Новый исторический вестник

2011

№28(2)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт

У КНИЖНОЙ ПОЛКИ

Волков С.В., Стрелянов (Калабухов) П.Н. Чины Русского корпуса: Биографический справочник в фотографиях. М.: Рейтар; «Форма-т», 2009. – 528 с.      

О Русском корпусе, участвовавшем в 1941–1945 гг. в боевых действиях на Балканах, мне впервые довелось узнать летом 1991 г. Я гостил тогда в Южной Калифорнии, у моей дальней родственницы Н.П. Мейнгард (урожденной Миловидовой). Во время поездки в Сан-Франциско меня представили ее давнему знакомому С.Н. Забелину (1923–2009). Он охотно рассказывал о своем отце, участнике Белого движения на юге России, офицере 1-го Сумского гусарского полка.

Вспомнил он и подробности жизни семьи в Королевстве Сербов, Хорватов, Словенцев (Югославии). И о том, что в 1941 г. вступил в Русский корпус, формировавшийся в Белграде. Свой поступок Забелин объяснял тем, что в довоенной Югославии очень многие его сверстники, воспитывавшиеся в семьях русских офицеров и казаков, хорошо усвоили завет генерала П.Н. Врангеля: «Хоть с чертом, лишь бы против большевиков, но только при условии, если этот черт не оседлает Россию».

В той же поездке состоялось мое мимолетное знакомство с еще одним ветераном Русского корпуса – диаконом Покровской церкви РПЦЗ в Лос-Анджелесе.

С 1992 г. первые публикации о Русском корпусе стали появляться и в России. А затем в Москву и С.-Петербург было перенесено издание журнала Союза чинов Русского корпуса «Наши вести».

В конце 1990-х гг. в Москве мне довелось познакомиться с гражданкой США Рогнедой Николаевной Ермиловой (урожденной княжной Чегодаевой). Ее отец, князь Чегодаев, участвовал в Белом движении на юге России. В эмиграции проживал в Королевстве Югославия. В годы Второй мировой войны некоторое время служил в Русском корпусе, потом перевелся в казачьи части Вермахта. В мае 1945 г. вместе с другими офицерами и казаками 15-го казачьего кавалерийского корпуса генерал Х. фон Паннвица он был выдан британским военным командованием в советскую оккупационную зону и погиб в сталинских лагерях.

История Русского зарубежья является неотъемлемой частью отечественной истории ХХ в. Независимо от политических оценок и взглядов, нельзя не считаться с тем, что история Русского корпуса вписана в летопись Второй мировой войны, или, как ее называли русские эмигранты, Второй Великой войны 1939–1945 гг. Поэтому для любознательного и думающего читателя вполне естественно интересоваться и судьбами русских эмигрантов, служивших в Русском корпусе, и историей самого корпуса.

Трагическую эту историю можно понять и прочувствовать только в контексте предшествующих событий: красного террора времен Гражданской войны, подавления выступлений крестьян, рабочих и матросов против «комиссародержавия» в 1921 г., голода, репрессий против Русской православной церкви и бывших белых офицеров, раскулачивания, снова голода и, наконец, массовых репрессий второй половины 1930-х гг. Счет жертвам каждой из этих «побед» ленинской и сталинской политики шел на десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы. Обо всем этом, хотя, возможно, и без ужасных подробностей, хорошо знали наши соотечественники-эмигранты. Потому-то спустя два десятка лет после окончания Гражданской войны непримиримая часть антибольшевистской эмиграции жила надеждами на возобновление вооруженной борьбы против коммунизма в России и по всему миру, как только сложатся благоприятные обстоятельства.

На землю Королевства Югославия война пришла в апреле 1941 г. Верные чувству долга перед приютившей их страной, русские изгнанники приняли жертвенное участие в скоротечной войне против немцев в рядах королевской армии. Однако Югославия быстро капитулировала и распалась на части. Хорватия провозгласила независимость, став самым верным союзником Третьего рейха. Остальная территория оказалась разделена на оккупационные зоны. В Сербии возникло коллаборационистское правительство генерала М. Недича, пытавшегося смягчать оккупационный режим и по мере сил защищать интересы сербского населения даже ценой унизительного сотрудничества с победителями-нацистами.

С другой стороны, в июне 1941 г., в соответствии с московскими установками Коминтерна, в бывшей Югославии началась активная вооруженная борьба партизан-коммунистов под руководством И.Б. Тито. На первом этапе оно было направлено даже не столько против оккупантов, сколько против сербской буржуазии, сторонников короля Петра II и белых русских эмигрантов. Однако очень быстро страна погрузилась в кровавый хаос. Началась война всех против всех. У русских людей не оставалось иного выхода, кроме как создать вооруженную силу для защиты их жизней и имущества от покушений титовских партизан.

Первые местные вооруженные группы русских эмигрантов возникли явочным порядком уже летом 1941 г. Эти усилия встретили поддержку командования Вермахта в Сербии, чья готовность к сотрудничеству с белыми русскими оказалась гораздо более решительной, чем в других оккупированных странах Европы. В таких условиях в сентябре 1941 г. в Белграде началось формирование Русского корпуса.

При знакомстве со справочником, подготовленным известными историками антибольшевистской России С.В. Волковым и П.Н. Стреляновым (Калабуховым) в первую очередь обращает на себя внимание огромный массив самых разнообразных источников, привлеченных авторами, чтобы систематизировать разрозненные данные о жизненном пути чинов Русского корпуса. Большая часть биографических сведений впервые введена авторами в научный оборот, в чем заключается их несомненная заслуга. Большинству историков и специалистов были более или менее известны десяток-другой чинов корпуса, чьи имена были «на слуху»: генералы Б.А. Штейфон, М.Ф. Скородумов, В.Е. Флуг, В.Э. Зборовский, И.К. Кириенко и Ф.Э. Бредов, полковник А.И. Рогожин, подполковники М.Т. Гордеев-Зарецкий и А.М. Низовцев... Ныне этот биографический ряд значительно расширен и дополнен. Авторы сочли нужным включить в справочник и тех, сведения о которых уместились буквально в одну строчку: «ранен», «убит», «пропал без вести», «служил в корпусе». Большинство из них – ветераны Белого движения, воевали на юге России. Но есть и такие, кто сражался на других театрах военных действий. Многие еще ранее самоотверженно воевали против Германии, Австро-Венгрии и Турции в 1914–1918 гг., заслужив боевые награды за отличия. Кроме ветеранов, в рядах корпуса широко была представлена эмигрантская молодежь: в первую очередь – выпускники зарубежных кадетских корпусов, реже – воспитанники русских гимназий.

Среди воспитанников зарубежных кадетских корпусов, вступивших в Русский корпус, встречаются те, кто воспитывался в кадетских корпусах на востоке России в годы Гражданской войны. В то время белое командование периодически снимало с занятий кадет старших классов и использовало их при проведении антипартизанских операций. Эти кадеты заканчивали курс обучения уже в изгнании: в Шанхае в начале 1920-х гг. некоторое время еще существовал русский кадетский корпус. Потом кадет из Шанхая перевезли в Королевство СХС.

Капитуляция Германии застала Русский корпус на территории современной Австрии. Его чины и многочисленные беженцы были интернированы западными союзниками в лагере Келлерберг. Избежав при помощи некоторых представителей британского командования экстрадиции в СССР, они создали свою ветеранскую организацию – Союз чинов Русского корпуса, просуществовавшую до 2000 г. Из Австрии на протяжении пяти послевоенных лет бывшие чины корпуса вместе с семьями разъезжались по всему миру. В приведенных С.В. Волковым и П.Н. Стреляновым (Калабуховым) биографических справках встречаются такие удаленные от европейских берегов страны, как Австралия, Новая Зеландия, Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Парагвай, Чили. Немало бывших чинов корпуса сумели перебраться в США. Причем некоторые – лишь после того, как много лет прожили в Южной Америке. Так, в частности, сложилась судьба поручика В.В. Гранитова, многолетнего председателя Союза чинов Русского корпуса, одного из последних председателей РОВС.

Вызывает некоторое недоумение выбор тех бывших чинов корпуса, которые после войны поселились на Британских островах. Ведь им было хорошо известно, насколько добросовестно англичане выполняли, и даже порой перевыполняли, Ялтинские соглашения, подвергнув принудительной выдаче в советскую оккупационную зону военнослужащих русских антисоветских формирований, включая эмигрантов «первой волны», которые никогда не имели гражданства СССР. Можно ли было чувствовать себя после этого комфортно в Англии?

Некоторые бывшие чины корпуса после войны выехали из Австрии во Францию и Бельгию. Такой выбор тоже выглядит сомнительным: в этих странах в первые послевоенные годы местные власти жестоко преследовали своих собственных коллаборационистов. Вероятно, таким образом французские и бельгийские политики хотели реабилитировать себя в глазах победителей за быстрое прекращение сопротивления в 1940 г. Однако, как следует из справочника, многие бывшие чины Русского корпуса после войны спокойно доживали свой век и во Франции, и в Бельгии: генерал И.К. Кириенко, полковники В.Ф. Белогорцев и К.К. Брагин, кубанский казак А.Я. Герасименко и другие. Не исключено, что французские и бельгийские власти разрешали въезд в страну русским эмигрантам «первой волны», даже если они воевали на стороне Третьего рейха, но до 1940 г. проживали в другой стране.

Некоторые бывшие чины корпуса предпочли остаться в ФРГ или Австрии. Скорее всего, местные власти назначили им пенсии, как и своим соотечественникам–ветеранам войны. В ФРГ бывшие чины корпуса проживали преимущественно в Мюнхене, Дармштадте, Дорнштадте. В Австрии – в Зальцбурге, Виллахе, Клагенфурте, Инсбруке.

Труд С.В. Волкова и П.Н. Стрелянова (Калабухова) позволяет сделать интересные выводы относительно социального состава чинов Русского корпуса. В наибольшей степени в нем были представлены казаки и дворяне. Среди казаков преобладали выходцы с юга России – донцы, кубанцы, терцы, астраханцы. Изредка встречаются сибирские казаки. Служили в корпусе и рядовые казаки, и представители казачьего дворянства. Русское дворянство в рядах корпуса было представлено весьма широко. Назовем лишь несколько дворянских фамилий, без которых невозможно представить себе историю государства Российского: гвардейский казак есаул князь М.Л. Голицын; ротмистр граф Н.А. Коновницын – прямой потомок героя Отечественной войны 1812 г.; подпоручик М.А. Лермонтов – дальний родственник поэта М.Ю. Лермонтова; поручик А.А. Раевский, подпоручик И.О. Балабин; военный ветеринар В.В. Бодиско; подпоручик С.Н. Забелин – родственник основателя Исторического музея в Москве И.Е. Забелина.

В корпусе была представлена и такая специфическая группа российского дворянства, как остзейцы, или германо-балтийское дворянство Российской империи. В рядах корпуса служили барон Б.В. фон Ренненкампф и баронесса Л.П. фон Ренненкампф – родственник и дочь генерала от кавалерии П.К. фон Ренненкампфа, убитого большевиками в 1918 г. Из прибалтийских немцев-дворян – братья фон Берендс. Чины корпуса К.А. Бертье де ля Гард и четыре представителя фамилии баронов де Боде – это русские дворяне французского происхождения, чьи предки в конце XVIII в. бежали из Франции в Россию, спасаясь от якобинского террора. Грузинская аристократия была представлена князем Я.А. Амилахвари и несколькими представителями известной фамилии Думбадзе. В частности, в Русском корпусе воевал полковник-артиллерист Л.С. Думбадзе.

Такой социальный состав корпуса, конечно, не случаен: наиболее сильно пострадали от большевистской власти, наряду с православным духовенством, дворянство и казачество.

Уникальный биографический материал, который собрали и постарались обобщить С.В. Волков и П.Н. Стрелянов (Калабухов), в дальнейшем, несомненно, будет пополняться историками. Ценные документы по истории Русского корпуса хранятся в Военном архиве ФРГ во Фрайбурге, в архивах Российской Федерации, в первую очередь, в Центральном архиве Министерства Обороны и фондах ГУКР «СМЕРШ». Первый шаг в нужном направлении сделан. В свет вышел добротный научный труд, ставший серьезным вкладом в современное эмигрантоведение, для которого не может быть запретных тем и забытых имен.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru