Новый исторический вестник

2004
№2(11)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Г.З. Иоффе

Чичерюкин-Мейнгардт В.Г. ДРОЗДОВЦЫ ПОСЛЕ ГАЛЛИПОЛИ. М.: Рейтар, 2002. - 103 с.

Небольшая книга В. Чичерюкина-Мейнгардта - о дроздовцах, воинах одной из элитных дивизий Вооруженных сил Юга России. Она возникла на основе отряда, который полковник М. Дроздовский в 1918 г. сформировал на Румынском фронте, в Яссах, и через все немыслимые препятствия революционного развала и разрухи привел на Дон, в Добровольческую армию. Но рассказ идет не о том времени, когда, по выражению генерала А. Туркула, дроздовцы были "в огне" Гражданской войны, а уже после нее, когда побежденными, но не сломленными они были вынуждены покинуть Родину. Такой выбор истории Дроздовской дивизии делает автору честь. Ведь по большей части историки пишут о переломных, поворотных событиях, дышащих героизмом или трагизмом, и тем, сами того не желая, подтверждают древнее изречение: "горе побежденным". Но пройти по теряющимся следам тех, кого время уже отодвинуло или вот-вот отодвинет в небытие - разве это не благородная цель?

Автор возвращает нашей памяти множество имен тех, кто на чужбине верили и надеялись, что далекая Родина их не забудет…

Дроздовцы эвакуировались из Крыма поздней осенью 1920 г. Сначала были лагеря в Галлиполи и на острове Лемнос, где людей косили болезни, главным образом тиф, поэтому рядом с лагерями выросли кладбища. Потом началось рассеяние. Автор ведет нас по его местам: Чехословакия, Франция, Болгария, Сербия и США. Пишу "ведет", потому что он сам побывал там в неутомимых поисках всех, кто так или иначе был связан с дроздовцами. Получилась "книга памяти" и, что, пожалуй, особенно важно - памяти о тех маленьких, рядовых людях, которые прошли сквозь огонь Гражданской войны, вынеся на своих плечах всю ее страшную тяжесть. Полковники, капитаны, поручики, подпоручики...

Кем они стали на чужбине, как жили, во что верили и на что надеялись? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, В. Чичерюкин-Мейнгардт собрал, кажется, весь доступный материал, собрал скрупулезно, бережливо. В книжке не следует искать исследовательских абстракций. Они встречаются, но, как правило, декларированы. Значение книги в другом. Она просто населена живыми людьми со всеми их радостями, горестями и печалями. И это помогает понять: "белые" были из того же самого российского "материала", что и "красные"…

Последняя глава книги называется "Россия". В ней автор, между прочим, дает своего рода историографический очерк некоторых книг, в которых затрагивется тема дроздовцев. Упоминается, в частности, роман-хроника М. Еленина "Семь смертных грехов", напечатанный вначале в журнале "Нева", а затем изданный отдельной книгой. Не могу не заметить, что мне приятен в целом сдержанно-одобрительный отзыв В. Чичерюкина-Мейнгардта об этой книге. Я хорошо знал М. Еленина, ныне уже покойного (кстати сказать, инвалида Великой Отечественной войны). Рукопись "Семи смертных грехов" он принес в Институт истории СССР для рецензирования. И один из сотрудников написал резко отрицательный отзыв, поставив в вину автору "смазанность" классового и партийного подхода в изображении "белых". Это было в канун перестройки. Удалось, однако, парировать доводы рецензента, и книга вышла в свет. Конечно, В. Чичерюкин- Мейнгардт прав: в ней немало недостатков, не все автору удалось. Но исходная позиция М. Еленина и сегодня у меня не вызывает сомнений: исторк Гражданской войны, будь он исследователь или романист, не должен склоняться к идеализации или, напротив, очернению той или иной противоборствующей стороны. С этим, между прочим, можно увязать сомнительное в некоторых отношениях утверждение В. Чичерюкина-Мейнгардта, согласно которому нынешние "т.н. лжемократы кровно связаны с наследниками Великого Октября" и потому видят врага в "исторической России" (С. 90).

Впрочем, как уже было сказано, значение рецензируемой книги в ее исторической конкретике, в возвращении имен тех, кого забыли или могут забыть.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru