Новый исторический вестник

2009
№21(3)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

                                                                   А.Н. Комаров

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ КАНАДЫ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ[*]

На  современном этапе для России приобретает особую актуальность использование положительного опыта развития других стран мира, а также извлечение уроков из их ошибок и просчетов. Одной из них является Канада, у которой с Россией много общего не только в плане природно-географических условий, размеров территорий, но и в особенностях федеративного государственного устройства, влияния интеграционных процессов на внутриполитическую жизнь страны. Кроме того, существование в политической структуре современной России объединений, ориентирующихся на идеологию консерватизма и либерализма, требует изучения деятельности партий других стран, стратегия и тактика которых основана на идеях свободного предпринимательства и минимизации экономической и социальной роли государства при сохранении его ведущей активности в правоохранительной и ряде других сфер. Таковыми являются политические партии государств Европы и Северной Америки, в том числе Канады.

Следует сразу же заметить, что со второй половины XIX в. роль партий в политической системе Канады чрезвычайно возросла, что в решающей степени объяснялось как историческими особенностями формирования самой федерации, так и тенденциями ее развития. Являясь неотъемлемой составной частью политической системы страны, канадские партии, конкурируя между собой в борьбе за государственную власть, применяли различные мирные средства и методы.

При этом некоторые из них, под влиянием обстоятельств и, прежде всего, получая все большую поддержку избирателей, значительно росли численно, укреплялись организационно. Другие, не получая достаточной поддержки избирателей, вынуждены были существенно модернизировать свою структуру, менять основные лозунги и даже название. А часть из них вообще прекращала свою политическую деятельность.

Для второй половины XX в. ведущей была тенденция к формированию в Канаде двухпартийной системы, когда одна партия находится у власти, а другая – в оппозиции к ней.  

Сегодня в Канаде на федеральном уровне функционируют Консервативная, Либеральная, Новая демократическая партии и Квебекский блок. Помимо них, существуют еще Канадская партия действия, Марксистско-ленинская партия Канады, Партия зеленых и некоторые другие. Однако они не в состоянии вести эффективную борьбу за государственную власть, так как не пользуются массовой поддержкой электората, а некоторые даже не зарегистрированы в качестве политических партий [1].

С 1867 г. по настоящее время у власти находятся, сменяя друг друга, две старейшие общенациональные партии — Консервативная и Либеральная. Установление в стране по существу двухпартийной системы стало возможным вследствие влияния политических традиций Великобритании и США.

Фундамент Консервативной партии был заложен сближением во второй половине XIX в. политических интересов земельной аристократии, купеческой олигархии, верхушки духовенства. Как отмечают российские исследователи С.Ю. Данилов и В.Е. Шило, политическими установками консерваторов во второй половине XIX в.  было расширение автономии Канады в рамках Британской империи при упрочении экономических связей с метрополией, содействие развитию промышленности, а также территориальное освоение страны на северо-западе. Оформление партии обычно относят к 1854 г., когда было создано первое консервативное правительство провинции Канада.

Превращение партии канадских либералов в одну из двух главных партий, в свою очередь, завершилось к 1870-м гг.

Консерваторы занимали  приоритетное положение в стране до начала XX в. Их политика способствовала приливу британского капитала, интенсивному железнодорожному строительству, что  отвечало интересам Канады, которая во второй половине XIX в. нуждалась в создании самостоятельной индустриальной базы [2].

Но с 1920-х гг. положение партии парламентского большинства перешло к либералам. Новое перераспределение власти было связано с тем, что и либералы, и консерваторы по-разному отреагировали на социальные и революционные потрясения в мире в начале XX в. Либеральная партия, правильно оценив ситуацию, сумела вовлечь в орбиту своего влияния большую часть избирателей [3].

Напротив, консерваторы превратились в партию перманентной оппозиции, призываемую к власти в периоды социально-экономической нестабильности и отстраняемую от руководства страной, как правило, в связи с улучшением существующей обстановки [4]. В то же время, находясь на вторых ролях, основные конкуренты либералов интенсивно искали пути обновления своего политического имиджа. Заимствуя опыт западноевропейских партий, они в течение 1960—1970-х гг. провели модернизацию своей организационной структуры, ввели фиксированное членство, предприняли действенные меры по расширению имеющейся социальной и региональной базы. Консерваторы стремились убедить избирателей в своей надежности, политической грамотности, четкой приверженности выдвигаемым программным установкам.

Показательна программа прогрессивных консерваторов накануне всеобщих выборов 1984 г.

Еще в 1983 г. была опубликована детальная программа лидера ПКП Б. Малруни «На чем я основываюсь», где он изложил свое концептуальное видение государственно-правового строительства канадской федерации, подготовки ПКП к предстоящим  всеобщим выборам [5].

В разделе « Размышления о конституции» он разъяснил свою позицию по конституционным аспектам, а также по вопросам, связанным с реформированием Сената и Верховного суда. В частности, Б. Малруни указал, что основным недостатком предшествующей политики либерального кабинета П. Трюдо явилось неприсоединение Квебека к Акту о Конституции 1982 г. В то же время, не особенно надеясь, что этот вопрос будет разрешен при либералах, будущий лидер ПКП недвусмысленно намекал на то, что в случае победы консерваторов на всеобщих выборах 1984 г. эта проблема перестанет существовать [6].

Выступая за стабильность и единство Канады, будущий лидер консерваторов в то же время склонялся к серьезным уступкам Квебеку, рассматривая дальнейшее развитие провинции с точки зрения предоставления ей статуса «самобытной общности» в рамках Канады. Такая позиция получила одобрение франкоканадцев, которые, со своей стороны, были готовы поддержать консерваторов на предстоящих всеобщих выборах [7].

Анализ программы «На чем я основываюсь» позволяет также выделить некоторые ключевые моменты в идейной концепции консерваторов накануне всеобщих выборов 1984 г.

Б. Малруни и его сторонники рассчитывали одержать победу, опираясь на альянс франкоканадцев Квебека, недовольных конституционной политикой П. Трюдо, население западных провинций, выступающее за ускоренные меры по реформированию Сената и Верховного суда, представителей крупного бизнеса с их огромным влиянием и возможностями. Подобная политика маневрирования между различными региональными элитами, их интересами и ожиданиями, по мнению стратегов ПКП, позволила бы одержать победу на предстоящих выборах. Всех остальных (в основном, население провинции Онтарио) консерваторы надеялись переубедить в ходе своей избирательной кампании, апеллируя к естественной усталости электората от более чем двадцатилетнего правления либералов.

Все это позволило консерваторам сформировать правительство парламентского большинства во главе с Б. Малруни в 1984 г.

В ряде научных исследований получила распространение точка зрения о трехпартийной системе на федеральном уровне, просуществовавшей более тридцати лет (1961—1993 гг.) и подразумевавшей активную роль Новой демократической партии в формировании национальной политики [8]. В действительности только ПКП и Либеральная партия в течение XX в. продолжали сохранять контроль над основной массой избирателей. Прецедент всеобщих выборов 1972 г., когда Либеральная партия не смогла сформировать правительство без вынужденного блокирования с Новой демократической партией, является исключением из правил. Несмотря на высокий рейтинг новых демократов в конце 1980-х гг., политический талант и личное обаяние их лидера Э. Бродбента, НДП не удалось выступить в качестве реальной альтернативы консерваторам и либералам. Победа НДП на провинциальных выборах в отдельных провинциях страны не означала ее прихода к власти в масштабе всей Канады.

Неудачи конституционных инициатив консервативного кабинета Б. Малруни ( Мичлейкское и Шарлоттаунское соглашения), длительный экономический спад в начале 1990-х гг. способствовали неизбежному поиску ориентиров для сохранения единой Канады. Сама возникшая ситуация в стране привела к небывалому росту новых политических партий. В частности, Партии Реформ (ПР) и Квебекского блока.

Партия Реформ была создана осенью 1987г. в провинции Манитоба. Реформисты пользовались поддержкой мелкого и среднего бизнеса запада Канады, недовольного политикой правительства, которое, по их мнению, традиционно отражало экономические и политические ценности Онтарио, игнорируя, таким образом, интересы остальных субъектов федерации.

Идейно-философская концепция реформистов, их глобальное видение будущего страны были отражены как в выступлениях их лидера П. Мэннинга, так и в изданном им сборнике «Новая Канада» [9].

Первым этапом деятельности Партии Реформ была интенсивная критика Мичлейкского соглашения, что, безусловно, привело к росту ее сторонников среди англоязычного населения Запада. Умело используя негативное отношение жителей ряда провинций к конституционным инициативам Б. Малруни и применяя, в свою очередь, также методы популизма, реформисты сумели добиться поставленной задачи — превращения первоначально разрозненных сторонников в политическую партию [10].

Не менее быстрым и поступательным явился и рост Квебекского блока, который к 1993 г. также представлял собой значительную силу. Как лидером этого политического объединения Л. Бушаром, так и его сторонниками было сформулировано мнение о том, что только суверенный Квебек в составе канадского экономического союза, представляет собой достойную альтернативу настоящему кризису [11].

Успех этих партий отразил стойкую тенденцию к углублению и обострению регионализма в масштабе всей Канады, что наглядно было продемонстрировано итогами всеобщих выборов 1993 г. Классической двухпартийной системе, просуществовавшей в стране более 125 лет, был нанесен существенный урон, в результате которого Квебекский блок и реформисты превратились в парламентские партии, находящиеся в центре политического спектра общества. Квебекский блок получил 13,5 % голосов избирателей и 54 места из 75-ти, принадлежавших франкоканадской провинции в федеральном парламенте. Реформистская партия — 19 % голосов и, соответственно, 52места в Палате общин. Консерваторы, набрав только 16 % голосов избирателей, не только потерпели сокрушительное поражение, но и потеряли статус партии официальной оппозиции, передав его Квебекскому блоку. Число мест ПКП в Палате общин сократилось со 169 до 2-х. Влиятельная ранее партия оказалась не в состоянии сформировать даже собственную парламентскую фракцию. Впервые за долгие годы будущее ПКП стало в значительной степени неопределенным. Напротив, Либеральная партия восстановила свой прежний авторитет среди избирателей, одержав убедительную победу, получив 41% голосов избирателей и 177 мест в Палате общин [12].

Результаты всеобщих выборов 1997 г. и 2000 г. также продемонстрировали победу Либеральной партии, которая во второй и в третий раз получила большинство голосов избирателей, и увеличила свое представительство в Палате общин со 155 до 177 мест из 301 [13].  Неоднократная победа Либеральной партии на всеобщих выборах была связана с мерами правительства Ж. Кретьена по сокращению бюджетного дефицита, ослаблению националистического движения в Квебеке и т.д. 

Важным событием внутриполитической жизни Канады на рубеже XX—XXI вв. стало объединение Прогрессивно-консервативной партии Канады и Канадского консервативного альянса реформ в декабре 2003 г. Новая партия получила название Консервативной (КП). Ее лидером в марте 2004 г. был избран С. Харпер, проведший большую идейно-организационную работу по созданию новой общенациональной партии и адаптации ее к изменившимся социально-экономическим и политическим реалиям.

Вследствие этого Консервативная партия одержала победу на парламентских выборах 23 января 2006 г. За нее отдали свои голоса 36,3 % избирателей, что обеспечило им 124 из 308 мест в Палате общин, а также  позволило сформировать правительство меньшинства. Место официальной оппозиции заняла Либеральная партия, получившая 30,2 % голосов и 103 места в Палате общин. На третьем месте оказался Квебекский блок с 51 депутатским мандатом, на четвертом — НДП с 29 мандатами [14].

В деятельности политических партий, борющихся за усиление своего влияния в стране, особое место занимали вопросы внутренней политики. Однако это не значит, что они допускали хотя бы малейшую недооценку внешнеполитических проблем, стоявших перед страной. Политические партии оказывают существенное влияние на формирование внешней политики Канады, прежде всего Либеральная и Консервативная [15].

В канадской внешней политике можно выделить несколько основных направлений. Первое из них — развитие канадо-американских отношений. В 1988 г. было заключено соглашение с США о свободной торговле (ФТА). В 1993 г. консервативным правительством Б. Малруни было заключено Североамериканское соглашение о свободной торговле ( НАФТА) между Канадой, США и Мексикой [16].

В области военного сотрудничества Канады с США после Второй мировой войны был также заключен целый ряд двусторонних соглашений [17].

Однако в канадо-американском сотрудничестве существует и ряд проблемных вопросов. К примеру, в  настоящее время лидер консерваторов и премьер-министр страны С. Харпер высказал точку зрения, согласно которой Канаде не надо было поддерживать вторжение США в Ирак в 2003 г [18].

Вторым, не менее важным, направлением внешней политики Канады остается ее сотрудничество и взаимодействие со странами континента. В 1976 г. было заключено Общее соглашение о торговле и экономическом сотрудничестве с Европейским экономическим сообществом [19]. В 1990 г. Канадой с Европейским сообществом была подписана Трансатлантическая декларация об экономическом сотрудничестве [20].

Третьим важным направлением внешнеполитической деятельности Канады являются канадо-британские отношения. В двух мировых войнах Канада участвовала на стороне Великобритании. В Первой мировой войне участвовало до 600 тыс. канадцев, которые были задействованы как в тылу врага, так и на многих фронтах [21]. Канадские дивизии храбро сражались в битве на Сомме в 1916 г., в Амьенском сражении 1918 г. и некоторых других, проявляя при этом мужество и дисциплинированность [22]. Человеческие потери Канады в результате участия в боевых действиях Первой мировой войны составили порядка 80 тыс. погибших и около 200 тыс. раненных и искалеченных [23].

Канадцы активно участвовали и в борьбе против фашизма в период  Второй мировой войны. Их вклад в победу антигитлеровской коалиции был весьма значителен. На территории Канады проводились официальные встречи У. Черчилля и Ф. Рузвельта в 1943—1944 гг., на которых обсуждались как итоги побед, так и планы союзников на ближайшую перспективу. Кроме того, канадская авиация активно участвовала в боях против люфтваффе, участвуя в обороне Британских островов в 1940 г [24].

Своевременной оказалась и социально-экономическая помощь Канады своей метрополии, которая нашла свое воплощение в кредитовании Великобритании на сумму свыше 3 млрд. долл., а также в расселении английских детей, эвакуированных из юго-восточных графств Великобритании [25].

В годы Второй мировой войны в боевых действиях участвовало свыше миллиона канадцев, из которых 42 тыс. погибли и порядка 200 тыс. были ранены [26].

В настоящее время Канада принимает весомое участие в Организации франкоязычных государств (франкофонии), в которую входят 52 государства Азии, Африки и Америки. Эта организация объединяет не только бывшие французские колонии, но и государства с «французским наследием» [27].

Современные канадо-российские отношения находятся в состоянии становления. Важными вехами в этом направлении явились официальный визит президента В.В. Путина в Канаду в декабре 2000 г., где обе стороны обменялись опытом федеративного государственного устройства, договорились о регулярных встречах на высшем уровне, обсудили перспективы вступления России в ВТО [28]. Тенденции российско-канадских отношений обсуждались и во время официального визита Ж. Кретьена в Москву в июле 2001 г. Важным событием явился и приезд в феврале 2002 г. в Москву руководства провинций Канады и свыше 300 представителей делового мира страны. В свою очередь, в сентябре 2003 г. генерал-губернатор Канады А. Кларксон также посетила Россию с официальным визитом, в ходе которого были проведены переговоры по вопросам двустороннего сотрудничества в Арктической зоне и некоторым другим проблемам.

Итак, вся история политических партий Канады есть история борьбы за политическую власть в стране мирными, конституционными, демократическими средствами и методами. Преобладающей тенденцией развития системы политических партий Канады является тенденция к формированию двухпартийной системы. Обеспечение победы на выборах находится в зависимости от умения лидеров политических партий творчески подходить к разработке политических и экономических программ, а также уровня финансирования избирательных кампаний. Этот опыт политических партий Канады, его плюсы и минусы, могут быть полезными для использования современными политическими партиями России.

Примечания


[*] Статья подготовлена при финансовом содействии гранта президента РФ на поддержку молодых российских ученых и ведущих научных школ (НШ-4405.2008.6).


 [1] См.: Ажаева В.С. Эволюция партийно-политической системы Канады в 90-х гг. / / Канада: взгляд из России. Экономика, культура, политика. М., 2002. С. 67.

 [2] Данилов С.Ю., Шило В.Е . Политико-государственный механизм современной Канады: Сравнительно-историческое исследование. М., 1991. С. 37.

 [3] Там же. С. 38.

 [4] Там же.

 [5] Mulroney B . Where I Stand. Toronto, 1983.

 [6] Ibid. P. 26.

 [7] Levesque R . The Memoirs. Toronto, 1986.

 [8] См., напр.: Данилов С.Ю., Шило В.Е . Указ. соч. С. 36 ;  Шило В.Е. Практика канадского федерализма: достижения и противоречия // Канада: взгляд из России. С. 102.

 [9] Manning P. The New Canada. Toronto, 1990.

 [10] Harrison T. Of Passionate Intensity: Right-Wing Populism and the Reform  Party of Canada. Toronto, 1995.

 [11] The Canadian General Election of 1993. Ottawa, 1994. P. 79—88.  

 [12] The Canadian General Election of 1993.  P. 161; Ажаева В.С. Указ. соч. С. 70; Шило В . Е . Указ. соч. С.102.

 [13] Canadian Journal of Political Science. Ottawa, 1998. Vol.32. N. 2. P. 247; Ажаева В . С . Указ. соч. С. 75—76; Заболотный В.М. Новейшая история стран Европы и Северной Америки: Конец XX—начало XXI века. М., 2004. С. 75.

[14] Комкова Е.Г., Барановский К.Ю. Выборы в Канаде: Правые консерваторы у власти // США—Канада. Экономика, политика, культура. 2006. № 4. С. 65.

 [15] Молочков С.Ф. Основные направления и особенности внешней политики Канады: Канадо-американские отношения // Канада: взгляд из России. С. 158—185.

 [16] Комкова Е.Г. НАФТА и политическая борьба в Канаде // Канадский ежегодник. Вып. 9. М., 2005; Комкова Е.Г. Этапы североамериканской интеграции // Канадский ежегодник. Вып. 10. М., 2006.

 [17] Молочков С.Ф. Указ. соч. С. 163.

 [18] Комкова Е.Г., Барановский К.Ю. Указ. соч. С. 76.

 [19] Молочков С.Ф. Указ. соч. С. 164.

 [20] Там же.

 [21] Данилов С.Ю. История Канады. М., 2006. С. 113.

 [22] Там же. С. 113—114.

 [23] Там же. С. 115.

 [24] Там же. С. 137—138.

 [25] Там же. С. 139.

 [26] Там же. С. 138.

 [27] Заболотный В.М. Указ. соч. С. 79.

 [28] Там же. С.80.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru