Новый исторический вестник

2010
№26(4)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

К.В. Орлова

У КНИЖНОЙ ПОЛКИ

Иларионова Т.С. Немцы на государственной службе России: к истории вопроса на примере освоения Дальнего Востока.
М.: Институт энергии знаний, 2009. – 224 с.     
«ТЕ, КТО ПОМНЯТ ПРОШЛОЕ, СТАНОВЯТСЯ МАСТЕРАМИ БУДУЩЕГО»

Монография  Т.С.Иларионовой представляет собой галерею судеб людей, не только связавших свою жизнь с Россией, но и составивших ее славу и величие. Автор на примере немцев показала «рассыпанные по страницам истории примеры и судьбы всего лишь соединенные и рассмотренные вместе». Тем книга ценна и интересна. Впечатляет широкий охват деятельности немцев, работавших на благо России, – это и дипломаты, и ученые-путешественники, и губернаторы, и военные. Нельзя сказать, что история  привлечения иностранцев, в том числе немцев, на государственную службу не рассматривалась отечественными и зарубежными исследователями. Более того, в последнее время проводятся международные и российские научные конференции, основная проблематика которых посвящена историко-культурным связям России и Германии, вкладе немецких исследователей в изучение истории и культуры народов Сибири и Дальнего Востока.

В первой главе «Иностранцы на службе России: сферы деятельности, причины поступления на царскую службу, личные стратегии и судьбы» подробно анализируется деятельность российского правительства в отношении иностранцев, которые привлекались на государственную службу. Интенсивное вовлечение иностранцев на государственную службу берет свое начало с древности, правовое же оформление осуществлено лишь при Романовых. Именно при Алексее Михайловиче формируется законодательная база в отношении иностранцев: регулирование пребывания иностранцев в России (определение места жительства, поощрение принятия православия, надзор за их образом жизни, поведением);  вербовка иностранцев для осуществления планов России (торговые агенты, резиденты, посланцы по поручениям царя). Разные периоды проходили эти отношения – от «ущемления прав» иностранцев в России до «охранной» функции. Первый документ, регламентирующий прием на службу иностранца, датируется 1679 г.  – это именной указ «О введении иноземцев по прежним указам в одном Посольском приказе» (с. 24), согласно которому в другие приказы иностранцев брать не разрешалось. Впоследствии через Посольский приказ в качестве талантливого переводчика, затем его секретаря вошел в историю  государственной службы А.И. Остерман, автор «Табели о рангах». 

В освоении Урала, Сибири и Дальнего Востока большую роль сыграли немцы. Именно они возглавляли научные экспедиции. Блестящее образование, владение методикой исследований, организационные и научные навыки стали залогом успешной работы путешественников. Руководителем первой научной экспедиции  в Сибирь стал Даниил Готлиб Мессершмидт. Удивительна судьба этого человека. По образованию медик, в 1716 г. защитил диссертацию «О разуме как главенствующем начале всей медицинской науки» и получил ученую степень доктора медицины. В 1718 г. по приглашению Петра I прибыл в Санкт-Петербург. А в 1720 г. уже отправился в Сибирь. Как человек увлеченный и знающий, он собрал монгольские и тибетские источники, по возвращении переданные им в Кунсткамеру. Заинтересованность и талант исследователя проявились и в том, что он стал составителем грамматики монгольского языка. Еще одним исследователем Сибири, собиравшим источники, был Герард Фридрих Миллер. Уроженец Вестфалии, он в 20 лет оказался в России. В 1728 г. стал редактором «Санкт-Петербургских ведомостей», а в 1730 г. – профессором истории и членом Академии наук. Его будоражила не только русская история вообще, но и история и этнография Сибири – в частности, в то время еще малоизвестная окраина России. В 1733 г. Миллер отправился в Сибирь в составе  научной экспедиции, снаряженной Академией наук для изучения Восточной Сибири и Дальнего Востока. За 10-летний период пребывания в Сибири он собрал огромнейший материал по истории, археологии, этнографии, языкам коренных народов Сибири, открыл для науки неисчерпаемые сокровища сибирских архивов, причем многие документы дошли до нас в копиях, снятых Миллером. Сейчас так называемые «Портфели  Миллера»  (Ф. 199) хранятся в Российском государственном архиве древних актов. Его фундаментальный труд «История Сибири» (первый том вышел в 1750 г. под названием «Описание Сибирского царства») до сих пор в числе наиболее уважаемых и достоверных источников по истории Сибири. Совершенно права Т.С. Иларионова, считая, что «России повезло, что такой человек был у нее на службе… Миллер сформировал огромную научную базу по самым разным направлениям общественных и естественных наук, в том числе и для последующего освоения Дальнего Востока, установления регулярных дипломатических, торговых, человеческих (курсив мой. – К.О.) отношений со странами региона» (с. 97). 

Во второй половине XVIII  в. Петербургская Академия наук продолжила деятельность по организации экспедиций с целью изучения  естественных условий и природных богатств Сибири и Дальнего Востока. В работе этих экспедиций принимали активное участие П.С. Паллас, И.Г. Георги, И.П. Фальк, немцы по происхождению. Участники академических экспедиций на протяжении практически двух столетий собирали исторический, этнографический, фольклорный, лингвистический и другие материалы о населяющих Россию народах.

Отрадно отметить, что Т.С. Иларионова подробно останавливается на деятельности естествоиспытателя, ботаника по специальности Петера Симона Палласа. Он был участником второй академической экспедиции (1769–1774), посетил восточную часть Прикаспийской низменности, южную часть Сибири от Урала до Забайкалья, вплоть до китайской границы. Результатом его путешествия стала двухтомная книга «Собрание исторических сведений о монгольских народах» с иллюстрациями. Внимание в книге уделено не собственно монголам, а монголоязычным народам России – бурятам и калмыкам. Сам Паллас монгольского языка не знал, а полностью полагался на своего переводчика Иоганна Иерига, который помогал ему в обработке и переводе монгольских источников. В первом томе Паллас вводит читателя в краткий экскурс истории ойратов (калмыков), приводит подробные родословные калмыцких владетельных князей, которые им составлены на основе русских архивных документов и калмыцких источников. Здесь же Паллас опубликовал текст «Великого уложения 1640 г.» (так называемые «Монголо-ойратские законы» 1640 г.) на немецком языке. Второй том целиком посвящен религии – буддизму.  По мнению известного монголоведа Б.Я. Владимирцова, «…книга Палласа, несмотря на то, что содержит много интересного материала, требует постоянной проверки и самого осторожного отношения: Паллас всецело был в руках переводчиков и почти не имел возможности их контролировать» (Владимирцов Б.Я. Общественный строй монголов. Л., 1934. С. 24).

Хотелось бы сказать несколько слов еще об одном немце – блестящем дипломате, первом российском поверенном в делах и генеральном консуле в Корее – Карле Ивановиче Вебере (с. 126).  В 2004 г. корейская и российская общественность отметила 120-летие со времени подписания русско-корейского договора о дружбе и торговле 1884 г. Выдающуюся роль в подготовке и подписании этого договора сыграл К.И. Вебер. Договор явился последним из серии договоров об установлении официальных отношений, подписанных Россией со странами Дальнего Востока (Китаем, Японией, Кореей). Он имел огромное значение для российской дипломатии и  политики России в Корее, а также с точки зрения накопления знаний о малоизвестной восточноазиатской стране Корее. Его подробные и обстоятельные «Записки о Корее» были представлены в Министерство иностранных дел. Впервые он охарактеризовал международное положение Кореи, изложил свои впечатления о жителях, поднял вопрос о составе будущего дипломатического и консульского представительства в Корее, строительстве здания русской миссии. Он уже тогда понимал, что России необходимо обратить особое внимание на Корею, ибо в будущем она будет играть важную роль, находясь в центре между Приамурским краем, Китаем и Японией (более подробно см.: Пак Б.Б. Русский дипломат К.И. Вебер и договор между Россией и Кореей 1884 г. // ICANAS. 2006. C. 123). В 1902 г. Вебера отправляют в Сеул со специальной миссией для передачи императору Коджону личного послания Николая II в связи с годовщиной восшествия на престол корейского императора. Решение послать именно Карла Вебера не вызывало сомнений в Министерстве иностранных дел, ибо «имя д.с.с. Вебера продолжает быть весьма популярным …и может оказать благоприятное влияние на …сношения с корейским правительством» (цит. по: Пак Б.Б. Карл Иванович Вебер и Корея после 1897 г. //  Корея: история и современность. Москва-Сеул, 2008. С. 105).  Однако из-за холеры юбилейные торжества были отложены, и Вебер пробыл в Корее с октября 1902 г. по ноябрь 1903 г. Время, проведенное в Корее, не прошло даром. Он написал «Записки о Корее до 1898 года и после», значительная часть которых посвящена экономическому и политическому положению Кореи в 1902 г.

В заключении процитирую автора книги Т.С. Иларионову о том, что ее монография является всего лишь «шагом к тому, чтобы герои прошлого заняли свое место в пантеоне отечественной истории, …что наша история – не только наша. Она плод труда самых разных людей – тех, для кого Россия стала отечеством».

 

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru