Новый исторический вестник

2005
№1(12)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

В.А. Бароне

АНГЛИЙСКАЯ ОСАДА МОН-СЕН-МИШЕЛЯ (1418 – 1444 гг.)

Первая военная кампания короля Генриха V на континенте в 1415 г. закончилась взятием торгового города Арфлера и победой при Азенкуре. Подготовка к новому вторжению завершилась высадкой англичан в Туке 1 августа 1417 г. На этот раз целью Генриха V стало завоевание Нормандии, в возможность чего он так страстно верил. И к концу 1419 г. Нормандия была завоевана.

Единственным островком французской земли на ее территории осталось аббатство Мон-Сен-Мишель. Мощная гранитная скала, увенчанная колоссальным собором и полностью отрезанная от берега в периоды самого высокого морского прилива, когда до церкви-крепости можно добраться только на лодке, неизбежно должна была стать и действительно стала оплотом населения Нормандии в борьбе с английскими завоевателями.

Еще в 1418 г. в монастыре был построен резервуар для сохранения пресной воды. По заявлению короля Франции Карла VI, подобное решение было принято монахами из-за угрожающей им опасности с целью «оказать сопротивление нашим древним врагам и противникам из Англии».[1] Одновременно монахи заготовили продовольствие. И, наконец, взяли на свое содержание «большое количество солдат для охраны и защиты этого места» (без финансовой поддержки со стороны королевской власти).[2]

     Потратив на строительные работы более 10 000 фр, монахи обратились к Карлу VI с просьбой о помощи. Отмечая, что «не получили ни одного денье от рент и доходов им принадлежащих, которые целиком и полностью находятся на земле, которую наши враги удерживают и оккупируют», они сетовали на то, что у них не осталось средств, чтобы и дальше содержать в аббатстве французский гарнизон.[3] 3 августа 1418 г., с целью «как-то поддержать просителей в том, в чем они нуждаются для охраны, а также, чтобы помочь им оказать сопротивление нашим старым врагам и противникам из Англии, которые в большом количестве расположились рядом с Мон-Сен-Мишелем в намерении захватить и нанести ущерб этому месту», Карл VI приказал своим главным советникам и комиссарам «тут же и без промедления» получить у виконтов Авранша и Кутанса, а также у сборщика налогов Авранша и особого финансового главы Сен-Ло 1 500 турских ливров (далее – т.л.). Он распорядился передать эти деньги аббатству, «чтобы использовать эту сумму для выплаты жалованья солдатам и других необходимых для его защиты вещей».[4]

В 1419 г. Робер Жоливе, аббат и капитан монастыря Мон-Сен-Мишель, снова обратился за помощью: «Мон-Сен-Мишель расположен в морском порту, на границе с англичанами, древними врагами и противниками моего сеньора и нашими, в настоящее время находящимися в Нормандии, и потому нуждается в укреплениях, охране и ремонте города и замка таким образом, чтобы из-за недостатка ремонта, защиты и укреплений, он не попал в руки этих врагов…». А между тем большую часть доходов, «принадлежащих этому месту», англичане «удерживают… и используют», и все тяжелее положение «буржуа, вилланов, жителей и других людей… численность которых значительно уменьшилась и которые сильно обеднели из-за их (Англичан. – Авт.) набегов». По названным причинам, отметил Робер Жоливе, «он не может и не имеет ничего для охраны, укреплений и ремонта этого места, если только не последует какая-то помощь… что в настоящее время необходимо… для блага этого места и всех окрестных земель, чтобы всегда удерживать его в повиновении моего сеньора…».[5]

На этот раз аббат адресовал просьбу не королю, а дофину Карлу, ибо король Карл VI, от болезни потерявший разум и оказавшийся во власти захватившего Париж герцога Бургундского, и дофин, бежавший со своими сторонниками в Бурж, теперь представляли враждебные лагеря. Более того, с 1419 г. между Англией и Францией велись активные переговоры, завершившиеся подписанием в мае 1420 г. договора в Труа. По форме это был мирный договор, подводивший итоги войны между двумя королевствами. По существу же он был направлен против дофина и сил сопротивления завоевателям: английский король Генрих V объявлялся регентом Франции и «возлюбленным сыном и наследником» Карла VI, дофин Карл лишался права на престол (его объявили незаконнорожденным и приговорили к изгнанию из Франции), «в целях обеспечения мира и покоя» короны Англии и Франции «навеки» объединялись под эгидой английской власти.

Отсюда понятно, почему Робер Жоливе обращается именно к дофину и откуда в тексте документа при обосновании аббатом Мон-Сен-Мишеля необходимости помощи монастырю появляется формулировка, «чтобы всегда удерживать его в повиновении моего сеньора», но, что важно, не короля Франции. В ситуации, когда целью монахов и французских защитников крепости было сохранить верность короне Франции, дофин стал единственной фигурой, на которую в то время они могли рассчитывать.

Приняв во внимание местоположение аббатства и «добрую и достойную службу» Робера Жоливе королю Карлу VI, дофин Карл, регент королевства, 13 ноября 1419 г. издал специальный ордонанс. Он разрешил капитану и монахам Мон-Сен-Мишеля в течение трех лет собирать налоги в размере 20 турских су (далее – т.с.) с каждой проданной на территории монастыря «queue» элитного (bon) вина, 10 т.с. с каждой «queue» местного вина (vin du cru du pays), 5 т.с. с сидра, произведенного в аббатстве, 20 т.с. с элитного вина, привезенного в порт Мон-Сен-Мишеля и 10 т.с. с других напитков. Налог должен был взиматься «со всех продавцов, как дворян, духовных лиц, так и других», чтобы «каждый полученный денье был обращен и использован на эти укрепления, ремонтные работы, починку и ни на что больше».[6]

Критическое положение, в котором оказались монахи, до крайности осложнилось переходом аббата и капитана монастыря Робера Жоливе на сторону англичан. В исторической литературе утвердилось мнение, что произошло это не ранее 1420 г. Однако известно, что 9 мая 1419 г. Генрих V, который тогда находился в Верноне, выдал на имя Робера Жоливе пропускное письмо (sauf-conduit), по которому вместе с ним могли дополнительно пройти еще 20 человек.[7] Согласно акту Генриха V от 9 февраля 1419 г., подобные «билеты» или «билеты верности» должны были выдаваться французам, пожелавшим получить «королевскую милость и прощение», чтобы их не задерживали английские солдаты и они могли приходить лично к королю. После произнесения вассальной клятвы новоиспеченные подданные английского короля могли рассчитывать на возвращение своего имущества, захваченного во время массовых конфискаций в Нормандии. Выдача Роберу Жоливе такого «билета верности» состоялась после того, как его личное имущество вместе с семейной собственностью его братьев Жана, Ришара и Гийома было конфисковано и 30 марта 1419 г. передано английскому всаднику Джону Скелтону.

21 мая 1420 г. Робера Жоливе уже не было в Мон-Сен-Мишеле, о чем, в частности, свидетельствует один документ приложений к хронике аббатства (датирован этим числом): Жан д’Аркур, граф д’Омаль, названный «наместником короля и регента, охраняющим аббатство, крепость и город Мон-Сен-Мишель», «в присутствии монахов и отсутствии аббата», то есть Робера Жоливе, вступил во владение некоторыми драгоценностями, принадлежащими монахам…».[8]

За свое предательство бывший аббат получил щедрое вознаграждение: актом, подписанным в день английской осады Мелена, 29 октября 1421 г., Генрих V распорядился передать в его руки все доходы Мон-Сен-Мишеля. Более того, впоследствии он был назначен комиссаром и советником короля Генриха VI и даже участвовал на стороне англичан против своей бывшей паствы в морском сражении в мае 1425 г.

В качестве наместника короля и регента, «охранника аббатства, крепости и города Мон-Сен-Мишеля» Жан д’Аркур 27 мая 1420 г. он подтвердил привилегии монахов в знак признательности за проявленную ими верность французской короне и почтения к этому святому месту: «Мы… заявляем, что монахи будут продолжать пользоваться древними правами, привилегиями, прерогативами, вольностями, достоинствами, честью и свободой, которыми они привыкли пользоваться в прошлом…».[9]

23 июня 1420 г. Жан д’Аркур, граф Омаль, и Жан Алансонский, граф дю Перш, виконт де Бомон и сеньор де Фужер были назначены дофином Карлом его наместниками и главными капитанами в герцогствах Нормандия и Алансон, графстве Перш и виконстве Бомон, «чтобы вести войну с давними и смертельными врагами англичанами».[10] Таким образом, факт неполной английской оккупации Нормандии давал Карлу VII повод назначить в Нормандию своего наместника. Это создавало в герцогстве ситуацию двоевластия, особенно после подписания договора в Труа, когда официальным регентом Франции был объявлен Генрих V.

Если раньше помощь дофина аббатству была вызвана исключительно просьбами монахов, то с мая 1420 г. эта инициатива исходит уже от французских властей. Учитывая в целом пассивную роль Карла VII в движении сопротивления англичанам вплоть до его Нормандской кампании середины 40-х гг., в своих действиях по отношению к Мон-Сен-Мишелю на данном этапе он руководствовался скорее личными интересами: стремлением самоутвердиться в роли наследника короля, титула которого он был лишен, отстоять свои права, прерогативы и компетенцию, создать форпост французской власти на оккупированной территории. Произведя соответствующие назначения с целью организации надежной обороны монастыря, Карл тем самым защищал и интересы монахов, сплотившихся вокруг французской короны, и сознательно выбранную ими позицию верности своему исконному сеньору, и принципы, на которых держалась связь между ними.

Документ о назначении графа Омаля интересен и тем, что в нем впервые сообщается: англичане пытались завладеть Мон-Сен-Мишелем. Когда их расчет на то, что в результате блокады монахи сдадутся, не оправдался, «враги много раз и различными способами пытались проникнуть в это аббатство, город и крепость, и оккупировать и удерживать его в повиновении…».[11]

Поэтому Жан д’Аркур поспешил материально обеспечить защиту монастыря. В апреле 1421 г. он поручил Оливеру де Мони, сиру Тьевиля, своему кузену и наместнику в аббатстве, обложить соседние с монастырем «города, замки, крепости и приходы… захваченные и оккупированные англичанами, врагами королевства, как это принято делать согласно военному положению», и передать полученный доход Жану де Ви.[12] Тогда же он получил от Жоффруа Шоле, приора Вилламера, своего советника и монаха Мон-Сен-Мишеля, 3 000 т.л. в качестве ссуды на защиту аббатства.[13] А 27 июля 1422 г. монахи Мон-Сен-Мишеля с согласия Жана ле Жуифа, приора Томбелена, взяли с часовни Сен-Антуан 3 000 фунтов свинца для сооружения водных резервуаров, пообещав вернуть свинец либо возместить приору его стоимость.[14]

1 мая 1421 г. в Мон-Сен-Мишеле прошел первый смотр войск в составе одного баннерета, четырех рыцарей-башелье и четырнадцати всадников.[15] В мае 1423 г. Карл VII выплатил Жану д’Аркуру 751 т.л. для целей защиты, после чего граф Омаль приказал Гийому ле Престрелю снабдить крепость 140 фунтами селитры, 60 фунтами серы, 50 мотками тетивы для арбалетов и другим.[16] Солдаты совершали из Мон-Сен-Мишеля партизанские вылазки, использовали тактику дорожных засад, чтобы прерывать сообщение между отдельными английскими землями и воинскими частями.[17] 

В декабре 1422 г. – январе 1423 г. защитники монастыря предприняли морской поход против англичан. Об этом свидетельствует датированный 29 января 1423 г. отчет о трофеях английского гарнизона Шербура, одержавшего победу в морском сражении с солдатами Мон-Сен-Мишеля и моряками Сен-Мало. В нем сказано: «Кристоф Хьюет, конный копийщик, и многие другие ниже перечисленные… 29 января вышли в море на судне из Шербура, в море также вышла небольшая эскаффа (Небольшая лодка. - Авт.) из Пула, на помощь одному английскому галиоту, которое сражалось с другим судном из Сен-Мало; судно из Сен-Мало было захвачено солдатами английского галиота и сдалось ему сразу же, как только к ним смогли подойти корабль из Шербура и эскаффа из Пула. Кристоф и его компаньоны возвратились обратно в тот же день. И кажется, вместе с ними в Шербур прибыли люди с английского галиота и привели с собой судно из Сен-Мало, на котором находились бретонцы, моряки Сен-Мало, солдаты Мон-Сен-Мишеля и несчастные жители Ко…».[18] Судя по тексту, французская сторона в этом сражении была представлена не только солдатами Мон-Сен-Мишеля и Сен-Мало, но также бретонскими моряками и даже жителями Ко и Дьеппа. Скорее всего, январская битва 1423 г. состоялась у берегов Англии и явилась результатом спланированной защитниками Мон-Сен-Мишеля операции.

Таким образом, пассивное противостояние аббатства английскому давлению в начале 20-х гг. сменилось активными действиями в тылу противника. В начале 30-х гг., воспользовавшись антианглийскими волнениями жителей Нижней Нормандии и походом французских рыцарей, один из бретонских защитников Мон-Сен-Мишеля, согласно данным перечня 1427 г., повел флотилию на Гранвилль, где были захвачены и приведены в аббатство несколько английских кораблей.

В ответ англичане ужесточили блокаду. 11 октября 1422 г. герцог Бедфорд запретил всем нормандцам, «какого бы положения они не были», совершать паломничество в монастырь под угрозой конфискации имущества. Тем самым монахи лишались одного из самых важных источников своего существования - подаяний, даров, пожертвований и т.д.[19]

Ввиду неудачной блокады аббатства летом 1423 г. англичанами был разработан план осадных действий. 30 июля 1423 г. Джон де ла Поль, сеньор де Муайон, был назначен ответственным за его покорение: «Генрих, милостью Божьей король Франции и Англии, - всем, кто видит эти письма. Да будет известно, что по причине особого доверия, которое Мы испытываем, мужества, преданности и рвения нашего возлюбленного и верного кузена рыцаря Джона де ла Поль… Мы передали и настоящими письмами передаем ему власть и полномочия… потребовать у тех, кто удерживает и оккупирует место, крепость и церковь Мон-Сен-Мишель, чтобы они вернули ее под наше покровительство…; получить с них клятву окончательного мира и заверение в том, что они будут нашими добрыми и покорными подданными…». Графу де ла Поль поручалось «действовать всеми возможными путями и способами, либо силой оружия, либо полюбовно или как-нибудь иначе, чтобы добиться повиновения этого места…».[20]

Генрих VI рекомендовал графу де ла Поль «собрать всех дворян и других из бальяжей Кана и Котантена, которые обычно подлежат военной службе, будь то gens d’armes или gens de trait, как из гарнизонов этих бальяжей, так и другие; обязать их следовать с ним… вести и управлять ими в течение всего времени этой осады и, пока они будут находиться вместе с ним, наказывать их и исправлять согласно тому, как того потребуют случаи, всякий раз, когда они будут совершать проступки, не повинуясь тому, что им будет приказано ради благополучного завершения этой осады…; обязать носить одежду, необходимую на случай осады».[21]

Англичанам удалось договориться с Анри Мюрдраком, который числился в составе гарнизона Мон-Сен-Мишеля, и тот обязался сдать им аббатство, в качестве залога этого выдав Томасу Бургу, капитану Авранша, своего племянника Рауля. Англичане заплатили нормандцу за его предательство 1 000 золотых экю, которые он должен был возвратить в случае невыполнения своих обещаний. В течение восьми месяцев, с июля 1424 г. по апрель 1425 г., по поручению Томаса Бурга Рауля Мюрдрака охраняли несколько рыцарей, которые получили вознаграждение в размере 48 т.л.[22] Выплатить 1 000 золотых экю герцог Бедфорд поручил Пьеру Сюрро, главному сборщику налогов в Нормандии, 12 апреля 1424 г. Томас Берг выдал квитанцию о получении этих денег 27 апреля, а Анри Мюрдраку их передали только в тот день, когда он сдал своего племянника англичанам в качестве заложника, то есть 8 июля.

А в промежутке между 12 апреля и 8 июля англичане, чтобы иметь представление о состоянии дел внутри аббатства, прибегли к посредничеству Жана, епископа Юлена. В качестве английского шпиона он сменил Жана де Сен-Ави, епископа Авранша, который стал вызывать у захватчиков подозрения. 24 июня 1424 г. епископу Юлена удалось проникнуть в Мон-Сен-Мишель под предлогом папского визита несколькими днями ранее заключения сделки с Мюрдраком, накануне операции по осаде аббатства.[23]

Приняв решение об осаде Мон-Сен-Мишеля, английское правительство в конце 1423 г. впервые прибегло к мерам финансового характера: именно тогда штатами Нормандии был вотирован специальный налог в размере 80 000 т.л., предназначенный в том числе и для покорения Мон-Сен-Мишеля и близлежащих к аббатству территорий.[24]

26 августа 1424 г. Джон Бедфорд, регент Франции, обнародовал в Руане постановление, согласно которому руководство операцией по осаде Мон-Сен-Мишеля, «в настоящее время оккупированного врагами и противниками монсеньора короля», он возложил на Николя Бердета, бальи Котантена. Ему поручалось «установить, держать и продолжать осаду перед этим местом до тех пор, пока оно не будет захвачено и приведено в повиновение».[25]

Этим же распоряжением устанавливалась общая численность осаждающих сил. Из 40 всадников и 120 лучников Николя Бердета 6 всадников и 18 лучников должны были составить личную свиту бальи Котантена. Помимо этого предполагалось, что в осаде Мон-Сен-Мишеля примут участие солдаты английских гарнизонов Кутанса (12 всадников и 36 лучников), Сен-Ло (10 всадников и 30 лучников), Авранша (40 всадников и 120 лучников), Шербура (16 всадников и 48 лучников), Понт-д’Увэ (1 всадник и 3 лучника) и Парк-л’Эвека (9 всадников и 27 лучников).[26] Таким образом, «для того, чтобы привести к повиновению город, место и крепость Мон-Сен-Мишель», герцог Бедфорд определил под начало Николя Бердета 130 всадников и 390 лучников.  Поскольку каждого всадника обычно сопровождал паж и coutilier, а на каждую пару лучников приходился один слуга, получится, что армия сухопутного фронта англичан под Мон-Сен-Мишелем насчитывала около 1 000 человек.

Наконец, этим же распоряжением вводился порядок оплаты и размер жалованья английским солдатам: Николя Бердету и другим рыцарям-башелье выплачивалось 2 эстерлинских су (далее – э.с.) в день; каждому всаднику и лучнику полагалось по 12 и 6 эстерлинских денье (далее – э.д.) в день соответственно; английские дворяне получали 6 с. 8 э.д. в день «английской монетой согласно принятым обычаям».[27] Жалованье солдатам должно было выплачиваться из денег, собранных в качестве налога на осаду аббатства с жителей нормандских приходов и городов «так долго, пока продлится эта осада».[28]

Блокирование Мон-Сен-Мишеля с моря было поручено герцогом Бедфордом адмиралу Бертену де Энтвислю, наместнику графа Саффолка в Нормандии, в подчинении которого находились 27 всадников, 84 лучника и 24 моряка.[29]

13 сентября напротив аббатства англичане начали строительство крепости Ардевон. «Чтобы подчинить, покорить и привести к повиновению короля нашего суверенного сеньора город и крепость Мон-Сен-Мишель, - пишет Николя Бердет, - Мы распорядились построить около этого места крепость, расположенную на берегу Ардевон, настолько близко от аббатства, насколько это возможно. Для ее возведения Мы пригласили Ришара Колибера, плотника… и назначили этого Колибера ответственным за строительство этой крепости и многочисленных укреплений для осады Мон-Сен-Мишеля, чем он и занимался непрерывно в течение 102 дней, начиная с 13 сентября этого года».[30]

Для оснащения крепости англичане в октябре 1424 г. купили у Жана Фэ, горожанина Карантана, тысячу капканов по цене 12 т.л., 6 фунтов реечных гвоздей по 15 с. за каждую тысячу и 10 фунтов проволоки для арбалетной тетивы по 2 с. 6 т.д. за фунт, всего на сумму 17 л. 15 т.с.[31] 12 ноября 1424 г. Николя Бердет, капитан Ардевона, провел здесь первый военный смотр гарнизона в составе 20 пик и 60 лучников.[32] 

     Однако успехом осада Мон-Сен-Мишеля не увенчалась.

Стойкость и твердая профранцузская ориентация Мон-Сен-Мишеля объясняется отчасти и тем, что все капитаны аббатства, после того как на сторону захватчиков перешел Робер Жоливе, были не только связаны родственными узами с французским королевским домом, но также принадлежали к лагерю дофинистов.

В мае 1425 г. англичане выставили против монахов 20 кораблей и 800 солдат, во главе которых стоял сам адмирал граф Саффолк. Распоряжение о фрахтовке судов было подписано еще 8 марта, когда Томасу де Кламоргану и Джону Гедону было приказано «найти определенное количество судов для осады Мон-Сен-Мишеля»[33]

В этом сражении против защитников аббатства выступил его бывший аббат и капитан Робер Жоливе. Благодаря его стараниям английский флот дополнили одно голландское грузовое парусное судно, баржа из Лондона, суда из Гернеси, Портсмута, Саутэмптона, Диеппа, Кана и Руана. 21 мая английский флот подошел к стенам аббатства в надежде своим видом устрашить монахов, упорствующих в своей верности королю Франции.

Командование гарнизоном Карл VII возложил на Жана Орлеанского, назначенного капитаном Мон-Сен-Мишеля после гибели Жана д’Аркура в битве при Вернейе 17 августа 1424 г. Вся община монахов принесла ему клятву верности. Позже он передал свои полномочия своему наместнику Николя Пенелю. В начале июня на помощь осажденным подошли бретонский флот из Сен-Мало и армия Бриана де Шатобриана.

Находчивыми бретонскими моряками в этой битве был использован прием со стальными скобами и крюками, которыми они цепляли вражеские корабли, брали их на абордаж и, минуя таким способом перекрестный обстрел при дальнем бое, один на один сражались против захватчиков. И битва закончилась полным поражением англичан. Немногим уцелевшим в этой схватке английским кораблям удалось вернуться в Томбелен. Монахи, которые могли наблюдать беспорядочное бегство вражеских судов из келий, торжественно встретили Бриана де Шатобриана и его бретонцев.

Летом 1425 г. флотилия Мон-Сен-Мишеля, частично состоящая из судов, захваченных у англичан, а также кораблей, снаряженных в Сен-Мало, играла активную роль на море. Об этом, в частности, свидетельствует «отпускная грамота», выданная Генрихом VI в ноябре 1425 г. Ноелю Жану, жителю Гран-Кампа, в бальяже Кана, где говорится, что французские галиоты Мон-Сен-Мишеля совершали нападения на английские части в районе Бессена.[34]

8 сентября 1425 г. дофин Карл, который захотел отблагодарить и вознаградить защитников Мон-Сен-Мишеля, уступил в их пользу на один год права на чеканку монеты (монетный двор был учрежден здесь ордонансом от 9 октября 1420 г.): половину – рыцарям и всадникам, а другую половину – монахам. 24 апреля 1426 г. Карл возобновил эту уступку еще на три года.[35]

2 сентября 1425 г. новым капитаном аббатства был назначен Луи д’Эстутвиль, сеньор д’Озбок.[36] 17 ноября 1425 г. он подписал акт, которым подтверждались привилегии монахов Мон-Сен-Мишеля и соглашение, заключенное в 1420 г. между ними и Жаном д’Аркуром, графом Омалем, когда он принимал капитанство над крепостью. Кроме того, поскольку «некоторые из гарнизона… против воли [монахов] поселили своих жен в аббатстве в ущерб монахам и их религии, не учитывая святости этого места и скандалов и больших неприятностей, которые могут за этим последовать», он рекомендовал солдатам гарнизона не поселять в аббатстве своих жен, «чтобы [монахи] могли продолжать божественную службу благочестивым образом, в мире и спокойствии».[37] Наконец, обращаясь к солдатам, которые «бросили англичан и других в тюрьму, не учитывая того, что монастырь – это место благоговения, предназначенное только для божественной службы и для божественной молитвы», он распорядился «не содержать в монастыре военнопленных, кроме случаев абсолютной необходимости и только с согласия самих монахов».[38] 

Луи д’Эстутвиль настолько добросовестно выполнял свои обязанности, что находился на посту капитана аббатства целых 39 лет. Именно по его просьбе осенью 1425 г. на помощь осажденным монахам прибыли 119 рыцарей, в основном - нормандцы. Они находились в монастыре в течение двух лет, способствуя обеспечению гарнизона крепости продовольствием и фуражом для лошадей. Далее, при нем продолжились работы по укреплению аббатства. Документы приложений к хронике Мон-Сен-Мишеля позволяют с точность определить дату произведенных по его инициативе сооружений. Так, в июне 1426 г. в домах, предусмотренных его планом, были проделаны специальные проемы, которые позволили солдатам проникать из города наружу и незаметно ретироваться с берега обратно.[39] В июле закончилось строительство круглой башни и потайного хода.[40] А в 1439 г. Луи д’Эстутвилем и де Гамби были предприняты работы, состоящие «в удвоении городской стены и башни, соединяющей отель Букан с башней Шоле, в сооружении стены в пять шагов толщиной у основания и в четыре шага на своей вершине, идущей от башни Шоле к башне Беатрис, в удвоении этой последней башни и башни Тур-Нев, а также в открытии галерей с бойницами в этих башнях».[41]

Между тем затянувшаяся осада Мон-Сен-Мишеля требовала от англичан постоянных расходов. Парламент Англии весьма неохотно предоставлял герцогу Бедфорду необходимые суммы, поэтому средства на ведение войны во Франции приходилось изыскивать на занятых территориях. Определенная часть вотированных Нормандскими штатами налогов отчислялась также на покорение Мон-Сен-Мишеля и близлежащих к аббатству земель. Практически каждый год англичане вводили в герцогстве экстраординарные поборы на осаду монастыря.[42] Из года в год повторяющиеся налоговые ордонансы свидетельствуют о серьезных финансовых трудностях англичан в Нормандии.

Сопротивление Мон-Сен-Мишеля приводило англичан в бешенство. В мае – июне 1429 г. между членами Королевского совета Генриха VI, с одной стороны, и Робером Жоливе, бывшим настоятелем монастыря, и Раулем ле Саж, сеньором Сен-Пьером, с другой, велась активная переписка: обсуждались вопросы снаряжения флотилии и дополнительного рекрутского набора, объявленного в Англии, для действий против Мон-Сен-Мишеля на суше и на море. В апреле 1430 г. силы графа Саффолка, которому было поручено «вести войну против врагов, которые удерживают гарнизоны в Монмореле, Монтодене и Мон-Сен-Мишеле», насчитывали 100 пик и 300 конных лучников.[43]

Войной с англичанами монахи были доведены до такой нищеты, что им пришлось даже продать многие предметы церковной утвари.

Положение осажденных усугублялось и тем, что французская армия демонстрировала в Нормандии такую же, как захватчики, безнаказанность. Так, еще в марте 1425 г. Жаном Дюнуа было обнародовано распоряжение Карла VII, которым викариям и монахам Мон-Сен-Мишеля в условиях начавшейся в сентябре осады крепости разрешалось пользоваться доходами от военной контрибуции, наложенной на некоторые приходы в баронствах Ардевон, Жене, Сен-Пер, Бретвиль и других.[44] Однако вскоре Карлу VII стало известно о многочисленных фактах насилия, совершаемых французскими солдатами в отношении монахов Мон-Сен-Мишеля, «которые, пользуясь своей властью и не желая повиноваться письмам моего сеньора, - писал Жан Дюнуа, - захватывали и каждый день захватывают многих вилланов и жителей этих приходов, гонят их, грабят и вымогают у них большие и значительные суммы денег, которые им (Монахам. – Авт.) разрешено было взимать, и таким ужасным образом обращались с ними и притесняли их, что по необходимости они были вынуждены покинуть и оставить свою землю и свои дома и пребывать в большом скандале и нарушении закона и общественного порядка…».[45] Николя Пенелю поручалось «согласно справедливости и необходимости, без всякого снисходительства, чтобы это послужило примером и внушало ужас преступникам», наказывать виновных в содеянных бесчинствах по отношению к жителям приходов.[46]

Несмотря на все письма и королевские распоряжения, сообщается в документах приложений к хронике, «…многие капитаны и солдаты на нашей службе, доставляли и продолжают доставлять монахам каждый день в этом много волнений и помех, принуждают их людей на их землях выплачивать им эти поступления… они забирают в тюрьмы людей монахов и по-всякому досаждают и мешают им так, что они не могут пользоваться своими доходами и поэтому испытывали и испытывают крайнюю нужду…».[47]

В 1434 г. англичане под командованием Томаса Скаля в составе 8 000 человек опять осадили Мон-Сен-Мишель. В хронике сказано, что на этот раз они использовали пушки и бомбарды. 17 июня они предприняли первый штурм, однако с потерями были отбиты гарнизоном крепости под руководством Луи д’Эстутвиля.

Благодаря тому, что в конце 1434 г. – начале 1435 г. в районе Бессена и Кана поднялось восстание сельских и городских коммун при участии возглавившего его дворянского сословия, английская осада Мон-Сен-Мишеля была на время снята.

Эта осада была, пожалуй, последним серьезным испытанием для монахов, поскольку ни в самой хронике, ни в приложениях к ней больше не упоминается о том, что англичане пытались штурмом овладеть крепостью: документы, имеющие отношение к истории Мон-Сен-Мишеля после 1434 г., касаются лишь тех привилегий, которые были дарованы монахам королем Франции Карлом VII. Так, 23 января 1438 г. он подтвердил передачу в дар монахам 1 500 т.л., произведенную еще его отцом, с тем чтобы помочь им охранять, поддерживать и защищать крепость Мон-Сен-Мишель.[48]

В феврале 1447 г. в знак благодарности монахам аббатства, которые «…до сих пор противостояли действиям наших врагов и находили способы, чтобы всегда оставаться в нашем повиновении, как наши добрые и верные подданные, не изменяя этому каким-либо образом и никогда не предпринимая и не желая предпринимать ничего, что бы могло повредить и нанести нам ущерб», Карл VII «пожизненно и навсегда» освободил их от «всех талий, эд, четвертей, налогов, заемов и любых других субсидий, наложенных или подлежащих обложению в Мон-Сен-Мишеле нами или нашими преемниками».[49]

     Таким образом, после 1434 г. английское давление на Мон-Сен-Мишель опять приобрело форму блокады и вопрос об осаде уже не поднимался. Окончательно от его угрозы монахи избавились в результате подписания в Туре 28 мая 1444 г. англо-французского перемирия.

Наряду с подвигом Жанны д’Арк, сопротивление монахов Мон-Сен-Мишеля английским захватчикам является одним из самых впечатляющих и славных эпизодов французской истории XV в.: находясь в непрерывной блокаде и периодически осаждаемые англичанами, защитники аббатства стойко оборонялись и даже нападали на противника в течение 26 лет.

    

     Примечания


[1] Chronique du Mont-Saint-Michel (1343 - 1468): Publiée avec notes et pièces diverses relatives au Mont-Saint-Michel et à la défense nationale en Basse normandie pendant l’occupation anglaise par Simeon Luce. V.I. Paris, 1879. P. 88.

[2] Ibid.

[3] Ibid.

[4] Ibid. P. 88 - 89.

[5] Ibid. Р. 94.

[6] Ibid. Р. 95.

[7] Ibid. P. 96.

[8] Ibid. P. 96 – 97.

[9] Ibid. P. 98.

[10]   Ibid. P. 102 – 105.

[11] Ibid.

[12] Ibid. Р. 108.

[13] Ibid. Р. 108 – 109.

[14] Ibid. Р. 116 – 117.

[15] Ibid. Р. 110 – 113.

[16] Ibid. Р. 123.

[17] Ibid. Р. 99 – 100, 128 – 129, 179 – 180.

[18] Ibid. Р. 122 – 123.

[19] Ibid. P. 120.

[20] Ibid. P. 126.

[21] Ibid. P. 126 – 127.

[22] Ibid. Р. 138 – 139, 150.

[23] Ibid. Р. 139.

[24] Ibid. Р. 131 – 132.

[25] Ibid. P. 148.

[26] Ibid.

[27] Ibid.

[28] Ibid. P. 150 – 159, 171 – 174.

[29] Ibid. Р. 156 – 157.

[30] Ibid. P. 170.

[31] Ibid. Р. 160 – 161.

[32] Ibid. Р. 165.

[33] Ibid. Р. 181 – 182.

[34] Ibid. Р. 218 – 221.

[35] Ibid. P. 205.

[36] Ibid. P. 209. 

[37] Ibid. P. 221 – 222. 

[38] Ibid.

[39] Ibid. P. 247 – 249.

[40] Ibid. P. 250 – 251.

[41] Ibid. P. 131 – 136.

[42] Ibid. P. 177, 178 – 179, 182 – 184, 264 – 274, 281.

[43] Ibid. P. 296 – 298.

[44] Ibid. Р. 195 – 197.

[45] Ibid. Р. 310.  

[46] Ibid. Р. 198.

[47] Ibid. P. 317.   

[48] Ibid. P. 116.

[49] Ibid. P. 202 – 204.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru