Новый исторический вестник

2008
№1(17)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Киличенков А.А. Краткий курс Великой Отечественной войны. М.: Яуза, Эксмо, 2008. — 608 с.

О Великой Отечественной войны писали и пишут много книг. Пишут профессиональные историки, пишут и любители. В этом вале литературы можно найти множество фактов и взглядов, рассмотрено с разных сторон множество мелких и крупных вопросов. Но чем больше появляется книг о войне, тем выше к ней общественный и научный интерес. И чем больше благодаря этим работам накапливается фактической информации, тем сильнее потребность в том, чтобы осмыслить и обобщить ее.

Такую попытку и предпринял А.А. Киличенков в «Кратком курсе Великой Отечественной войны». Это второе, переработанное, ее издание. Первое было подготовлено как учебное пособие для студентов РГГУ. Как и положено учебному пособию (правда, большинство учебных пособий, увы, таким критериям не соответствуют), книга написана емко, сжато, доступным языком, без неуместного украшательства и ненужного усложнения. Автор позаботился о том, чтобы изложение было динамичным и живым. Этому способствует удачный подбор ярких цитат из документов, а больше — из мемуаров. У читателя появляется возможность взглянуть на события глазами участников войны, «своих и врагов».

Порой, правда, возникает сомнение: не стоило ли проявить к мемуарам больше критичности? Для некоторых из них определение «субъективные» будет еще слишком деликатным. Впрочем, автор дает возможность вдумчивому читателю самому определить степень этой «субъективности».

Киличенков стремится создать у читателя широкое, панорамное, представление о войне. У него нет чрезмерно пристального внимания к темам-«любимчикам». Не только ход военных действий, но и партизанская война в тылу врага, экономическая база войны, морально-политическое состояние населения, внешняя политика — все это нашло отражение в книге. В этом — ее выгодное отличие от многих других современных попыток создать обобщающую работу о Великой Отечественной войне, авторы которых либо вообще проигнорировали все ее аспекты, кроме военных действий, либо уделяли им второстепенное внимание. За этим обычно скрывается элементарное неведение, а то и боязнь слишком «сложных» вопросов.

Яркая черта книги — попытка синтеза старых и новых взглядов на войну. Автор не отбрасывает бездумно достижения советской исторической науки, напротив — развивает их, обогащая за счет новых источников, недоступных исследователям в прошлом. Автор порой скрыто полемизирует с другими точками зрения, широко распространенными в современной литературе (особенно популярной). Но это именно скрытая полемика, не бросающаяся в глаза. Ее суть – не в агитации против кого-либо, а в представлении противоречащих этим взглядам фактов и собственных оценок.

Порой, впрочем, кажется, что автор излишне деликатничает, книге не хватает полемичности. Скажем, его рецензия на известную книгу М. Солонина «22 июня...» выгодно отличается и критичностью стилистики, и «убойностью» аргументов. Ведь часто позиции тех авторов, с которыми он ведет скрытую полемику, неплохо аргументированы (в работах А.В. Исаева, например). И открытый, острый спор с разбором их концепций мог бы быть интересен широкому кругу читателей.

В первой части рассказывается о предвоенном периоде, рассматриваются разные аспекты подготовки СССР к войне. Автор в целом высоко оценивает уровень экономической готовности к войне: советская промышленность позволяла снабжать армию современным вооружением, а система государственного управления экономикой была способна обеспечить быстрое наращивание производства в случае войны. А вот психологическая подготовка населения к войне велась неправильно: акцент был сделан на легкую победу малой кровью на чужой территории. В результате в начале войны советские граждане пережили глубокий шок. Рассматривая подготовку к войне вооруженных сил, автор отмечает ее противоречивость: войска были снабжены большим количеством военной техники, но подготовка личного состава, от рядовых до высшего командного состава, была неудовлетворительной. Руководство страны не осознавало эту проблему в полной мере и слишком оптимистично оценивало боевые возможности Красной армии.

Рассматривая взаимоотношения СССР и Германии накануне войны, Киличенков отмечает, что выгоды, полученные СССР от политического и экономического сотрудничества с Германией, в основном могли сказаться только в долгосрочной перспективе. В условиях же приближающейся войны негативные последствия (в первую очередь значительное усиление Германии, а также неразвитая инфраструктура присоединенных территорий) эти выгоды перевешивали. Огромную роль, и здесь автор следует в традиционном русле советской историографии, сыграло неверие Сталина в скорое начало войны с Германией. В результате мероприятия по приведению войск в боевую готовность запоздали и были недостаточно масштабными. А особенности политической системы, основанной на концентрации власти в руках одного человека, делали допущенные ошибки неисправимыми.

Во второй части рассматриваются события первого года войны. Как убедительно и доходчиво показывает автор, причины катастрофы 1941 г. кроются не только в ошибках, допущенных накануне войны, но и, самое главное, в низком профессионализме командования на всех уровнях, от Ставки до взвода, в неумении управлять боем, организовывать разведку и взаимодействие войск, в непонимании природы современной войны.  Командиры Красной армии в искусстве управления войсками уступали своим немецким «коллегам». Мешали им и сковывающий контроль «высоких инстанций», армейских политорганов, и отсутствие корпоративного офицерского духа, и низкий культурно-образовательный уровень.

В третьей части рассматривается период от начала 1942 г. до перехода в контрнаступление под Сталинградом. Переход в наступление на всех фронтах после победы под Москвой автор считает серьезной стратегической ошибкой, вызванной переоценкой возможности своих войск: Сталин, несмотря на усилия Жукова и офицеров Ставки, так и не научился правильно оценивать их уровень боеспособности и качество управления. В то время как немецкое командование всегда обладало превосходством сил в нужное время в нужном месте, командование Красной армии часто не могло грамотно использовать имевшееся численное превосходство. В итоге попытка обескровить противника и выбить его резервы привела только к огромным потерям и обескровливанию собственной армии, что сделало возможным переход немцев в наступление летом 1942 г.

Однако советская экономика за это время превзошла германскую в производстве военной техники. В том числе, как показывает автор, и за счет сведения к минимуму удовлетворения потребностей населения. Ярко описаны и катастрофического состояния продовольственного снабжения населения, и исключительные трудности жизни в советском тылу.

В разделе, посвященном дипломатии, обращает на себя внимание вывод автора о том, что руководство СССР понимало невыполнимость своих требований об открытии второго фронта, но использовало их для давления на союзников.

Четвертая часть рассказывает о переломном периоде войны: начиная со Сталинградской битвы и заканчивая победой Красной армии под Курском и последующим наступлением к Днепру. Киличенков обращает внимание на схожесть ситуации под Сталинградом в ноябре 1942 г. и ситуации под Киевом в августе—сентябре 1941 г. В первом случае советское высшее руководство, во втором — германское, из политических соображений отказалось от необходимого отвода войск, недооценив возможные масштабы и последствия поражения. В результате под Сталинградом Красная армия одержала решающую победу. Но советское верховное командование по-прежнему допускало серьезные ошибки, у него опять, как и после победы под Москвой, наступила полоса «головокружения от успехов». Отсюда — новые, не обеспеченные силами и средствами, наступательные операции, закончившиеся тяжелыми поражениями и утратой стратегической инициативы. Не слишком удачно складывались боевые действия и в сражении на Курской дуге, виной чему, по мнению автора, был излишне жесткий контроль Ставки, сковывавший инициативу командующих и мешавший им действовать более гибко. А многочисленные лобовые контрудары приводили к большим потерям.

Пятая часть посвящена событиям 1944–1945 гг., включая военную операцию в Маньчжурии. В этот период действия Красной армии отличались динамизмом и мастерством. Изменился стиль руководства Сталина. Возросло качество управления войсками. Сказался накопленный опыт прежних ошибок и поражений. Благодаря этому было проведено несколько масштабных наступательных операций. Однако интересы политики все чаще брали верх над военными соображениями, что увеличивало потери. Особенно ярко это проявилось в ходе Берлинской операции.

В целом нельзя не признать, что попытки написания такого рода обобщающей работы неизбежны. Обобщение новых накопленных знаний – настоятельная потребность исторической науки на современном этапе. Автор подошел к решению этой задачи, хорошо вооружившись (не только знаниями, но и удачной методикой изложения).

В целом попытка современного, обобщающего изложения истории Великой Отечественной войны вполне удалась Киличенкову. Но нельзя не признать, что эта сверхзадача не может быть решена одной книгой, даже написанной на достойном уровне. Необходимо продолжение научной дискуссии, нужны новые попытки, более широкое привлечение материалов, другие взгляды на проблемы. Ведь чем больше мы пытаемся изучать эту войну, и чем больше мы о ней узнаем, тем больше у нас возникает новых вопросов и тем менее изученной она нам кажется.

А.Ю. Ермолов

 

 

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru