Новый исторический вестник

2006
№1(14)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Л.Л. Сардак

БАРОН В.В. МЕЛЛЕР-ЗАКОМЕЛЬСКИЙ (1863–1920)


В.В. Меллер-Закомельский
(Кыштымский историко-революционный музей. Публикуется впервые)

Меллер-Закомельские стали известны в России в конце XVIII в.

В 1740 г. в русскую артиллерию простым канониром был зачислен 15-летний Иван Меллер, происходивший из «немецкой нации мещан лютеранского закона». Грамотный, смышленый и отчаянно смелый, он быстро сделал карьеру в тот «громкий век военных споров, свидетель славы россиян». Прославился он как покоритель крепости Очаков во время Русско-турецкой войны 1787–1791 гг. Екатерина II высоко оценила военный талант и мужество генерал-аншефа Меллера: в 1789 г. он был возведен с нисходящим потомством в баронское достоинство с повелением писаться «Меллер-Закомельский».

Два сына Ивана Ивановича, Егор и Петр, сделали блестящую военную карьеру: оба участвовали в войнах с наполеоновской Францией, в Отечественной войне 1812 г. и в заграничных походах русской армии 1813–1814 гг. Петр Иванович Меллер-Закомельский в 1814 г. был произведен в генералы от артиллерии и назначен командующим всей артиллерией русской армии, с 1819 г. до своей смерти в 1823 г. занимал пост военного министра.

И его сын Владимир выбрал военную карьеру. В начале 1850-х гг. он женился на Клавдии Александровне Зотовой, внучке купца Л.И. Расторгуева и  одной из наследниц принадлежавших тому чугунолитейных и железоделательных заводов Кыштымского горного округа Пермской губернии. После смерти Расторгуева управление округом негласно перешло к отцу его зятя – фанатичному старообрядцу Г.Ф. Зотову, одному из руководителей секты старообрядцев-беспоповцев на Южном Урале. Между тем император Николай I начал гонения на старообрядцев с целью искоренить раскол церкви; особенно жестко преследовались сектанты-беспоповцы. И Зотов, который несмотря на уговоры высшего духовенства и светских властей перейти в единоверие, оставался твердым приверженцем старообрядчества, в 1837 г. по личному распоряжению Николая I был сослан на вечное поселение в финский город Кексгольм. Конечно, родство Меллер-Закомельских со старообрядцами не могло остаться без последствий, и генерал-майор В.П. Меллер-Закомельский вынужден был уйти в отставку в 1857 г. «по семейным обстоятельствам». После его смерти в 1862 г. его вдова, потомственная купчиха Клавдия Александровна Зотова, владевшая двумя доходными домами на Офицерской улице в С.-Петербурге, сохранила право именоваться баронессой Меллер-Закомельской.

Из их шестерых детей только младший сын Владимир, родившийся в 1863 г., получил известность в России. Как сын генерала и внук военного министра он был зачислен в Пажеский корпус (в первых пяти классах пажи проходили учебную программу военных гимназий, затем они учились еще два года в специальных классах по программе военных училищ). Владимир готовился стать кавалеристом и в старшем специальном классе, кроме общих для всех пажей курсов военных наук, прошел полный курс езды, рубки и вольтижировки под руководством инструктора Офицерской кавалерийской школы. Будучи одним из лучших воспитанников корпуса, в последний год обучения он проходил службу камер-пажом при дворе (камер-пажи состояли при особах царской фамилии для выполнения их поручений и оказания им различных услуг при проведении дворцовых церемоний и балов, куда не допускалась обычная прислуга).

Пажеский корпус В.В. Меллер-Закомельский окончил в 1883 г. по 1-му разряду с производством в корнеты и был выпущен в л.-гв. Конный полк. Однообразная и не слишком тяжелая служба, тесно переплетенная со светской жизнью высшего столичного общества и богатая на празднества и кутежи, скоро стала ему в тягость. И прослужив в полку несколько лет, он вышел в запас гвардейской кавалерии в чине корнета и начал активно участвовать в делах Кыштымских горных заводов, одним из наследников которых он был.

В 1892 г. барон Меллер-Закомельский вошел в Главное правление Кыштымского горного округа (состояло из трех членов, избираемых общим собранием владельцев при закрытом голосовании). И после того, как его мать выкупила у одной из наследниц заводов, А.П. Головниной-Харитоновой, ее долю, Меллер-Закомельские стали самыми крупными пайщиками из всех совладельцев округа.

В 1893 г. он приобрел в Ямбургском уезде С.-Петербургской губернии большое имение, имевшее две усадьбы. Заложив его на льготных условиях в Государственном дворянском банке, на полученную ссуду он построил мост через р. Лугу,  соединивший две усадьбы, и занялся расширением и благоустройством имения. И через несколько лет оно стало лучшим в северных районах губернии. Живописно расположенное, оно имело «просторный, богато отделанный барский дом, две дачи для сдачи в аренду, дом лесника, обширный парк, тянущийся далеко по берегу реки Луги, роскошный сад, скотный двор на 200 голов рогатого скота, оборудованный железной дорогой для подачи корма и водопроводом с желобами в бетонном полу, великолепную конюшню на 30 лошадей, огород, теплицы, птичник, молочню, разные барские затеи». Имение рекомендовалось «для дачников из состоятельного класса, желающим с полным комфортом провести лето в деревне под Петербургом».

Хозяйственный «корнет запаса» стал активным деятелем Ямбургского уездного земства, и его избрали гласным С.-Петербургского губернского земского собрания. В 1903 г. он был избран предводителем дворянства Ямбургского уезда.

Оставаясь в то же время членом Главного правления Кыштымского горного округа, он принимал деятельное участие в его работе. Заводы округа нуждались в переоборудовании, а это требовало значительных финансовых вложений. Для упорядочения управления округом и распределения расходов и доходов совладельцы округа в 1900 г. создали акционерное Общество Кыштымских горных заводов», 50% акций которого принадлежали Меллер-Закомельским. В том же году под залог имущества акционерного общества правление получило в Ярославско-Костромском земельном банке ссуду в 3 473 тыс. руб. Вложив значительную ее часть в техническую модернизацию заводов, акционеры планировали завершить его в 1903 г., но работы задерживались. Финансовая задолженность общества нарастала, так как появились трудности с реализацией готовой продукции: началась война с Японией, получение вагонов для вывоза продукции стало затруднительным и она оседала на складах, а между тем цены на железо на российском рынке падали. И округ оказался в критическом положении: не хватало оборотных средств, росла задолженность рабочим по заработной плате.

В 1904 г. Министерство императорского двора и уделов предложило Меллер-Закомельскому должность начальника Главного управления Алтайского округа, рудники и заводы которого пришли в упадок. Для управления округом требовался человек не обязательно с горным образованием, но энергичный и с деловой хваткой, способный решать хозяйственные вопросы в новых условиях. Отработав на Алтае два года и приобретя хороший административный опыт, он возвратился в С.-Петербург.

В 1906 г. барон Меллер-Закомельский был избран председателем С.-Петербургской губернской земской управы. Занимаясь делами земства, он много внимания уделял Кыштымскому горному округу – основному источнику его доходов, ибо финансовое положение акционерного общества становилось все более угрожающим. Используя его связи, правление с декабря 1904 г., неоднократно обращалось в Министерство финансов и в Государственный банк с просьбой выдать денежные ссуды, утверждая каждый раз, что «в случае отказа обществу в испрашиваемой ссуде заводы останутся без необходимых материалов и в самом непродолжительном времени принуждены будут остановить свое действие и рабочие останутся без работы и без средств к существованию». Однако и после получения ссуд общество не смогло выйти из кризиса: суммарная задолженность на 1 января 1906 г. выросла до 8 385 тыс. руб. при балансе в 15 963 тыс. Над обществом нависла угроза банкротства. 

Унаследовавший купеческую хватку, Меллер-Закомельский в 1906 г. сумел привлечь для кредитования округа только что созданную в Лондоне Англо-Сибирскую корпорацию: заинтересовал англичан добычей медесодержащей руды и производства меди в Кыштымском горном округе, где медеплавильное производство было остановлено более полувека назад «по убожеству руд и по неоткрытию еще других, лучших и для плавки более выгодных». Директор Англо-Сибирской корпорации, горный инженер по образованию, Л. Уркарт с 1896 г. жил в России, где активно занимался нефтяным бизнесом и изучал состояние отраслей российской промышленности, а потому ему было хорошо известно о росте спроса на медь, вызванным быстрым развитием электротехники. Рост цен на медь совпал с сильным падением цен на железо, и, по расчету Уркарта, временные убытки от производства железа на модернизированных заводах Кыштымского горного округа могли быть компенсированы за счет выплавки и продажи меди. Правление Англо-Сибирской корпорации направило деньги на завладение копями и заводами Кыштымского горного округа, придумав сложную схему сделки с Обществом Кыштымских горных заводов, которая позволила бы завуалировать переход округа под контроль британского капитала. Чтобы схема сработала, нужен был русский посредник, авторитетный как в бюрократических, так и деловых кругах России. Эту роль Уркарт предложил Меллер-Закомельскому, и тот согласился. И в 1907 г. Совет министров утвердил сделку между Обществом Кыштымских горных заводов и Англо-Сибирской корпорацией. В итоге Уркарт вошел в состав правления Общества Кыштымских горных заводов с правами, дававшими ему возможность контролировать распределение финансов и управлять делами, а председателем был избран Меллер-Закомельский, единственный оставшийся в правлении из прежнего состава. Барон стал посредником при продаже бывшими владельцами округа своих акций англичанам и, видимо, посредником не бескорыстным: в 1911 г. в Сенат поступила жалоба владельца 1 500 акций общества В.Г. Дружинина, бывшего члена Главного правления округа, требовавшего от В.В. Меллер-Закомельского пересмотра условий их продажи. Так или иначе, но привлечение британского и американского капитала позволило построить новые рудники и медеплавильные заводы, оснастить их самым современным американским оборудованием, и к 1915 г. производство меди в Кыштымском горном округе составило почти половину объема ее производства на Урале.

Тем временем Меллер-Закомельский в 1909 г. был переизбран председателем С.-Петербургской губернской земской управы на второй трехлетний срок. Вступив в партию «Союз 17 октября», он стал членом ее ЦК.

В 1912 г. С.-Петербургское губернское земское собрание избрало надворного советника В.В. Меллер-Закомельского в Государственный совет России. С 1913 г. он возглавлял влиятельную в Государственном совете группу «Центр», которая насчитывала около 60 человек, имела свое бюро и выступала за укрепление конституционно-монархического строя в России. Летом 1915 г., после поражений русской армии, в Государственной думе был создан Прогрессивный блок, намеревавшийся убедить императора Николая II образовать «правительство общественного доверия», способное привести Россию к победе. Заседания президиума Прогрессивного блока проводились на квартире Меллер-Закомельского (Мойка, 75). От имени группы «Центр» Государственного совета он подписал выработанную Прогрессивным блоком программу действий будущего правительства.

Помимо политической деятельности он был занят выполнением обязанностей члена Учетно-ссудного комитета по торгово-промышленным кредитам при Правлении С.-Петербургской конторы Государственного банка (комитет рассматривал представленные к учету векселя, давал оценку товарам, под залог которых «испрашивалась ссуда», «обсуждал» кредиты залогодателей и их благонадежность). Члены комитета, хорошо известные в столичном деловом мире люди (Э.Л. Нобель, И.А. Воронин, А.А. Шварц, А.Н. Брусницын и другие – всего 15 человек), избирались Советом Государственного банка на два года и утверждались на должность министром финансов. По ходатайству управляющего конторой, который являлся председателем Учетно-ссудного комитета,  Меллер-Закомельскому срок пребывания на этой должности неоднократно продлевался.

Все предреволюционные годы он тесно сотрудничал с Уркартом, который активно расширял свой бизнес в цветной металлургии России, применяя схему, апробированную при овладении Кыштымским горным округом. Через подставных учредителей, среди которых был и Меллер-Закомельский, были созданы три горнопромышленных общества. Их правления находились в С.-Петербурге, их формальным председателем и владельцем крупных пакетов акций, приобретенных на льготных условиях, был Меллер-Закомельский, но реально всеми тремя обществами управлял Уркарт.

В ноябре 1917 г. заводоуправления Общества Кыштымского горного округа отказались выполнять большевистский декрет о введении рабочего контроля, и уже в декабре Совнарком принял постановление о конфискации и национализации «всего имущества акционерного общества Кыштымского горного округа».

Меллер-Закомельский предпочел покинуть Петроград. В начале 1918 г. он объявился в Киеве, где вошел в бюро Особого совещания членов Государственной думы всех созывов и Государственного совета. В октябре 1918 г. в Киеве состоялся съезд монархически настроенных бывших членов Государственной думы, Государственного совета, Церковного собора, земств, представителей различных политических партий России, выступавших против большевиков. На съезде был создан Совет государственного объединения России (СГОР) – самое представительное объединение антибольшевистских сил на тот момент, которое сыграло большую роль в Белом движении. Барон В.В. Меллер-Закомельский был избран его председатьелем, а заместителями – П.Н. Милюков и А.В. Кривошеин.

О задачах СГОРа Меллер-Закомельский поспешил проинформировать командующего Добровольческой армией генералал А.И. Деникина (письмом от 31 октября 1918 г.): «Приступая ныне к своей работе, Совет государственного объединения России поручил мне сообщить Вашему превосходительству, что он предоставляет все силы, знания и опыт объединившихся в нем лиц в распоряжение Добровольческой армии и будет всемерно счастлив, если он в хоть небольшой доле сможет облегчить армии ее великий ратный подвиг и ее славное служение нашему общему делу воссоздания великой, единой и неделимой России». Приветствуя  создание СГОРа, Деникин в ответ написал Меллер-Закомельскому: «Я не премину широко использовать те живые силы и тот государственный опыт, который Вы и Ваши сотрудники несете нашему общему русскому делу».

Свою деятельность СГОР начал с обращения к правительствам стран Антанты за поддержкой. В середине ноября 1918 г. в Яссах открылось совещание военных и дипломатических представителей держав Антанты и США, с одной стороны, и русской делегации –  с другой (с конца ноября до 6 января 1919 г. продолжило работу в Одессе). В делегацию входили представители СГОРа, Национального центра, Союза возрождения России и других организаций, ее председателем был барон В.В. Меллер-Закомельский.

СГОР действовал на территории, занимаемой Вооруженными силами на Юге России. Его члены активно разрабатывали проекты государственного устройства России после победы над большевиками, входили в состав правительств Деникина и Врангеля. С поражением Белого движения СГОР прекратил свое существование. Многие его члены, в их числе и Меллер-Закомельский, выехали за границу.

Умер барон В.В. Меллер-Закомельский в 1920 г.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru