Новый исторический вестник

2007
№16(2)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

 

Ушаков А., Федюк В. Корнилов.
М.: Молодая гвардия, 2006. — 398 с. (Жизнь замечательных людей)

Выход в свет еще одной биографии генерала Л.Г. Корнилова свидетельствует об устойчивом интересе части нашего общества к событиям почти вековой давности. Фигура генерала Корнилова по сей день вызывает интерес не только академический, но и "сослагательный". Ибо, слыша имя этого генерала, многие вольно или невольно задаются вопросом: что ожидало Россию, если бы его выступление в августе 1917 г. увенчалось успехом? Или если бы в Гражданской войне одержало победу Белое движение, у истоков которого он стоял? Не случайно та русская эмигрантская печать, которая с нескрываемой симпатией следила за военными успехами испанских "белых" во время Гражданской войны в Испании 1936 - 1939 гг., называли испанского генерала Ф. Франко "испанским Корниловым". Сторонники "сослагательной" точки зрения на генерала Корнилова и его дело, теперь, в подтверждение своей правоты, могут сослаться на примеры Венгрии времен регентства адмирала М. Хорти и Испании периода диктатуры генералиссимуса Ф. Франко.

А. Ушаков и В. Федюк постарались максимально объективно изложить биографию своего героя, показав его на разных поприщах и на разных этапах жизненного пути, начиная с детских лет. Безусловно, Корнилов мог состояться как ученый-востоковед. Или как военный дипломат. Состоялся же он и прославился как военачальник, пусть и не лишенный недостатков, о которых пишут авторы.

Роковой для России 1917 г. сделал из боевого генерала политическую фигуру всероссийского масштаба. И вполне оправданно, что из пяти глав четыре посвящены последнему году жизни Корнилова: с марта 1917 по апрель 1918 гг. Избегая "сослагательности", авторы ставят в заслугу своему герою его гражданское мужество. Ибо в 1917 г., в пору нарастающего безвластия, безволия, хаоса и анархии, он смог со всей солдатской прямотой сказать "нет" тем, кого считал ответственными за разрушение армии и России. И то, что генерал Корнилов и его единомышленники и в августе, и в ноябре 1917 г. оказались в меньшинстве, точнее - в одиночестве, вовсе не говорит об ошибочности их выбора.

Не размениваясь на упреки в мелких неточностях, допущенных авторами (как то: путаница с чином артиллерийского офицера Э.Н. Гиацинтова, инициалами генерала графа Ф.А. Келлера и балтийского матроса П.Е. Дыбенко, со старым и новым стилями) отметим, что им следовало бы хотя бы в двух словах рассказать читателям, что борьба, начатая генералом Корниловым в 1917 г. вовсе не закончилась с его гибелью, а продолжалась на юге России до ноября 1920 г., а на востоке - до ноября 1922 г., что на чужбине на протяжении многих лет существовал Корниловский ударный полк, что десятки, если не сотни, ветеранов-корниловцев приняли участие в Русском освободительном движении 1941 - 1945 гг., что последние корниловцы - К.А. Асеев и В.М. Феликсов - дожили до начала 1990-х гг. и стали свидетелями крушения коммунистического режима в России, против которого боролся генерал Корнилов.

А в "Послесловии" авторам стоило бы назвать имя еще одного эпизодического персонажа "корниловской истории", хотя подписанный им акт о глумлении большевиков над останками генерала Корнилова они цитируют дважды. Этот страшный документ подписан действительным статским советником Г.А. Мейнгардтом (1866 - 1945). Именно он, будучи профессиональным юристом и известным общественным деятелем, по поручению генерала А.И. Деникина, преемника Корнилова, возглавил Особую следственную комиссия по расследованию злодеяний большевиков. Собранные Особой комиссией материалы были вывезены при отступлении белых войск в Новороссийск, погружены на пароход и доставлены в Константинополь. Оттуда в начале 1920-х гг. их привезли в Париж, где они хранились в замке в Венсенне. После Второй мировой войны они оказались за океаном, в Стэнфордском университете в Архиве Гуверовского института войны, революции и мира, став источником ценных и правдивых сведений о Гражданской войне, о большевистском режиме.

Но главное все же не в недостатках книги, а в ином: биография первого белого вождя вышла в издательстве "Молодая гвардия", являвшемся до начала 1990-х гг. издательством ЦК ВЛКСМ, в серии "Жизнь замечательных людей", основанной в 1933 г. "великим пролетарским писателем" М. Горьким для прославления прежде всего революционеров. Это - знамение времени, подтверждение исторической правоты замечательного русского человека генерала Л.Г. Корнилова.

В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт
 

Как и прежде, идущая в ногу со временем "молодогвардейская" серия "Жизнь замечательных людей" продолжает откликаться на его запросы изданием биографий тех, кого в советскую эпоху было немыслимо представить олицетворением гражданской жертвенности. Например, уже дважды выходила в рамках серии книга о Столыпине, принадлежащая перу известного исторического писателя С.Ю. Рыбаса. В минувшем году очередь дошла и до Лавра Георгиевича Корнилова, о котором поклонникам ЖЗЛ поведали уже историки-профессионалы - А.И. Ушаков и В.П. Федюк: для обоих выход монографических работ по истории Гражданской войны - отнюдь не дебют.

Как это ни покажется странным, но издание биографий белых вождей в ЖЗЛ, невзирая на всплеск интереса и даже "моду" на них в 1990-е гг., и по сей день - редкость. В том же 2006 г. был издан "Колчак" П.Н. Зырянова, а в нынешнем - переиздан "Деникин" Г.М. Ипполитова. Непочтенными вниманием остаются еще многие заглавные имена антибольшевистского лагеря. Поэтому выход книги о Корнилове - лидере, возглавившем Белое движение у самых его истоков, не только давно назрел, но, учитывая эрудицию авторов и располагающее к объективным оценкам время, обещал стать событием в историографии Гражданской войны.

К числу несомненных достоинств книги о Корнилове следует отнести непринужденность повествовательной манеры авторов. В некоторых случаях данное непременное требование к работам популярной серии стало нарушаться: тексты оказываются перегруженными излишней детализацией и "сырым" материалом, утомлять либо нарочитой вычурностью слога, либо естественной "простотой". А. Ушаков и В. Федюк удачно избежали и того, и другого.

Тем досаднее было заметить, что авторы не сумели полностью избавиться от некоторых особенностей "ученого" стиля, совершенно, на наш взгляд, неуместного в книге серии ЖЗЛ. То и дело мелькают "в нашем распоряжении", "нетрудно заметить", "следует обратить внимание", "как мы уже писали", "мы уже не раз упоминали", "отметим", "напомним", "нам кажется", "мы не знаем", "предоставим слово", "еще раз повторим" и прочее подобное. Ощущение складывается такое, что авторам очень хотелось обозначить собственное присутствие рядом со своим героем.

Жанр жизнеописания становится интересным в двух случаях: когда оно предстает в виде глубокого, пусть интуитивного проникновения во внутренний мир героя, в его психологию, либо когда автор, выстраивая событийный ряд, сообщает мало или совсем неизвестные факты, почерпнутые из ранее недоступных источников.

В книге, к сожалению, не нашли полноценной реализации ни первый, ни второй из подходов. А главное, что цельный законченный образ Корнилова у авторов так и не сложился. Может, потому, что слишком рано генерала похитила смерть и он не успел подобно своим преемникам собственноручно создать ни подробного жизнеописания, ни обширного архива. "Корнилову, - как выразился один современный историк, - так и не удалось снискать славу полководца, оставив потомкам лишь красивую легенду, как он победил своих врагов, если был бы более удачлив". Но и при жизни, не раз отмечают авторы, Корнилов не любил откровенничать, если не считать его приключений в странах Востока, раз из раза пересказывавшихся им. Но вряд ли это оправдывает то обстоятельство, что на всем протяжении книги мы привыкаем к ненавязчивому присутствию главного героя, лишенного авторами способности увидеть события собственными глазами.

Глава "Вокруг вождя" (с. 120 - 127) вроде бы вносит обнадеживающее предчувствие многомерного изображения Корнилова. Здесь говорится о природе пружин, вытолкнувших его на авансцену 1917 г. Но авторы посчитали достаточным ограничиться указанием на извечно терзавшее Корнилова внутреннее противоречие между нерешительностью перед выбором окончательного шага и боязнью обнаружить на людях свою слабость. Но ведь указанное свойство принадлежит весьма многим людям. А что же было исключительно корниловским в мучительной борьбе героя с собою и обстоятельствами, авторы раскрыть не сумели. В этом смысле показательна и глава "Керенский". В ней авторы не без блеска, используя запоминающиеся детали ранних этапов биографии российского премьера, где-то на полпути почему-то оставляют намерения дать ему небанальную трактовку и прибегают к цитированию. В итоге мы узнаем о ключевых фигурах предоктябрьской драмы 1917 г. немногим более, чем о героях античности из седых трактатов Плутарха и Светония.

И что еще важно, в книге остается, по сути, не раскрытым куда более сложное, нежели "керенщина", явление: российское офицерство революционной, переходной эпохи. Вне выяснения и объяснения духовно-нравственной и идейно-классовой природы противоречивых сцеплений, его образовывавших, думается, бесполезно судить и о конкретном представителе данной касты. Авторы признаются, что политические взгляды Корнилова "охарактеризовать очень трудно" (с. 86). Даже комментарий Деникина на эту тему, приводимый здесь же, выглядит расплывчатым, но, повторимся, можно было бы пойти несколько дальше незамысловатых констатаций и обширных цитирований современников. Например, углубиться в анализ психологии кадрового офицерства 1900 - 1910-х гг., из среды которого вышел Л.Г. Корнилов. И здесь авторам пригодились бы и неоднократно издававшаяся книга С.В. Волкова "Трагедия русского офицерства", и интересная монография Е.Ю. Сергеева "Иная земля, иное небо. Запад и военная элита России 1900 - 1914" (М., 2001), и тем более - истинно профессиональный труд В.Д. Поликарпова "Военная контрреволюция в России 1905 - 1917" (М., 1990).

В общем и по эпохе в целом, и по людям, и по конкретным историческим реалиям, А. Ушаков и В. Федюк, что называется, прошлись по поверхности. Есть с чем сравнивать: в "Очерках истории Белого движения на юге России" С.В. Карпенко последние месяцы жизни Корнилова на Дону и Кубани, его отношения с ближайшим окружением, "подвиг и грязь" Добровольческой армии описаны психологически глубже, с яркими, красноречивыми деталями, с подлинным, а не книжным, трагизмом.

Однако не хотелось бы, да и нет веских оснований, считать книгу о Корнилове неудачей авторов или очередным дежурным изданием ЖЗЛ. Заслуживает одобрения сам факт ее появления, масштаб проделанной авторами работы. Думается, что переиздание "Корнилова", после необходимой доработки, неминуемо встанет в повестку дня.

И.А. Белоконь

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru