Новый исторический вестник

2004
№2(11)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

В.В. Машко

МИНИСТЕРСТВО ОХРАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПОРЯДКА КОМУЧА: СОЗДАНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (1918 г.)

Шесть лет назад, 8 декабря 1999 г., был подписан Договор о создании Союзного государства России и Беларуси, а также принята Программа действий по его реализации. Подписание договора явилось логическим продолжением тех интеграционных процессов, которые были заложены договорами о создании Сообщества двух стран (1996 г.), Союза (1997 г.) и Декларацией о дальнейшем единении Беларуси и России (1998 г.), но главное - договор 1999 г. ознаменовал новый, более глубокий, этап в развитии интеграционных отношений двух стран. Наличие Программы действий по его реализации качественно отличало этот документ от всех предыдущих.

Развитие российско-белорусских отношений за эти шесть лет свидетельствует о том, что руководству России и Беларуси так и не удалось добиться каких-либо существенных результатов в  деле строительства Союзного государства: до сих пор не принят Конституционный акт – основополагающий документ Союзного государства, срок введения российского рубля на территории Беларуси был перенесен и т.д.  Сторонники объединения двух стран обеспокоены неудовлетворительным ходом исполнения Программы действий по реализации положений договора о создании Союзного государства.[1]

Трудно судить о том, что в действительности происходит в кулуарах российско-белорусских отношений, однако внешних проявлений происходящих процессов немало. Они свидетельствуют о достаточно серьезных различиях в позициях сторон:  российское и белорусское правительства по-разному представляют себе будущие полномочия союзных органов власти. В отличие от России Беларусь настаивает на проведении собственной, автономной финансово-экономической, в том числе эмиссионной, политики до и после введения единой валюты. Предметом «торга» являются тарифы на российские энергоресурсы для белорусской стороны. Нет согласия относительно механизмов взимания косвенных налогов во взаимной торговле. В некоторых областях российско-белорусских отношений заметен регресс. Так, таможенный союз Беларуси и России, просуществовав де-юре шесть лет, де-факто превратился в зону свободной торговли с восстановленной таможенной границей между двумя странами.[2] Постоянно существует угроза невыполнения Программы действий по созданию Союзного государства и как следствие – пересмотра самого договора.

Кризисные явления в российско-белорусских интеграционных процессах заставляют задуматься о правильности выбранной в 1999 г. модели объединения. В связи с этим интересным представляется рассмотреть вопрос о том, какие альтернативные варианты и возможные пути интеграции двух стран предлагались сторонниками объединения, различными общественно-политическими организациями и независимыми исследователями и какую роль играла общественность в поиске концепций строительства Союзного государства.

Несмотря на то что за десять лет интеграции двух стран (попытки объединить денежные системы  предпринимались с конца 1993 г. премьер-министром Белоруссии В. Кебичем[3]) появилось немало работ, посвященных проблемам объединения России и Беларуси, исследование выдвигавшихся проектов и путей  интеграции осталось вне поля анализа исследователей.      

Идея объединения России и Беларуси в Союзное государство имеет немало сторонников как в России, так и Беларуси. Еще в начальный период интеграции были созданы такие организации, как «Всеславянский Собор», Общество св. Кирилла Туровского, Белорусское общественное объединение «Славянский путь», Белорусское республиканское объединение «Русское общество»,  партия Славянский Собор «Белая Русь» и другие. В феврале 1997 г. в Москве на конгрессе общественности двух стран было инициировано учреждение Белорусского общественного комитета «Союз» и Российского общественного комитета содействия Союзу Беларуси и России, а в ноябре 1999 г. при содействии Парламентского Собрания двух стран состоялась учредительная конференция Союзной общественной палаты. В настоящее время коллективными членами последней являются более двухсот различных общественных организаций, в том числе 29 из зарубежных стран. Сторонникам объединения России и Беларуси удалось организовать выпуск ряда периодических изданий: кроме официальных изданий Союзного государства - газет «Союз. Беларусь - Россия», «Союзное вече», «Парламентское Собрание Союза Беларуси и России», - в свое время издавались газеты «Единство. Россия – Беларусь - Украина», «За союз суверенных славянских республик – СССР». 

Рассматривая деятельность этих общественных организаций до декабря 1999 г. (до подписания договора о создании Союзного государства), можно сделать вывод, что основные усилия сторонников интеграции в этот период были направлены не на разработку возможных моделей и программ объединения России и Беларуси, а на доказательство неизбежности их «воссоединения».[4] В условиях острой полемики с противниками интеграции вопрос будущего устройства союзного государства сторонниками интеграции фактически не рассматривался. Исключением можно считать только «дискуссию» относительно того, какое союзное государство лучше строить - федеративное или конфедеративное.

Отметим, что обсуждение этого вопроса продолжается до сих пор, хотя суверенитет и независимость Беларуси, закрепленные во всех российско-белорусских документах, делают совершенно невозможным ни сейчас, ни в будущем создание федерации с Беларусью. Последняя сохраняет полное право самостоятельно решать свои внутренние дела, включая принятие конституции и иных законов, установление налогов и сборов с граждан и т.п.[5]

Деятельность большинства общественных организаций, выступавших за объединение двух стран, до подписания Договора о создании Союзного государства сводилась главным образом к поддержке тех структур власти, которые реально занимались интеграцией двух стран. Заместитель председателя Комитета содействия Союзу Беларуси и России Н.Б. Жукова в апреле 2000 г. следующим образом охарактеризовала проделанную их комитетом работу: «…Помогали государственным органам, Исполкому, Парламентскому Собранию Союза Беларуси и России, контролировали проводившиеся интеграционные мероприятия, вели разъяснительную работу… Мы никогда не пытались подменять собой ни исполнительную, ни законодательную власть».[6]

Показателен в этом плане и «круглый стол», проходивший 24 февраля 1999 г. в Москве по теме «Пути и перспективы образования союза России и Беларуси». В его работе приняли участие российские и белорусские политики, общественные деятели, а также чиновники, в то время работавшие над проектом Договора о создании Союзного государства. Однако каких-либо программ объединения России и Беларуси общественностью на нем предложено не было. Многие участники «круглого стола» достаточно наивно возлагали большие надежды на политическую волю руководителей России и Беларуси, от которой, по их мнению, зависела судьба Союзного государства. Так, Н.А. Павлов, констатируя тот факт, что «воссоединение» России и Беларуси является базовым вопросом, утверждал, что «все остальное – дело техники, все остальное сделают юристы. Борис Николаевич с Александром Григорьевичем им дадут команду, решат вопрос по газу, по всей унификации системы законов».[7]

Призывы более четко определить основные цели и сформулировать задачи общественности в деле строительства союзного государства стали звучать уже после опубликования 8 октября 1999 г. проекта Договора о создании Союзного государства, которым многие сторонники тесной интеграции оказались недовольны. Договор отражал позицию людей, выступавших за постепенную, пошаговую интеграцию.[8] Сторонники объединения были недовольны аморфностью и расплывчатостью многих формулировок договора, а также тем, что в нем четко не была определена форма государственного устройства. Разочарованные опубликованным проектом сторонники более тесной интеграции в итоге все же склонились к его одобрению, поскольку договор как-никак, но создавал правовую базу для дальнейшего сближения двух стран.[9]

Общественным организациям, выступающим за объединение двух государств, удалось несколько скорректировать положения договора только в ходе его всенародного обсуждения, проходившего с 8 октября по 1 ноября 1999 г. За это время в Исполком Союза Беларуси и России поступило свыше 1 300 конкретных предложений по тексту. После всенародного обсуждения в текст договора были внесены изменения, однако основные положения документа остались без изменения.  Сравнение текстов договоров, опубликованных для обсуждения и подготовленных для подписи президентов, свидетельствует, что в окончательном варианте в него вошли перечисленные ниже изменения.

Более точно было определено, что на переходный период, до создания органов Союзного государства, их функции будут исполнять органы Союза Беларуси и России. В иерархии правовых актов Союзного государства было установлено, что декрет и постановления Высшего Государственного Совета и Совмина принимаются не только на основе договора, но и на основе законов Союзного государства. Было определено, что выборы в Парламент Союзного государства должны быть проведены в течение полугода после принятия необходимых законодательных актов в России и Беларуси. Несколько расширено было право законодательной инициативы: в подписанном договоре оно было предоставлено группе депутатов численностью не менее 20. Было введено понятие «государственный служащий» Союзного государства. Внесено было положение о Комиссии по правам человека.[10]

Политические партии России и Беларуси (отметим, что в последней политические партии играют намного меньшую роль в жизни страны, и как таковая партийная система в Беларуси до сих пор не сформировалась), поддерживающие идею объединения двух стран, также не предложили до 1999 г. какой-либо внятной альтернативной программы создания единого государства.

Показательна в этом плане позиция лидера ЛДПР В.В. Жириновского, выпустившего в 1999 г. специальную брошюру, посвященную проблемам интеграции. В ней В.В. Жириновский пишет о необходимости скорейшего заключения договора между двумя странами с целью создания союзного государства в «любой форме», которая «приемлема для народов двух стран, и, главное, для руководства этих государств…, а  все огрехи его мы сможем потом отрегулировать».[11]

Подписание президентами России и Беларуси этого договора заставило сторонников объединения задуматься о формировании более четкой идеологии и собственной программы действий.  Показательны в этом плане выступления участников I съезда Союзной общественной палаты, проходившего в апреле 2000 г. Так, Г.Г. Маньшин, говоря о задачах палаты, утверждал, что необходимо «представить себе облик будущего Союзного государства… Нужна мощная, понятная народу целевая программа создания Союзного государства. Причем по каждому вопросу у нее должны быть ответственные люди, ответственные сроки, ответственные решения… Нам нужна идеология создания нового государства. Сейчас мы страдаем оттого, что каждый по-своему понимает, что такое Союзное государство».[12] Глава Союзной общественной палаты В.А. Аксенов в своем выступлении отметил: «…Мы должны, опираясь на коллективный опыт и коллективный разум, определить основные задачи, расставить приоритеты, четче сформулировать, если хотите, философию нашего дела – общественного строительства Союзного государства».[13]

С аналогичным призывом обратились участники Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы становления и развития Союзного государства», которая состоялась 8 декабря 2000 г. в Санкт-Петербурге. В ее работе приняли участие около 1,5 тыс. человек, было заслушано 186 докладов и выступлений. Участники конференции обратились к ученым, общественным организациям, всем сторонникам создания Союзного государства с призывом принять участие в подготовке проектов нормативных правовых актов Союзного государства, в унификации национальных законодательств, оптимизации модели союзного строительства.

Медленные темпы строительства Союзного государства стимулировали общественно-политические движения к разработке своих собственных вариантов объединения двух стран, но преимущественно в рамках, обозначенных договором 1999 г. Так, председатель Российского общенародного союза С.Н. Бабурин, считавший, что работа по принятию Конституционного акта Союзного государства должна была быть завершена к весне 2001 г.[14] (как уже отмечалось выше, Конституционный акт не принят до сих пор), предложил свой вариант «союзной конституции».   Проект С.Н. Бабурина допускал осуществление государственной власти в Союзном государстве как президентом и вице-президентом, так и Высшим государственным советом.[15]

Альтернативный проект объединения был предложен на IX Всеславянском соборе, который проходил 8 - 9 мая 2002 г. в Ужгороде. Его организовали Международный союз общественных объединений «Всеславянский собор» и Закарпатское общество имени св. Кирилла и Мефодия. Участники собора обратились с предложением к народам, президентам и правительствам трех восточнославянских стран провести референдумы и заключить трехсторонний нерасторжимый договор «О побратимстве народов и государств Беларуси, России и Украины». В проекте договора три страны объявлялись государствами-побратимами навечно. Согласно тексту проекта, стороны клянутся соблюдать по отношению друг к другу «режим наибольшего благоприятствования» во всех сферах жизнедеятельности, не допускать актов взаимной враждебности или унижения, защищать друг друга от внешней агрессии или угрозы ее осуществления всеми средствами. Государства-побратимы обязаны оказывать максимально возможную взаимопомощь при стихийных, экологических и техногенных бедствиях и быть предельно открытыми к сотрудничеству друг с другом. В проекте документа говорится о целесообразности создания демократического, правового, светского Союзного государства Беларуси, России и Украины с соответствующим Конституционным актом. В качестве возможной даты проведения референдума участники Собора предложили 21 января 2004 г. - день 350-летия Переяславской рады.

Обращение участников IX Всеславянского собора отчасти носило декларативный характер. Однако следует обратить внимание на два важных положения данного проекта договора. Во-первых, он направлен на политическую, а не экономическую интеграцию стран, что отличает его от всех аналогичных проектов. В настоящее время (что обусловлено характером Договора о создании Союзного государства, принятого в 1999 г.) именно невысокие темпы экономической интеграции России и Беларуси во многом стали причиной отсутствия политического объединения двух стран. Во-вторых, авторы проекта, настаивая на проведении референдума, обращают внимание на неправомерность только договорной формы образования Союзного государства, исключающей из этого процесса самих граждан.

21 октября 2002 г. в Москве состоялся «круглый стол» на тему «Место и роль общественности в строительстве Союзного государства». Организатором его выступило Парламентское собрание Союза Беларуси и России. В работе «круглого стола» приняли участие более 80 ученых, государственных, политических и общественных деятелей Беларуси и России. Дискуссия стала важным событием в жизни общественности двух стран. Участники «круглого стола» констатировали, что до сих пор в неполной мере используется потенциал Союзной общественной палаты в консолидации общественно-политических сил, в поиске оптимальной модели Союзного государства, в продвижении ее сторонников в союзные органы и властные структуры Беларуси и России. В ходе дискуссии была сделана важная, на наш взгляд, попытка сформулировать позицию сторонников тесной интеграции. В частности (что нашло отражение и в итоговом документе) были сделаны следующие выводы и предложения: 1) наиболее устойчивой формой воссоздания единого российского историко-культурного региона (в составе Беларуси, России и Украины) может стать одноуровневая федерация, опирающаяся на институты народной демократии; 2) процесс строительства Союзного государства целесообразно осуществлять на принципах преемственности и обновления; 3) при реализации основных положений Договора о создании Союзного государства целесообразно сделать основной акцент на экономической составляющей; 4)становление и развитие Союзного государства должно осуществляться параллельно с формированием союзных общественно-политических институтов; 5) в целях организации эффективной общественно-политической и информационной поддержки процесса интеграции Беларуси и России необходимо обеспечить формирование целостной системы неправительственного влияния (общественного и информационного); 6) положение о формировании союзного гражданского общества (общественно-политических институтов) целесообразно зафиксировать в проекте Конституционного Акта Союзного государства.

Политические партии России и Беларуси, на первый взгляд, внесли меньший вклад в формирование и поиск альтернативных вариантов объединения России и Беларуси по сравнению с общественными (общественно-политическими) организациями. Однако в данном случае следует учитывать то, что многие политические партии России и Беларуси принимали участие в непосредственной работе по объединению двух стран в рамках Парламентского Собрания.

КПРФ, недовольная темпами союзного строительства, в марте 2003 г. организовала съезд народов Союзного государства Беларуси и России. Его участники констатировали необходимость объединения Украины, Беларуси и России в единое союзное государство, однако программы действий по строительству такого союзного государства съезд не принял.

Отдельного рассмотрения заслуживает позиция либеральной общественности России и Беларуси относительно объединения двух стран. Выработать свою концепцию объединения двух стран пытался СПС. По его инициативе в 2002 г. в Государственной Думе состоялись совместные парламентские слушания «Концепция белорусско-российской интеграции».[16] Позиция СПС заключалась в том, что сближение народов двух стран должно происходить только при выполнении двух условий. Первое: чтобы возможное объединение было экономически целесообразным. Сотрудничество двух стран вплоть до последнего времени СПС расценивал как выгодное только Беларуси. По мнению лидеров СПС, Газпром субсидирует белорусскую экономику, получая взамен неоплаченные своевременно долги. Второе: сближение России и Беларуси должно соответствовать демократическим нормам и ценностям. Оба основных условия объединения, по их мнению, отсутствуют по вине «авторитарного режима» А.Г. Лукашенко.

Некоторые представители либеральной общественности Беларуси (к ней можно отнести сторонников так называемой «демократической оппозиции» - Белорусского народного фронта, Объединенной гражданской партии (ОГП), Белорусской социал-демократической партии «Народная грамада»), недовольные характером интеграции двух стран, разработали собственные альтернативные варианты сближения России и Беларуси. Однако большинство сторонников «демократической оппозиции», не возражая в целом против интеграции экономической, изначально выступало против интеграции политической.[17]

Следует отметить, что тема интеграции России и Беларуси находится в центре внимания белорусской «демократической оппозиции». Многие ее представители, анализируя в своих работах возможные варианты объединения России и Беларуси, приходят к выводу о бесперспективности их объединения.

Так, С. Левшунов указывает на реальное физическое неравенство Беларуси и России, на опасность односторонней экономической ориентации белорусской экономики на Россию, где белорусская продукция покупается главным образом в силу тарифной защиты и возможной оплаты бартером, что, в свою очередь, лишает ее какой-либо позитивной перспективы. По мнению С. Левшунова, объединение двух стран в качестве равноправных субъектов новой федерации может привести к попыткам пересмотра своего статуса некоторыми субъектами Российской Федерации. Да и сама Россия не может пойти на то, чтобы уравнять себя в правах со средним, по европейским меркам, государством.[18] Единственным реальным путем объединения двух стран, полагает С. Левшунов, является вхождение Беларуси в состав России либо в качестве субъекта федерации, либо в качестве нескольких отдельных губерний, но такой вариант, отмечает автор, неприемлем для белорусской стороны и ставит под сомнение политическое будущее А.Г. Лукашенко.

Аналогичного мнения придерживается А. Творогов, считающий, что смена политической системы в Беларуси и изменение уровня социально-экономического развития России и Беларуси являются необходимыми условиями объединения. Он полагает, что при современном уровне развития двух стран вхождение Беларуси в состав России становится невозможным по причине отрицания такой возможности самой Беларусью и неготовности России провести этот процесс безболезненно. Другие варианты объединения, по мнению А. Творогова, приведут только «к полному разрыву и разбеганию по “национальным квартирам”, что с высокой степенью вероятности снова эскалирует сепаратизм национальных регионов внутри самой России и с новой силой возродит крайний национализм в Беларуси».[19]

Следует отметить, что многие представители белорусской либеральной общественности, критикую ход интеграции, либо вообще не создают альтернативных концепций объединения России и Беларуси, считая ненужной дальнейшую политическую и экономическую интеграцию двух стран, либо предлагают трудно реализуемые, непопулярные среди большинства населения решения, предполагающие кардинальные изменения в политическом и экономическом устройстве Беларуси. К последним можно отнести программу одного из лидеров ОГП Я. Романчука, согласно которой условием успешного проведения объединения являются: трансформация политической системы Беларуси, деполитизация объединительного процесса, нейтрализация субъективного фактора, проведение системных экономических реформ. Все эти условия теоретически могут появиться в Беларуси не ранее 2006 г. (при условии победы на президентских выборах представителя «демократической оппозиции», что само по себе на данный момент представляется маловероятным). Следует учитывать, что на создание «условий» для объединения - изменение политической системы Беларуси, реформирование ее судебной системы и экономики - уйдет немало времени.

Концепция Я. Романчука предполагает отказ от ранее принятых соглашений. В частности восстановление таможенной границы между Россией и Беларусью. Автор полагает, что от методики «большого взрыва» объединения двух стран надо перейти к пошаговой интеграции, состоящей из двух этапов. На первом этапе необходимо осуществить ревизию всех подписанных между двумя странами договоров с целью построения классической зоны свободной торговли. Стороны должны осуществлять взаимовыгодное сотрудничество на принципах открытости, защиты частной собственности, свободной торговли и равных условий конкуренции. Второй этап интеграции России и Беларуси предполагает создание предпосылок для перехода в режим таможенного союза, при этом параметры Таможенного союза двух стран должны максимально совпадать с параметрами аналогичных международных структур. На втором этапе предполагаются: унификация режимов торговли товарами и услугами с третьими странами, легализация хождения российской и белорусской валюты в качестве параллельных платежных средств на территории Союза.

Концепция Я. Романчука также предполагает: право любой из стран легализовать хождение других иностранных валют (доллара, евро) в качестве подготовки к вступлению в Европейский Союз и выполнения требований Европейского монетарного союза; синхронизацию мер фискальной политики, предполагающую снижение налоговой нагрузки до 20 – 25 % ВВП; унификацию мер нетарифного регулирования в отношении товаров третьих стран и отмену всех мер нетарифного регулирования в отношении производителей стран Союза.

Критикуя процесс объединения России и Беларуси, представители белорусской «демократической оппозиции» несмотря на близость взглядов не смогли выработать единого подхода к процессу интеграции двух стран. Единственно, что объединяет все предложенные ими варианты интеграции России и Беларуси, - это то, что в настоящих условиях и в ближайшее время все они заведомо неосуществимы. 

Таким образом, анализируя роль общественности в разработке вариантов и возможных путей объединения России и Беларуси, можно сделать следующие выводы. До 1999 г. сторонники объединения, а также общественные организации и политические партии, выступавшие за сближение двух народов,  не смогли четко сформулировать свое видение будущего устройства Союзного государства и разработать программу действий по его созданию. Роль общественности в подготовке текста Договора о создании Союзного государства оказалась  незначительной.

Медленные темпы объединения  России и Беларуси после 1999 г. способствовали тому, что общественность, выступавшая за единство двух стран, стала разрабатывать и более четко формулировать свои собственные варианты объединения. Сторонники интеграции двух стран осознали, что можно в  большей мере использовать потенциал общественности в консолидации общественно-политических сил, в поиске оптимальной модели Союзного государства и в продвижении ее сторонников в союзные органы и властные структуры Беларуси и России.

Однако то обстоятельство, что договор 1999 г. определил направление развития российско-белорусских отношений на годы вперед, сделало крайне сложным практическую реализацию альтернативных «проектов» объединения. Кроме того, большинство существующих альтернативных вариантов создания Союзного государства уступают по степени разработанности документам, в настоящее время положенным в основу объединения двух стран. Значительная часть авторов, критикуя процесс объединения, обозначает лишь общие направления сближения России и Беларуси, при этом не раскрывая механизмы реализации своих проектов и не указывая возможные сроки их осуществления.

Идеи и предложения сторонников интеграции двух стран оказались невостребованными со стороны правящих кругов как России, так и Беларуси, в чьих руках по-прежнему находится судьба объединения двух стран. 

 

 

Примечания


[1] Юрий Окко: Общественность обеспокоена неудовлетворительным ходом исполнения Программы действий Российской Федерации и Республики Беларусь по реализации положений Договора о создании Союзного государства // http://www.belrus.ru/press-N/interv_pressa/int121103_okko.shtml (12 ноября 2003)

[2] Юрик В.В. Союз России и Беларуси: проблемы внешнеторговой политики // Десять лет внешней политики России. М., 2003. С. 467.

[3] Дракохруст Ю., Фурман Д. Перипетии интеграции (Развитие процесса белорусско-российского объединения) // Белоруссия и Россия: общества и государства. М., 1998. С. 340 - 342.

[4] См.: Хмара Н.И. Об объективной необходимости объединения России, Украины и Белоруссии и их опора на собственные силы // Опора на собственные силы и неоколониализм: Русско-славянский взгляд. М., 1999. С. 343 - 352; На пути к воссоединению России и Белоруссии. М., 1999; Заринов И.Ю. Белоруссия после распада СССР: этнополитический аспект. Анализ центральной и региональной прессы России и стран Ближнего зарубежья 1994 - 1997 гг. М., 1998; и др.

[5] См. также позицию А.Г. Лукашенко (Вместе за сильную и процветающую Беларусь! // Беларусь: итоги и уроки президентских выборов 2001. Минск, 2002. С. 233) и В. Григорьева (Крепнуть славянскому союзу // Парламентская газета. 2003. 2 апреля 2003. С. 3).

[6] Жукова Н.Б. Наша общая великая цель – создание Союзного государства // Общественность Беларуси и России – за Союзное государство. М., 2001. С. 19 - 20.

[7] Пути и перспективы образования союза России и Беларуси. М., 1999. С. 27.

[8] Никифоров В.А., Абрамкин П.Ф. Объединиться, чтобы не разъединиться // Национальные интересы. 2000. № 3(8). С. 31.

[9] Климин И.И. Беларусь и Россия: Трудный путь к воссоединению. СПб., 2001. С. 316.

[10] Пастухова Н. Союз России и Белоруссии: История, настоящее, перспективы. М., 2000. С. 58.

[11] Жириновский В.В. Союзу Россия-Беларусь – быть. М., 1999. С. 28 - 30.

[12] Маньшин Г.Г. Союз создается народами // Общественность Беларуси  и России – за Союзное государство. М., 2001. С. 17.

[13] Аксенов В.А. О роли и задачах Союзной общественной палаты в строительстве Союзного государства // Общественность Беларуси  и России – за Союзное государство. М., 2001. С. 11.

[14] Бабурин С.Н. Союз Беларуси и России: механика созидания // Национальные интересы. 2000. № 3(8). С. 26.

[15] Бабурин С.Н. В повестку дня – Основной закон российско-белорусского Союзного государства // Национальные интересы. 2001. № 2-3 (13-14). С. 2 - 8.

[16] Мухтарова М. Москва - Минск: кто остался на трубе? // Труд. 2002. 15 ноября. С. 3.

[17] Майхрович А.С. Суверенитет Беларуси и принцип целостности национальной культуры // Беларусь на пути к европейской интеграции: вопросы суверенитета. Минск, 1997. С. 110.

[18] Левшунов С. Беларусь – Россия: приближение к моменту истины //  Беларусь - Россия: векторы перемен. Минск, 2002. С. 41 - 43.

[19] Творогов А. Миссия невыполнима // Беларусь – Россия: векторы перемен. Минск, 2002. С. 76 - 77.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru