в Барановичах выдумана. Так режиссер хотел показать механизм распутинщины в действии: финансовые дельцы легко добиваются нужного им волеизъявления императора, используя веру царицы в предсказания Григория Ефимовича.

Прежде чем очутиться в царских покоях, Распутин как настоящий юродивый старательно барахтается в уличной луже. Климов рассказывал впоследствии, что эта сцена была для него важной: он хотел «низвести героя с высот до самоунижения»5. Распутин, судя по воспоминанием близко знавшей его В.А. Жуковской, действительно частенько повторял: «Унижение – душе радость»6. Но относил он это в большей степени к другим, чем к себе. В этом была специфика его взаимоотношений с великосветскими дамами.

В последние годы своей жизни Распутин упивался теми благами, которыми одаривали его высокопоставленные покровители. М.В. Родзянко вспоминал, что Распутин «хвастался уже открыто милостями членов царского дома – показывал всем их подарки: например, богатый золотой крест на золотой цепи... щеголял в богатых собольих шубах»7. Поклонницы рядили старца в шелка и бархат. Из Министерства внутренних дел Распутину отпускались ежемесячно 5 тыс. руб. (большая по тем временам сумма), но при широком образе жизни Распутина и его кутежах этих денег никогда не хватало8. Поэтому средства поступали еще и из других источников. По сведениям товарищ министра внутренних дел С.П. Белецкого, после смерти Распутина осталось состояние в 300 тыс. руб.9 И это без учета полученных старцем подарков. Среди них чего только не было: серебряные и золотые вещи, ковры, посуда, мебель, картины10. В «Агонии» же квартира Распутина обставлена убого, сам он рядится то в рогожу, то в рваный тулуп. В целом меркантильная рациональность Распутина затушевана его каким-то необъяснимым экстазом, состоянием бунтарского буйства, в котором он пребывает все две серии фильма.

Событийно «Агонии» ограничена 1916 г. Однако авторы пошли на некоторое нарушение хронологии и отнесли к 1916 г. те события, которые происходили раньше. Например, стычка Распутина с духовенством относится к 1911 г. Доклад Родзянко царю происходил в 1912 г. В 1916 г. влияние Распутина на царскую семью было непоколебимым. Однако в фильме царь делает попытки от него избавиться: Распутину отключают телефонную «спецсвязь», «снимают с охраны», отбирают автомобиль и недвусмысленно указывают на дверь. Серьезные попытки выдворения Распутина из столицы происходили в действительности в 1909 г.

Охлаждение царя, недовольство общественности заставляют Распутина покинуть Петроград и уехать на родину – в село Покровское Тобольской губернии. Распутин действительно ездил в Сибирь летом 1916 г. Но вынудили его к этому другие причины. Александра Федоровна писала мужу в августе 1916 г.: «[А.А. Вырубова] в понедельник едет с нашим Другом [Распутиным] и с милой Лили [Ю.И. Ден] в Тобольск, чтобы поклониться мощам новоявленного святого»11. Речь идет об Иоанне Тобольском. Распутин погостил в Покровском. Две его спутницы – Вырубова и Ден – оставили интересные воспоминания об этом путешествии.

В эпизоде в Покровском всячески подчеркивается, что Распутин чужд простому крестьянину. Показана ссора Распутина с односельчанами, когда на застолье кто-то вспоминает об украденных им слегах. «Вор ты Распутин! Вор! Пакостник и нехристь!» – надрывается какой-то сибирский мужичок-правдолюб. Понятно, что этот эпизод полностью выдуман. Климов хотел таким манером «развенчать миф о его [Распутина] “представительстве” народа»12. Какие на деле складывались отношения у Григория с односельчанами, определить трудно. Вероятно, не обходилось и без зависти, и без поминаний былых «заслуг» Распутина. Однако Ден отмечает «дружелюбность крестьян»13. А Вырубова пишет, что они принимали Распутина «за своего»14. В фильме «Агония» тоже, несмотря на все попытки «правильно», в угоду киноцензорам, расставить акценты, простонародная мужицкая натура Распутина определена ярко. Старец себя ощущает чужым в великосветских кругах Петрограда и кричит Вырубовой: «Да подавитесь вы все! Уйду! С сумой. Пешком пришел пешком и уйду! К своим пойду. От камней ваших. Травы живой сколько уж не видал!» Вообще, Распутин в «Агонии» не раз мыслит категорией «свои–чужие».

Первый вариант фильма должен был завершиться разговором двух извозчиков: «Единственный мужик до царя дошел, и того убили. Бросили в Неву»15. Эту фразу убрали еще из сценария: настолько политически «ошибочной» она показалась тогда. Но и снятая «Агония» подвергалась редактуре. К Распутину было много претензий. Главным образом, не нравился «натурализм» в игре Петренко. Причем «натурализм» киноцензоры понимали своеобразно. Например, пункт № 5 в списке поправок содержит следующее требование: «Сократить драку Распутина с односельчанами, которая порочит русский народ». А в пункте № 8 и того хлеще: «Распутин бежит по льду, потом показывает фиги всем. Не надо. Пусть просто бежит»16

Когда фильм «Агония» после десятилетнего запрета наконец-то выпустили в прокат, то советские зрители отнеслись к образу Распутина не менее насторожено. Уж больно нетипичным героем был «Гришка» для советского кинематографа, да и его «народность» многими воспринималась как издевательство. «...И зачем только вы такие фильмы создаете? – вопрошала в письме Климову взволнованная зрительница. – Что, кроме “Распутиных” в России некого показать? Пьянки, распутства и так хватает...»17 Возмущало и другое: «Вместо показа героической и гениальной подпольной и зарубежной деятельности В.И. Ленина по подготовке революции в России и созданию боевой и сильной большевистской партии, “Мосфильм”... показывает несколько раз ползающего на карачках пьяного проходимца Распутина... Что все это значит?»18 Тем не менее, Петренко в роли Распутина был признан одним из лучших актеров 1985 г.

Сейчас, когда мы без труда можем ознакомиться с зарубежными фильмами о Распутине, совершенно очевидно, что в «Агонии» представлен ярчайший кинообраз Григория Ефимовича Распутина. Для зарубежных режиссеров, таких как Ф. Шеффнер, образ Распутина был или периферийным, или не требующим какой-то вдумчивой интерпретации. Не было у них ни желания, ни возможности изучать документальные материалы о Распутине. Для Климова же работа с историческими свидетельствами стала частью кинопроцесса. В итоге Распутин получился с исторической точки зрения весьма убедительным. Разумеется, были здесь свои художественные преувеличения и недоговоренности. К примеру, взаимоотношения Распутина с царской семьей освещены слабо. Не слишком понятно, насколько решающим и благотворным было вмешательство Распутина в лечение цесаревича. Но кино – это искусство, подверженное, помимо всего прочего, крайним формам давления со стороны политической конъюнктуры.


Примечания

1 Климов Э. И от тебя зависит так мало и так много // Искусство кино. 1996. № 7. С. 117.

Klimov E. I ot tebya zavisit tak malo i tak mnogo // Iskusstvo kino. 1996. No. 7. P. 117.

2 The letters of the Tsarina to the Tsar 1914-1917. Stanford, 1978.   

3 Коковцов В.Н. Из моего прошлого: Воспоминания 1903–1919 гг. Т. 2. Париж, 1933. С. 39.

KokovtsovV.N. Iz moego proshlogo: Vospominaniya 1903–1919 gg. Vol. 2. Paris, P. 39.

4 Климов Э. А памятника мне не надо // Огонек. 1988. № 2. С. 18.

  Klimov E. A pamyatnika mne ne nado // Ogonek. 1988. No. 2. P. 18.

5 Климов Э. И от тебя зависит так мало и так много... С. 122.

  Klimov E. I ot tebya zavisit tak malo i tak mnogo... P. 122.

6 Жуковская В. А. Мои воспоминания о Григории Ефимовиче Распутине, 1914–1916 гг. // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв. М., 1992. С. 304.

ZhukovskayaV.A. Moi vospominaniya o Grigorii Efimoviche Rasputine, 1914–1916 gg. // Rossiyskiy Arkhiv: Istoriya Otechestva v svidetelstvakh i dokumentakh XVIII–XX vv. Moscow, 1992. P. 304.

7 Родзянко М.В. Крушение империи: Воспоминания. Харьков, 1990. С. 55.

Rodzyanko M.V. Krushenie imperii: Vospominaniya. Kharkov, 1990. P. 55.

8 Симанович А. Распутин и евреи: Воспоминания личного секретаря Григория Распутина. М., 2005. С. 31.

 Simanovich A. Rasputin i evrei: Vospominaniya lichnogo sekretarya Grigoriya Rasputina. Moscow, 2005. P. 31.

9 Воспоминания С.П. Белецкого // Архив русской революции. Т. 12. М., 1991. С. 56.

Vospominaniya S.P. Beletskogo // Arkhiv russkoy revolyutsii. Vol. 12. Moscow, 1991. P. 56.

10 Там же. С. 57.

Ibidem. P. 57.

11 The letters of the Tsarina to the Tsar... Р. 381.

12 Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф. 2944. Оп. 4. Д. 2711. Л. 53.

Russian State Archive of Literature and Art (RGALI). F. 2944. Op. 4. D. 2711. L. 53.

13 Ден Ю.А. Подлинная царица: Воспоминания. СПб., 2003. С. 74.

   Den Yu.A. Podlinnaya tsaritsa: Vospominaniya. St. Petersburg, 2003. P. 74.

14 Vyrubova A. Memories of the Russian court. N.Y., 1923. Р. 163.

15 Климов Э. И от тебя зависит так мало и так много... С. 117.

Klimov E. I ot tebya zavisit tak malo i tak mnogo... P. 122.

16 РГАЛИ. Ф. 3095. Оп. 1. Д. 42. Л. 122–125.

RGALI. F. 3095. Op. 1. D. 42. L. 122–125.

17 РГАЛИ. Ф. 3095. Оп. 1. Д. 361. Л. 39.

RGALI. F. 3095. Op. 1. D. 361. L. 39.

18 Там же. Л. 36.

Ibidem. L. 36.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru