Новый исторический вестник

2006
№1(14)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Венявкин И.Г., Майзульс М.Р.

Абрамсон М.Л. Человек итальянского Возрождения: Частная жизнь и культура.
М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2005. - 428 с.

Словосочетание "человек Возрождения" сразу же напоминает нам о Лоренцо Медичи, Леонардо да Винчи или Микеланджело. Человек Возрождения - это универсальный творец (художник, архитектор, философ). Он преклоняется перед античной культурой, пытливо вопрошает природу и верит в человеческий разум. Однако может ли один конкретный тип воплощать в себе все грани эпохи, может ли он говорить от лица всех своих современников? Что такое человек Возрождения и чем он отличается от средневекового человека?

За последние десять лет в России была издана целая серия работ по истории Средневековья и раннего Нового времени, в названии которых фигурирует слово "человек": "Человек в кругу семьи. Очерки по истории частной жизни в Европе до начала Нового времени" (1996), "Человек в мире чувств. Очерки по истории частной жизни в Европе и некоторых странах Азии до начала Нового времени" (2000), "Европейский человек наедине с собой. Очерки о культурно-исторических основаниях и пределах личного самосознания" (2000) и т.д. Монография М.Л. Абрамсон "Человек итальянского Возрождения. Частная жизнь и культура" продолжает этот ряд. Слово "человек", которое стоит в ее заглавии, отсылает нас к проблеме исторического своеобразия человеческой личности и эволюции форм самосознания индивида в различные эпохи.

Проблематика исследования М.Л. Абрамсон находится на пересечении важнейших историографических тем последних десятилетий. Интерес к истории человеческого самосознания на переходе от Средних веков к Новому времени ведет свою родословную от классического тезиса Я. Буркхардта о рождении европейского индивида современного типа в Италии эпохи Возрождения. Историки-медиевисты часто не соглашаются с этой мыслью и отправляются на поиски истоков новоевропейского индивидуализма в XII в. и даже более ранние эпохи. Вторая группа проблем, которая теснейшим образом связана с дискуссиями вокруг таких сложных понятий, как "индивид" или "личность", - это история автобиографии как формы самоанализа и представления человеческого Я. Исследователи давно оценили эвристический потенциал и богатство автобиографий и записок деятелей итальянского Возрождения, а также обратились к более скудному и сложному для интерпретации материалу Средних веков. Наконец, третий источник вдохновения М.Л. Абрамсон - это история частной жизни. Она убеждает нас в том, что знакомство с миром чувств и эмоций, брачными стратегиями и распределением семейных ролей в обществах прошлого, а также миром материальных предметов, которые окружают человека и организуют культурную среду, в которой он живет, оказывается не менее значимо для понимания исторической специфики конкретной эпохи, чем "большая" история социальных структур, политических форм и военных кампаний.

Монография состоит из двух равных частей. Замысел и содержание каждой соответствуют одному из двух элементов подзаголовка книги: частная жизнь и культура. Вторая часть - "От Данте к Альберти" - представляет собой классическую историю итальянской культуры эпохи Возрождения XIV - XV вв. Она начинается с обзора исторических предпосылок, которые сделали возможным радикальную трансформацию средневекового мира именно на Апеннинском полуострове. Затем перед нами проходит галерея классических типов и героев Реннесанса: Данте, Петрарка, Леонардо Бруни, Колюччо Салютати, Марсилио Фичино, Леон Баттиста Альберти… Исследовательская программа этой части книги восходит в общих чертах к "Культуре Возрождения в Италии" Я. Буркхардта: разрыв со средневековой концепцией человека и создание новой оптимистической антропологии, идеал всесторонне развитого индивида и новое понятие славы, новое понимание истории и идеализация классической древности.

Однако человек Возрождения - это не только созерцатель (филолог, философ, поэт или художник), но еще и человек действия: практичный купец либо властолюбивый политик. Первая часть книги, которая посвящена частной жизни флорентийских купцов XIV - XV вв., представляется нам более интересной и новаторской, чем ее продолжение. Она состоит из серии портретов: семейства Строцци, Лаппо Сиригатти, Паоло да Чертальдо, Джованни Морелли, Бонаккорсо Питти. Благодаря их личной переписке, памятным запискам (ricordi) и благочестивым поучениям, которые они оставили своим близким и потомкам, мы можем приоткрыть дверь в их частную жизнь, войти в их дом, увидеть их в кругу родных, друзей и соседей. Историка интересуют их представления о семье, супружеских отношениях и любви, восприятие ими старости и смерти, повседневная религиозность и деловая этика купеческого мира ренессансной Флоренции.

М.Л. Абрамсон ставит вопрос о том, насколько каждый из ее героев был оригинален в своем поведении, психологии и ценностях, насколько его жизненный путь был исключителен либо ординарен на общем фоне эпохи и той социальной среды, из которой каждый из них вышел. Некоторые из этих людей оставили после себя обширную переписку, другие - дневниковые записи либо сборники практических наставлений. Они писали для себя, для своих родных либо, гораздо реже, для более широкого круга читателей. Они стремились сохранить и передать потомкам свой жизненный опыт и житейскую мудрость, которая была источником их преуспевания и гарантией доброго имени рода. Они были прижимисты, расчетливы, часто скупы на эмоции и в то же время честны в делах и преданны родным (если только не успевали рассориться с ними из-за денег, наследства либо приданого). Ренессансный купец гордится своим ремеслом, считает его одним из самых почетных в мире занятий и не видит в нем ни малейшей помехи спасению души. Он полагается в делах на собственный разум, высоко ценит его и в то же время не забывает попросить о помощи у Бога. Автор удачно характеризует этот тип купеческого благочестия как прагматическую религиозность.

Купец в доме, купец в семье, купец наедине с собой. Человек итальянского Возрождения не только творит, размышляет и пишет. Он также занимается торговлей, заботится о преумножении своих капиталов и защите чести рода, женится и торгуется о приданом, устраивает судьбу своих детей и заботится о родственниках. История частной жизни всегда интересна тем, что она изучает человека в сложном переплетении его жизненных связей и показывает многомерность реальности.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru