Новый исторический вестник

2009
№3(21)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Н.Т. Ерегина

Шабров А.В., Романюк В.П. Санкт-Петербургская государственная медицинская академия имени И.И. Мечникова: К 100-летию со дня основания.
Ч. 1 (1907–1945). СПб: СПбГМА, 2006. – 504 с.; Ч. 2. (1945–2007). СПб: СПбГМА, 2008. – 832 с.

НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ МЕДИЦИНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ

В истории российского высшего медицинского образования Санкт-Петербургская медицинская академия имени И.И. Мечникова занимает особое место. В ее 100-летней деятельности, начавшейся в 1907 г. с уникального в мировой практике Психоневрологического института, как в зеркале отразились те драматические сюжеты, те новации и те реформы, которые пережила высшая медицинская школа России в ХХ в.

Психоневрологический институт, благодаря замыслу его создателя академика В.М. Бехтерева, стал первым в России научно-учебным заведением, где наряду с исследованием личности и человеческого мозга были организованы учебные занятия. В первые годы институт имел три факультета: общеобразовательный (обязательный для всех в течение первых двух лет обучения), юридический и педагогический. В 1911 г. к ним добавился медицинский факультет. Здесь совместно обучались студенты независимо от пола, возраста, национальности, вероисповедания. Замечательный коллектив преподавателей, состоящий из именитых профессоров – В.М. Бехтерев, В.А. Вагнер, Н.Е. Введенский, Р.Р. Вреден, Н.О. Лосский, В.М. Нарбут, В.А. Оппель, Д.О. Отт, Н.Н. Петров, Л.М. Пуссеп, Е.В. Тарле, Н.Г. Ушинский, Г.В. Хлопин и другие, – привлекал в институт большое количество слушателей. К 1916 г. в нем обучались свыше 7 тыс. человек.

Почетными членами этого самобытного научно-образовательного заведения в разные годы являлись Л.Н. Толстой, И.И. Мечников, И.Е. Репин, В.М. Бехтерев, В.Н. Коковцов, Жак д’Арсонваль, а членами Попечительского комитета – князь А.Д. Шереметев (председатель), С.М. Волконский, А.П. Демидов-Сан-Донато, В.А. Гендриков, К.Ф. Головин,  В.И. Ковалевский,  И.И. Стембок-Фермор, Б.М. Шапиров, П.П. Скоропадский и другие яркие личности рубежа веков.

Институт отличался не только специфичной программой обучения, но и разносторонней внеучебной деятельностью. Студенты имели право участвовать в заседаниях курсового комитета. В вузе работали студенческие организации – касса взаимопомощи, финансовая, экспертная и библиотечная комиссии. Слушатели приезжали в институт со всех концов Российской империи.  Их интересы представляли многочисленные землячества – Бессарабское, Виленское, Вятское, Кавказское, Киево-Волынское, Костромское, Кутаисско-Тифлисское, Нижегородское, Пермское, Петербургское, Прибалтийское, Самарские, Саратовское, Смоленское, Таврическое, Туркестанское. Действовало «Общество вспомоществования нуждающимся студентам», созданное по инициативе В.М. Бехтерева.

После 1917 г. деятельность вуза продолжилась, но уже под другими названиями: Частный Петроградский университет – 2-й Петроградский государственный университет – Государственный институт медицинских знаний (ГИМЗ) – 2-й Ленинградский медицинский институт – Ленинградский санитарно-гигиенический медицинский институт – Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И.Мечникова. Многогранная история вуза – частица непростой истории высшей медицинской школы, всестороннее изучение которой, свободное от идеологических наслоений, в последние годы только начинается. Тем более важно появление капитального исследования его истории. Авторы книги, опубликованной в 2-х частях, – питерские ученые: академик РАМН профессор А.В.Шабров и профессор В.П.Романюк. На протяжении последнего десятилетия они активно изучали историю академии, публикуя результаты своих исследований в виде статей. Изданная книга представляет собой целостную, всестороннюю картину становления и развития одного из крупнейших и ведущих медицинских учебных заведений страны.

Опираясь на архивные документы, авторы прослеживают перемены в системе высшего медицинского образования в советское время. Несмотря на эмиграцию за границу ряда известных ученых, численность профессоров в институте выросла до 104 человек. Это объяснялось реализацией постановления об отмене ученых степеней и званий, а также практикой присвоения звания профессора всем приват-доцентам и преподавателям, самостоятельно читающим курсы. Изменился контингент студентов, состоящий в значительной степени из рабочей и крестьянской молодежи. Однако даже соблюдение классового принципа при приеме не оградило институт от «плохого классового воспитания студенчества и отсутствия пролетарской закалки». Причина – сокрытие своего социального происхождения и более медленная, по сравнению с техническими вузами, «пролетаризация» студенческого состава медицинских факультетов. В 1925 г. из 1 800 студентов института лишь 314 были из рабочих, 575 – из крестьян, что немногим превышало половину.

По-новому в исследовании освещаются некоторые стороны деятельности студкома и комсомольской организации вуза. Активные в общественной и политической работе, они занимали позицию бойкота по отношению к «излишне требовательным» профессорам, расценивая их принципиальность в соблюдении учебной дисциплины и оценке знаний студентов как «вредительство и ненависть к Советской власти».

Говоря о нововведениях середины 20-х гг., авторы оценивают изменения в составе Правления вуза, деятельность предметных комиссий, созданных в противовес факультетским советам, лекционно-лабораторно-групповой метод обучения. Последний трактуется ими как удачный и положительный, что представляется спорным. Это противоречит убедительным оценкам, данным в исследованиях последних лет по истории высшей школы и вузовской интеллигенции (Ш.Х. Чанбарисов; А.В. Квакин), негативным оценкам, которые давала этому методу «старая вузовская профессура», отстаивавшая лекционную систему, и даже партийно-правительственным документам того времени. Постановлением ЦИК СССР от 19 сентября 1932 г. применение этого метода было признано нецелесообразным. А постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 23 июня 1936 г. «О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой» квалифицировало его как серьезный недостаток в работе вузов. Вскоре после постановления бригадно-лабораторный метод как система практически во всех медицинских вузах был ликвидирован.

Результаты многолетних авторских исследований обобщены в разделе, посвященном деятельности института в годы Великой Отечественной войны. Для большей достоверности изложения, А.В. Шабров и В.П. Романюк многократно обращаются к документальным и мемуарным свидетельствам тех лет. Полные драматизма страницы воспоминаний придают тексту особый колорит. В блокированном Ленинграде, насчитывавшем до войны десятки различных вузов, только медицинские продолжали работать. В условиях непрекращающихся обстрелов продолжались занятия, работали вузовские клиники, в которых разместился сортировочно-эвакуационный госпиталь, принявший за годы войны свыше 310 тыс. раненых и больных.

Авторы подробно раскрывают все сложности учебного процесса военных лет. Помимо трудностей бытового порядка, студентам вместо занятий нередко приходилось рыть траншеи, возводить оборонительные укрепления, нести дежурства в службе местной противовоздушной обороны. Выкопанные студентами осенью 1941 г. противотанковые рвы в деревне Пискаревка с весны 1942 г. стали использовать для захоронения умерших от голода ленинградцев, в том числе сотрудников и студентов института, около 80 % которых страдали дистрофией.

2-я часть книги охватывает период с 1945 г. до настоящего времени. В послевоенный период, особенно после реорганизации вуза в 1947 г., основной его задачей стала подготовка врачей-гигиенистов. В условиях, когда санитарно-гигиенические факультеты в медицинских институтах оставались слабым звеном, Ленинградский санитарно-гигиенический медицинский институт, как показывают авторы, стал лидером в области подготовки врачей санитарно-гигиенического профиля.

Достоинство книги – раскрытие 100-летней истории академии в контексте истории высшего медицинского образования в России.
Так, анализу деятельности Психоневрологического института предшествует краткий обзор истории высшего медицинского образования в России в XVIII–XIX вв. Рассмотрению основных направлений учебной и научно-практической деятельности института после реорганизации его в санитарно-гигиенический предпослан анализ основных этапов зарождения санитарно-эпидемиологической службы в дореволюционной России.

Отметив, что помимо государственных учреждений в конце XIX в. важную роль в развитии медико-санитарного дела играла общественная медицина, авторы особо выделили многогранную деятельность Русского общества охранения народного здравия и Общества русских врачей в память Н.И. Пирогова. На всех его съездах в повестке дня обязательно стояли санитарно-гигиенические вопросы. После революции 1917 г. и последовавшей за ней волны эпидемий подготовка квалифицированных кадров санитарных врачей и эпидемиологов стала задачей государственной важности. В этой связи, как показывают авторы, в вузах стали открываться кафедры социальной гигиены, эпидемиологии, профессиональной гигиены, школьной гигиены, а в учебные планы в качестве обязательных дисциплин были включены гигиена с организацией врачебного дела и микробиология.

Особую, самостоятельную ценность представляют приложения. Наиболее содержательное из них – биографии профессоров, в разное время работавших в вузе. По объему (437 с.) оно сопоставимо с добротным биографическим словарем. Авторы впервые рассказывают о драматической судьбе многих замечательных ученых, ставших жертвами сталинских репрессий. Среди них – Э.Р. Гессе, И.Я. Вольфсон, Б.П. Эберт, Л.М. Мариампольский, А.Ю. Харит, Э.Б. Фурман. Тем более странным выглядит то обстоятельство, что в главах, посвященных истории института в конце 1930-х гг. и в послевоенное десятилетие, эта тема не нашла отражения.

Украшением обеих частей книги являются многочисленные фотографии, зримо представляющие историю академии с первых лет ее деятельности. Наряду с портретами известных ученых-медиков здесь собраны уникальные снимки различных событий истории Психоневрологического института, учебных занятий с дореволюционных времен.

Исследование А.В. Шаброва и В.П. Романюка, добротно выполненное как по форме, так и по содержанию, – большой вклад в историографию высшей медицинской школы России.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru