Новый исторический вестник

2007
№16(2)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт

Смирнов А.А. Атаман Семенов: Последний защитник империи.
М.: Вече, 2005. – 368 с.

Внимательный читатель, взявший в руки книгу А.А. Смирнова о Г.М. Семенове, непременно заметит одну странность: отсутствие в списке использованной литературы книги самого атамана - "О себе. Воспоминания, мысли и выводы". Изданные в 1938 г. в Харбине, они были переизданы в Москве в 1999 г. Предположение, что автор не знаком с ними, отпадает почти сразу: он позаимствовал из книги Семенова целые фрагменты, сопроводив их собственными домыслами и комментариями. Позаимствовал вместе с ошибками и опечатками, воспроизведя их один к одному. Очевидно, недосуг было проверить по другим источникам (или хотя бы по справочной литературе) и исправить. И с каждой новой прочитанной страницей все чаще ловишь себя на мысли о том, что читаешь книгу казачьего атамана "О себе", причем в издании, "исправленном" и "дополненном" за счет новых ошибок.

Пример: "В момент приезда Семенова в Троицкосавск полком командовал полковник граф Артур Артурович Келлер" (с. 22). Речь, конечно, идет о знаменитом кавалерийском генерале графе Федоре Артуровиче Келлере. Кстати, Ф.А. Келлер еще в 1907 г. был произведен в генерал-майоры, в каковом чине он и пребывал "в момент приезда" в полк молодого казачьего офицера Семенова.

Упоминая рейд сотника В.Д. Гамалия, однокашника Семенова, автор слово в слово повторяет географическую ошибку, допущенную его героем в книге "О себе": "Казаки под его командованием совершили беспримерный переход через Аравийскую пустыню, выйдя к союзным войскам в Месопотамию. Восхищенные англичане наградили его высшим военным орденом Великобритании" (с. 21). Действительно, британские войска на Месопотамском фронте (территория нынешнего Ирака) под командованием генерала Тауншенда неоднократно терпели поражения от турецких войск, поэтому русский экспедиционный корпус под командованием генерала Н.Н. Баратова, действовавший в Персии, постарался установить с ними связь. Но для этого, если верить географической карте, казаков не надо было посылать в "переход через Аравийскую пустыню", то есть территорию нынешней Саудовской Аравии.

Собственно авторские ошибки - очевидное следствие слабого знания реалий русской армии, биографий многих упомянутых офицеров и генералов, событий Первой мировой и Гражданской войн.

Так, автор путается в офицерских чинах, приравнивает училищный "цук" тех времен к советской "дедовщине".

Автор утверждает, что "Первая мировая война на Восточном фронте не дала примера крупных кавалерийских сражений: немцы избегали явно проигрышных условий боя, уходили от схваток с русской конницей" (с. 41). Однако 8 августа 1914 г. произошло событие, названное историками "последним конным боем" Великой войны. В том бою русская кавалерийская дивизия опрокинула и обратила в бегство австрийскую кавалерийскую дивизию. Широко применялась русская кавалерия не только в 1914 г., в дни Галицийской битвы, но и в 1915 г., при отражении Свенцянского прорыва, и в 1916 г., в ходе знаменитого Брусиловского прорыва.

Характерна авторская оценка неудачной попытки прорыва русскими войсками позиций германцев у озера Дресвяты в сентябре 1915 г. Семенов в книге "О себе" дает сдержанно-отрицательную оценку и этой операции, и тому, кто ее провалил - генералу от кавалерии Владимиру Алоизовичу Орановскому. Автор, пересказав Семенова, пошел дальше, прямо обвинив генерала Орановского в предательстве: "Несостоявшийся начальник кавалерийской армады генерал русской службы Орановский мог претендовать на награждение высшим военным орденом Германской империи! Было за что. Не допустил разгрома ее армии - раз. Устроил почти полное уничтожение дивизии одного из лучших русских военачальников - два. Позволил немцам вернуть позиции, утерянные ими в результате неожиданной атаки казаков - три. (Дальнейшая судьба этого "полководца" неизвестна. Но не стоит удивляться, если окажется, что он после революции переметнулся к врагам России - большевикам. А если не успел, если подняли его на штыки солдаты после февраля 17-го, так то по заслугам)" (с. 43-44). Во-первых, очевидно, что автору не ведомо имя и отчество Орановского. Во-вторых, как к генералу не относиться, но предателем он не был. Пусть и обделенный полководческим талантом, но играл заметную роль: в кампании 1914 г. был начальником штаба Северо-Западного фронта. Следовательно, он несет свою долю ответственности за разгром двух русских армий в Восточной Пруссии в августе 1914 г. Неудача сопутствовала Орнановскому и в 1915 г., поэтому он в конце концов был назначен командиром 42-го армейского корпуса, расквартированного в Финляндии. Там в августе 1917 г. он пал жертвой солдатского самосуда. После ареста Временным правительством генерала Л.Г. Корнилова, революционные солдаты и матросы арестовали в Выборге и его, и офицеров его штаба. Во время конвоирования на вокзал, на Абосском мосту, с ними расправились: генералов и офицеров убивали выстрелами из винтовок и револьверов, сбрасывали в Выборгский залив, а тех, кто еще был жив, добивали выстрелами с моста. Среди погибших, а погибло несколько десятков человек, был и генерал Орановский.

Автор безапелляционно заявляет, что бывший "генерал А.А. Брусилов сразу и безоговорочно принял советскую власть" (с. 45). Похоже, не ведая, что этому "безоговорочному принятию" предшествовало заключение в чекистской тюрьме, устроенной на территории Московского Кремля, в качестве заложника, а в Красную армию Брусилов был зачислен только весной 1920 г.

Характерно и обобщение относительно казачьих атаманов: "Кто-то из казачьих атаманов - Дутов, Калмыков, Анненков, Каледин, погибли в боях или пали от рук расстрельных команд ЧК и Красной Гвардии" (с. 163). Подскажем автору: в бою ни один из них не погиб. Атаман А.М. Каледин застрелился в начале 1918 г. Атамана И.П. Калмыкова застрелили китайцы при попытке бегства в 1920 г. Атамана А.И. Дутова смертельно ранил в Китае советский агент в 1921 г. Атамана Б.В. Анненкова, действительно, расстреляли чекисты в 1927 г.

В 10-й главе, посвященной последним месяцам жизни казачьего атамана, сказано: "Но для смачного (?!) процесса над Григорием Михайловичем Семеновым, колчаковским генералом Вержбицким..." (с. 313). Опять неувязка: генерал Г.А. Вержбицкий умер в Тяньцзине в декабре 1942 г. Тем не менее, автор далее пишет: "Хотя генерал Вержбицкий на одной скамье подсудимых с атаманом Семеновым в Москве не сидел, но свой расстрельный приговор получил" (с. 326).

С первых страниц чувствуется неприязнь автора к той самой Российской империи, защитником которой был Семенов: и к императорской фамилии, и к верховному правителю России адмиралу А.В. Колчаку, и к белым генералам Восточного фронта, товарищам Семенова по оружию (по крайней мере к большинству из них).

Императорскую семью автор мешает с грязью в лучших советских традициях. Так, императрица Александра Федоровна - "истеричка с дипломом доктора философии, которая имела прямо-таки гипнотическое влияние на своего "Ники"" (с. 40). Наследник российского престола был из вел. кн. Кирилла Владимировича "как из дворового козла боевой конь" (с. 201). А вся династия Романовых - "потомки мелких немецких князьков, взявших фамилию вымершего рода русских бояр" (с. 175).

О Колчаке же автор пишет: "Тела грамотных государственных деятелей не спускают в полынью, как умерших бродяг, а кладут в мавзолей с почетом". Верно подмечено. Только вот потом "грамотных государственных деятелей" потихонечку выносят из мавзолея и закапывают в землю, а мавзолей, случается, и взрывают. И если Семенов считал Колчака таким ничтожным деятелем и никчемным человеком, то зачем, спрашивается, ему понадобилось снаряжать отряд под командованием генерала Л.Н. Скипетрова с целью отбить адмирала у чехов, а самому посылать вызов на дуэль французскому генералу Жанену?

Список серьезных ошибок, ставших результатом и незнания автором исторических фактов, и небрежного обращения с ними, и тенденциозного авторского отношения, можно продолжать еще долго.

Помимо них встречаются и мелкие огрехи, довольно причудливые. Так, под пером автора испанские галеоны, перевозившие золото из американских колоний в метрополию, превратились в неведомые корабелам и мореходам "галлины".

Книга представлена как "научно-популярное издание". Судя по тексту, "популярность" понимается автором как свое право на домыслы и вымыслы, далекие от исторических реалий. Такого рода "популярности" служит, вероятно, и "введение в научный оборот" слов и выражений из полублатного жаргона: "олигарх в законе", "Владивостокские политические авторитеты", "посадили на оклад", "крыша", "наехали", "деньги прокручивались", "обезьянник", "киллер".

Понятно и достойно одобрения стремление издательства "Вече" к публикации научно-популярной литературы о самых трагических страницах истории России, о сложных судьбах их героев. Однако попытка правдиво рассказать о жизненном пути атамана Г.М. Семенова оказалась, увы, не слишком удачной.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru