Новый исторический вестник

2008
№1(17)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Поляков В.А. Голод в Поволжье, 1919—1925 гг.: происхождение, особенности, последствия.
Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2007. — 735 с.

УНИКАЛЬНАЯ КНИГА О ГОЛОДЕ В ПОВОЛЖЬЕ

Уникальность книги В.А. Полякова обусловлена тем, что впервые в отечественной историографии предметом специального исследования стал голод начала 1920-х гг. Тема эта долгое время оставалась запретной, замалчивалась. О втором (1932—1933 гг.) и третьем (1946—1947 гг.) советских голодных бедствиях уже вышли исследования — В.П. Данилова, И.Е. Зеленина, В.Ф. Зимы, В.В. Кондрашина, — в которых дается беспристрастная, в некотором роде беспощадная, оценка причин голода. А о первом голоде стыдливо умалчивалось, недоговаривалось или писалось вскользь, не говоря уже о том, что обычно не указывались истинные причины, а повторялись старые идеологизированные версии о страшной засухе и последствиях мировой и Гражданской войн.

И только теперь, спустя более 80 лет, появилось полноценное исследование голодной трагедии, которая потрясла Россию и получила сильный международный отклик. Объемистая монография Полякова, доцента Волгоградского госуниверситета, стала результатом 17-летнего кропотливого труда историка. Выполнена она профессионально. Прекрасно написана историография темы. Поражает богатство источниковой базы, большая часть которой впервые вводится в научный оборот.
Россия издревле была страной хлебородной. В царские времена она снабжала хлебом половину Европы. С приходом к власти большевиков ситуация изменилась коренным образом. Советская власть обрекла хлебородную страну на перманентные голодовки, печальное начало которым и положил страшный голод в Поволжье, за которым последуют другие. По сути, большевики использовали голод как метод построения социализма в крестьянской стране.

В первой части, посвященной продовольственным трудностям и происхождению голода, Поляков рассмотрел ленинские взгляды на систему коммунистической власти, безрыночную экономику и аграрное производство как предпосылки голодного бедствия. С иных позиций оценил он характер социалистического труда с его уравнительной оплатой, но с материальным поощрением продовольственных работников, изымавших продукты у крестьянских масс. Убедительно показал развал транспортной системы, выделив такой существенный фактор, каким стало обособление регионов вплоть до изоляции отдельных районов запретами на перевозки продуктов, что усугубило голодание населения, повысило смертность от голода. Детально исследовал процесс подготовки и ход весенней посевной кампании 1921 г., именовавшейся «великой», но закончившейся недосевом, а в отдельных районах — полным провалом. Описал произвол продналоговой политики, которая, по его мнению, не имела отличий от изъятий периода продразверстки, а потому продналог, по сути, являлся перелицованной разверсткой. Продналог в совокупности с другими поборами оказался намного тяжелее прежней разверстки.

Наконец, впервые ввел в научный оборот данные о количестве осадков и тем поставил под сомнение прежние утверждения об исключительной засушливости 1921 г.

Вторая часть книги охватывает самый трагичный период, с лета 1921 до конца 1925 гг. Как убедительно показывает автор, помощь со стороны Советского государства, хотя и сопровождалась пафосными статьями в газетах о ее успешности, оказалась неэффективной. При этом большевики противодействовали представителям русской эмигрантской общественности, пытавшихся организовать помощь голодающим из-за границы. Обстоятельно рассматриваются перипетии полуторагодичного сотрудничества советских властей с западными общественными организациями, из коих основная часть помощи пришлась на правительственную организацию США — АРА. Особенно интересны материалы о вкладе Русской православной церкви в организацию помощи голодающим как добровольными пожертвованиями церковных ценностей, так и принудительно, через насильственные конфискации, ставшие базовым элементом богоборческих мероприятий большевистского режима.

Как показывает автор, решающими в судьбе пострадавших от голода стали изменения в налоговом обложении крестьянства, произошедшие в 1922—1924 гг.: трудгужевой, общегражданский и подворный налоги, промысловый сбор, а также несколько натуральных налогов, были заменены единым сельскохозяйственным налогом с разрядами урожайности, которые устанавливали власти. Для его уплаты деньгами крестьяне вынуждены были продавать продукты, а затем для своего потребления их же покупать по более высоким ценам. В случае замены налога, измерявшегося в ржаных единицах, другими культурами, он количественно возрастал или предполагал внесение ржи, налогоплательщиком купленной. Опустошающими для крестьянского бюджета стали золотой и хлебный займы, грабительская по сути денежная реформа и дополнительные сборы хлеба на нужды индустриализации. Кроме того, на местах повсеместно вводили различного рода «отбывочные» повинности, «самообложение» и «самовольные налоги». Все эти изъятия отягчались необходимостью возвращать семенные ссуды. Особенно удручающим было положение вернувшихся беженцев: им приходилось возмещать государству затраты на «помощь», оказываемую для проезда к постоянному месту жительства. Продлило катастрофическую ситуацию и то, что в поволжских губерниях, областях и республиках сохранялось либо вводилось военное положение, предоставлявшее властям широкие полномочия для репрессий.

Подводя итоги своего драматического исследования, автор обращает внимание читателей на то, что гибель 6 млн крестьян занимает особое место в истории России, ибо она сократила на 4 % общую численность населения страны, обернулась ростом общей заболеваемости во всех возрастных группах населения и сокращением средней продолжительности жизни, что ослабило страну в целом.

Можно считать, что с выходом книги Полякова историография голода в Советской России приобрела завершенный вид: три советских голода — три трагические страницы российской истории, охватившие десятки миллионов человек.

А.В. Седов

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru