Новый исторический вестник

2004
№2(11)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт

МАНШТЕЙН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ (1894 – 1928)

Генерал-майор Владимир Владимирович фон Манштейн происходил из военной семьи обрусевших немцев, перешедших в православие. Его отец – Владимир Карлович фон Манштейн–старший (1855 – 1933) - был кадровым пехотным офицером российской императорской армии, участником Русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг., Бухарского похода, подавления восстания ихэтуаней («боксерского») в Китае в 1900 – 1901 гг., Русско-японской 1904 – 1905 гг. и Первой мировой войн.

В.В. Манштейн
В.В. Манштейн

В.В. фон Манштейн–младший, родившийся 3 января 1894 г. в Полтавской губернии, где, очевидно, у Манштейнов было имение, продолжил семейную традицию. Окончив Владимирско-Киевский кадетский корпус, он поступил в Павловское военное училище в Петербурге, которое окончил по 1-му разряду, и в чине подпоручика был выпущен в полк.

В январе 1915 г. подпоручик Манштейн прибыл в действующую армию, в 7-й пехотный Ревельский генерала Тучкова 4-го полк, стоявший на передовых позициях на Северо-Западном фронте. В феврале Манштейн был легко ранен и контужен. 20, 21 и 23 февраля при д. Горташовице, командуя ротой, он отбил несколько атак противника, за что был награжден орденом Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость». За арьергардный бой 4 июля при отходе с Плонских позиций, где, командуя ротой, все время находился под сильным ружейным и артиллерийским огнем противника, он был награжден орденом Св. Анны III ст. с мечами. За бой 13 июля при д. Заторы, где, командуя ротой, все время находился под сильным ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем противника, был награжден орденом Св. Станислава II ст. с мечами. В июле же он был ранен вторично. За разведку на позиции у д. Валуки в марте 1916 г. Манштейн был награжден орденом Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом.

Осенью 1916 г. полк был переброшен на Румынский фронт. В марте 1917 г. за ночную разведку, в которой было взято в плен 17 германцев, Манштейн был награжден орденом Св. Владимира IV ст. с мечами и бантом.

Когда после Февральской революции 1917 г. в Русской армии началось формирование ударных батальонов и батальонов смерти, это веяние не обошло стороной и пехотинцев-ревельцев. Батальон смерти стали формировать в составе 2-й пехотной дивизии, в которую входил 7-й Ревельский полк, и летом штабс-капитан Манштейн, командир 5-й роты, был откомандирован в батальон смерти, где принял командование ротой. В мае румыны наградили его орденом «Звезда Румынии» с мечами степени кавалера.

В рядах батальона смерти он принял участие в летнем наступлении русских войск на Румынском фронте. В июле при атаке позиций австро-венгерских войск он был серьезно ранен и отправлен в тыловой госпиталь. За эту атаку он был награжден орденом Св. Анны II ст. с мечами. Позже он был представлен к награждению солдатским Георгиевским крестом IV ст.

По выздоровлении Манштейн вернулся в полк.

Осенью, когда началось разложение частей на Румынском фронте, наиболее деятельные и непримиримые к новой власти офицеры стали покидать свои части. Многие записывались в караульные и дежурные команды, а самые решительные направлялись в Яссы, Романы и Измаил. В этих городах в конце 1917 г. при молчаливом одобрении главнокомандующего войсками Румынского фронта генерала Д.Г. Щербачева началось формирование добровольческих частей (предполагалось отправить их на Дон и включить в состав Добровольческой армии).

Среди других офицеров, прибывших в Яссы, был и штабс-капитан Манштейн. Он записался в отряд полковника М.Г. Дроздовского рядовым бойцом и был зачислен во 2-й офицерский стрелковый полк. 4 апреля 1918 г. полковник Дроздовский назначил его командиром 4-й роты 2-го офицерского стрелкового полка. В составе своего полка он участвовал в походах от Ясс до Новочеркасска и 2-м Кубанском.

В ходе 2-го Кубанского похода Манштейн был назначен командиром батальона. Осенью он получил тяжелое ранение, о чем сохранилось свидетельство сестры милосердия З. Мокиевской-Зубок: «…В лазарет привезли с фронта тяжело раненого офицера, капитана Манштейна. Ранен он был в плечо, у него началась гангрена. Ампутировали руку – не помогло, гангрена стала распространяться дальше, в лопатку. Рискнули вылущить лопатку, это был последний шанс. Стали лечить, назначили только для него сестру, день и ночь он был под наблюдением врачей, и… случилось чудо – его спасли. Получился кривобокий, но живой. Капитан был очень популярен в войсках. И очень боевой. Выздоровев, он вернулся на фронт, к своим».

Выжив после столь тяжелого ранения и оставшись на всю жизнь кривобоким и одноруким инвалидом, Манштейн ожесточился. В 1919 г. к нему пришла громкая известность «безрукого черта» и «истребителя комиссаров». Об этом писали его однополчане–дроздовцы, включая Г.Д. Венуса и И.С. Лукаша. Вот свидетельство, принадлежащее первому из них: «Команду над вновь сформированным 3-м полком принял полковник Манштейн, – «безрукий черт» – в храбрости своей мало отличавшийся от Туркула. Он не отличался от него и жестокостью, о которой, впрочем, заговорили еще задолго до неудач. Так, однажды, зайдя с отрядом из нескольких человек в тыл красным под Ворожбой, сам, своей же единственной рукой, он отвинтил рельсы, остановив таким образом несколько отступающих красных эшелонов. Среди взятого в плен комсостава был и полковник старой службы.

– Ах, ты, твою мать!.. Дослужился, твою мать!.. – повторял полковник Манштейн, ввинчивая ствол нагана в плотно сжатые зубы пленного. – Военспецом называешься? А ну, глотай!»

После овладения Харьковом дроздовцы были развернуты в 3-полковую стрелковую дивизию, и Манштейн был назначен командиром 3-го Дроздовского стрелкового полка. Командуя полком, он принял участие в летне-осеннем «походе на Москву» (эти бои описаны в книге генерала А.В. Туркула «Дроздовцы в огне» и в сборнике «Дроздовцы: от Ясс до Галлиполи»). Позднее он участвовал в отступлении ВСЮР к Новороссийску.

Из-за неподготовленности эвакуация обернулась трагедией: посадочных мест на судах, выделенных для эвакуации в Крым, оказалось во много раз меньше, чем тех, кто хотел подняться на борт. Не хватило мест и для чинов 3-го Дроздовского полка В.В. фон Манштейна. Им предназначался пароход «Св. Николай». Уже перед самым отплытием на капитанский мостик поднялась группа возбужденных офицеров-дроздовцев. Находившимся на борту судна чинам Алексеевского полка бросилась в глаза знакомая фигура однорукого Манштейна. Дроздовцы прикрывали посадку на корабли и только теперь подошли к пристани. Однако пароход был переполнен, и возмущенные дроздовцы спустились обратно на мол. В этой ситуации полковник Туркул – боевой друг Манштейна, обратился напрямую к генералу А.П. Кутепову, и 3-й Дроздовский полк был погружен на русский миноносец «Пылкий» и французский броненосец «Вальдек Руссо». Все же забрать удалось не всех людей, поэтому 3-й полк прибыл в Крым малочисленным, из-за чего он не участвовал в десантной операции дроздовцев у с. Хорлы.

Позднее, приведя себя в порядок,  полк в составе Дроздовской дивизии принял участие в прорыве из Крыма на север. За этим последовали бои в Северной Таврии, которые не прекращались все лето 1920 г. Как это уже стало традицией в «цветных» полках, в критический момент боя Манштейн бросал «в огонь» свой последний резерв – офицерскую роту. Причем, как это повелось еще со времен первых походов добровольцев, он сам шел в цепи.

За боевые отличия Врангель произвел В.В. фон Манштейна в генерал-майоры, а позже произвел в генерал-майоры и его отца – старого полковника В.К. фон Манштейна, заведовавшего этапным хозяйством 3-го Дроздовского стрелкового полка.

В октябре 1920 г. генералу Манштейну–младшему довелось покомандовать прославленной Марковской пехотной дивизией (после неудачной Заднепровской операции ее начальник генерал А.Н. Третьяков был отстранен от должности, после чего, сочтя это позором для себя, он застрелился). Манштейн командовал Марковской дивизией с 14 по 23 октября, когда, заболевшего, его эвакуировали с Арабатской стрелки, где стояли марковцы, в тыл. Из-за болезни принять участие в последних боях Русской армии в Крыму ему не пришлось.

Уже в Галлиполийском лагере генерал В.В. фон Манштейн вернулся к своим дроздовцам. Здесь же находились его отец Владимир Карлович, жена и маленькая дочь. В Галлиполи Дроздовская дивизия, понесшая большие потери в последних боях в Крыму, была свернута в полк, и командир полка генерал Туркул назначил Манштейна своим помощником.

В 1921 г. Дроздовский полк в составе 1-го армейского корпуса был перевезен морем в Болгарию. Из Варны дроздовцы проследовали к своим новым местам дислокации - городам Орхание, Севлиево, Свищов.

Когда армия была переведена на самообеспечение и началось ее «распыление», многие офицеры постарались эмигрировать тогда же в Чехословакию, Францию, Бельгию. Манштейны предпочли остаться, ибо правительство Болгарии приняло закон, по которому уравняло статус русских ветеранов Освободительной войны 1877 – 1878 гг. с болгарскими ополченцами, и теперь русские могли получать пенсию на тех же основаниях, что и болгары.

Манштейны перебрались в Софию. Здесь на улице Оборище работал III отдел РОВСа, который возглавлял донской генерал Ф.Ф. Абрамов. В работе этого отдела принимал участие и генерал Туркул, который одновременно возглавлял группы дроздовцев, проживавших в Болгарии. В Софии при участии генерала Туркула издавался информационный бюллетень Дроздовского полка, который помогал дроздовцам поддерживать связь между собой и ощущать себя воинской частью, стрелки и офицеры которой сейчас находятся будто бы в отпуску.

Перспективы нового «весеннего похода» становились все более и более призрачными, а устроиться в мирной жизни однорукому генералу было очень тяжело. Никакой другой профессии, кроме военной, он не имел. Пенсии, которую получал его старик–отец, им троим не хватало. В Галлиполи умерла его дочь. Теперь супруга стала требовать развода. Этот груз оказался чересчур тяжелым. Утром 19 сентября 1928 г. генерал-майор В.В. фон Манштейн пришел вместе со своей женой в софийский городской парк Борисова градина. Там из револьвера он застрелил ее, а потом застрелился сам.

Согласно сообщению в информационном бюллетене дроздовцев, генерала отпевали в русской посольской церкви в Софии, а потом похоронили на городском кладбище. С точки зрения православных канонов, самоубийц запрещено отпевать и хоронить на христианских кладбищах. Однако еще в годы Гражданской войны в России часть православного духовенства выступила с разъяснением, что самоубийство не может считаться грехом, если человек, в первую очередь белый воин, оказался в безвыходной ситуации.

В.К. фон Манштейн–старший скончался в 1933 г. Его похоронили на участке, специально выделенном местными властями на Софийском кладбище для русских ветеранов Освободительной войны против турок 1877 – 1878 гг. Сейчас памятники реставрируются, и его могила будет сохранена. Могила же его сына утеряна.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru