Новый исторический вестник

2003
№1(9)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт

ГЕГЕЛАШВИЛИ СОЛОМОН ДАВИДОВИЧ(1885 – 1972)

Полковник С.Д. Гегелашвили, согласно послужному списку, хранящемуся в РГВИА, был уроженцем Карсской области, сыном капитана российской императорской армии. И отец его, и дед С.Д. Гегелашвили были офицерами, причем отец дослужился до генеральского чина. Старые русские пражане, те, кто помнит семью Асеевых–Гегелашвили, называют его князем. Гегелашвили, очевидно принадлежал к аристократическому грузинскому роду, но, вероятно, княжеский титул «затерялся» и не был подтвержден соответствующими документами.

Соломон Давидович родился 1 мая 1885 г. Окончил Воронежский Михайловский кадетский корпус, в 1905 г. – Михайловское артиллерийское училище. В чине подпоручика был выпущен в 22-ю артиллерийскую бригаду, расквартированную в Новгороде.

В 1914 г. выступил со своей бригадой на Великую войну, командовал батареей. За отличия в делах против неприятеля был пожалован боевыми орденами до Св. Владимира 4-й ст., с мечами и бантом, и Георгиевским оружием. Был произведен в полковники.

С 1917 г. он временно командовал 22-й артиллерийской бригадой, вплоть до ее расформирования в Новгороде, куда артиллеристы вернулись с фронта в начале 1918 г.

Оттуда полковник Гегелашвили отправился на юг России, дабы принять участие в борьбе против большевиков. Службу в Добровольческой армии начал в Офицерском батальоне. Позднее служил в Корниловской артиллерийской бригаде: сначала командовал батареей, а позже – 2-ым дивизионом. В ноябре 1920 г. в составе Корниловской артиллерийской бригады он эвакуировался из Крыма в Турцию.

После пребывания в Галлиполийском лагере переехал в составе Добровольческого корпуса в Болгарию. Служил в болгарском городе Свищеве на Дунае. Когда в 1922 г. левое правительство А. Стамболийского выслало из страны большую группу русских генералов, полковник Гегелашвили временно командовал Корниловским артдивизионом.

В 1924 г. Соломон Давидович, его сестры Клеопатра Давидовна, с двумя взрослыми сыновьями, и Тамара Давидовна, их родительница Анна Еноховна Гегелашвили, вдова генерала Давида Константиновича Гегелашвили, уехали из Софии в Прагу.

Молодое славянское государство, возникшее в результате распада империи Габсбургов, нуждалось в специалистах, как гражданских, так и военных. Немало русских офицеров и генералов было принято чехословацким правительством на военную службу.

С разрешения генерала П.Н. Врангеля полковник Гегелашвили поступил на службу в чехословацкую армию. Командовал артиллерийской батареей, дивизионом, 1-ым артиллерийским полком. Довольно скоро он завоевал уважение у своих сослуживцев – чехов и словаков. К 1939 г. Гегелашвили дослужился до чина майора чехословацкой армии.

Его сестра Клеопатра Давидовна Асеева стала председательницей Дамского комитета Галлиполийского землячества Праги. Назначил ее генерал А.П. Кутепов, неоднократно в 20-х гг. приезжавший в Чехословакию с инспекционными целями. В Галлиполийском землячестве состояли оба сына Клеопатры Давидовны, ее сестра и мать, которую русские пражане величали «бабушкой пражских галлиполийцев».

По свидетельствам старых русских пражан мероприятия галлиполийцев в Праге, будь то балы или Рождественские елки для детей, обычно открывала Клеопатра Давидовна Асеева. Реже - кто-нибудь другая из русских дам–галлиполиек. Сам Соломон Давидович регулярно встречался с чинами РОВСа и галлиполийцами на их мероприятиях, а также в помещениях здания на Малой Штепанской улице, которые арендовали русские воинские организации – РОВС, Галлиполийское землячество, Кружок георгиевских кавалеров, Союз русских военных инвалидов и прочие. Здесь же, на первом этаже, русские держали ресторан «Огонек», где также проводились дружеские встречи. Часто бывал там и С.Д. Гегелашвили.

В 1939 г. Чехословакию оккупировали войска Третьего рейха. Чехословацкая армия была демобилизована. Освобожденный этим от обязательств перед правительством Чехословакии, С.Д. Гегелашвили мог теперь сосредоточиться на работе в русских воинских организациях. Поэтому он был назначен начальником отдела РОВС в Чехословакии. После расчленения Чехословакии на формально независимую Словакию и протекторат Богемия и Моравия германские оккупационные власти постарались взять на учет проживавших в протекторате чинов русских эмигрантских воинских организаций. И даже тех, кто в этих организациях не состоял, но в годы Гражданской войны в России воевал против большевиков. Тогда же германские власти поставили во главе зарегистрированного в Берлине Объединения русских воинских союзов (ОРВС) бывшего начальника 2-го отдела РОВСа генерала А.А. фон Лампе.

Часть русских военных, проживавших в протекторате, признала главенство генерала А.А. фон Лампе. Ими был организован отдел ОРВС в протекторате. Заметную роль в его работе играли полковник Н.А. Бигаев, капитан 1-го ранга Я.И. Подгорный, полковник Н.В. Пухляков, подполковник В.В. Альмендингер и полковник С.Д. Гегелашвили. Однако нацисты почти до самого конца войны противились созданию военно-политического центра, который смог бы объединить русских антикоммунистов – эмигрантов и граждан СССР. С.Д. Гегелашвили поддерживал связь с генералом А.А. фон Лампе. Полковник Н.А. Бигаев пытался наладить отправку добровольцев в Русский корпус на Балканы, но сделать что-то более ощутимое оказалось невозможным.

И хотя С.Д. Гегелашвили осенью 1944 г. довелось стать свидетелем исторического события – съезда Комитета освобождения народов России (КОНР), - время было упущено. Фронт приближался к границам Протектората. Усиливались налеты американской и британской авиации на Прагу, Пильзен и другие города. Бомбами было разрушено и здание на Малой Штепанской, где собирались и после оккупации Чехословакии русские галлиполийцы. Теперь же русские эмигранты группами и по одиночке старались покинуть Прагу: приближались советские войска. Это было не так просто, потому что германские власти весьма неохотно выдавали соответствующие документы, ссылаясь на то, что появление большого числа беженцев вызовет негативную реакцию в самом Третьем рейхе. Хотя тогда уже всем было очевидно, что войну Германия проиграла.

Многих русских пражан, и полковника Гегелашвили в их числе, беспокоила судьба православных священников, служивших в Праге. Состоялась встреча. В ней приняли участие архиепископ Пражский владыка Сергий (Королев), священник о. Михаил (М.В. Васнецов) и архимандрит о. Исаакий (И.В. Виноградов). Вместе с полковником С.Д. Гегелашвили на эту встречу пришел журналист Н.А. Цуриков, в прошлом - поручик 2-го Дроздовского стрелкового полка, в 20-г гг. сотрудничавший с генералом А.П. Кутеповым, и известный историк С.Г. Пушкарев. Встреча закончилась безрезультатно. Владыка Сергий молча выслушал своих гостей, поблагодарил за предложение уехать из Праги и благословил их, дав тем самым понять, что остается. О. Михаил и о. Исаакий промолчали: владыка принял решение и за них.

Тем временем С.Д. Гегелашвили, имевший хорошие отношения с германскими оккупационными властями, получил у них документы, по которым русские могли покинуть Прагу. Так, историк С.Г. Пушкарев получил разрешение с женой и сыном выехать в Баварию в качестве лектора офицерских курсов РОА.

Последняя волна русских беженцев покидала Прагу в апреле 1945 г. В те дни из города организованно выехала и большая группа чинов РОВСа и галлиполийцев во главе с Гегелашвили. В составе группы были его сестры и племянники. В пути их группа несколько раз пережила авианалеты. Прежде чем Германия капитулировала, им удалось добраться до Баварии, где их застало окончание войны.

Большую группу русских граждан, среди которых был и С.Д. Гегелашвили, союзники отправили в лагерь «ди-пи» (для «перемещенных лиц») вблизи Шляйсхайма. Пользовавшийся большим уважением у своих соотечественников, Соломон Давидович был выбран старостой лагеря. Должность была весьма хлопотная и ответственная. Время от времени до обитателей лагеря доходили тревожные слухи об их предстоящей выдаче советской стороне. Особенно остро на эти слухи реагировали советские граждане, оказавшиеся среди эмигрантов. Русские эмигранты, имевшие чешское гражданство - и молодые, и пожилые, - учили советских граждан чешскому языку, географии, истории, дабы на допросах в союзной комиссии у них было больше шансов выдать себя за старых русских эмигрантов, живших в Чехословакии.

С.Д. Гегелашвили вел переговоры, улаживая разного рода недоразумения с администрацией лагеря. Причем однажды дело приняло действительно серьезный оборот: администрация союзников вознамерилась выдать часть обитателей лагеря советской стороне. В лагерь приехал генерал А.А. фон Лампе в качестве представителя Русского Красного Креста. В результате сложных переговоров недоразумение было улажено, и выдача русских людей не состоялась.

В Пасхальную ночь 1946 г., в походной церкви, созданной в одном из лагерных помещений, прошла праздничная служба. Во время крестного хода полковник Гегелашвили шел во главе праздничной процессии, торжественно неся хоругвь.

В связи с начавшейся Холодной войной выдачи русских людей сталинскому режиму прекратились. Однако найти себе пристанище и работу в разоренной войной Европе им было весьма затруднительно. Когда стало известно, что в далекой Аргентине тамошние власти готовы принять русских эмигрантов, многие предпочли тогда же уехать за океан.

В октябре 1948 г. из Западной Германии уехал и полковник Гегелашвили. Вместе со своими сестрами и племянниками он обосновался в аргентинской столице Буэнос-Айресе. Здесь он со временем возглавил южноамериканский отдел РОВСа, восстановил связь с редакциями журналов «Перекличка» (Нью-Йорк) и «Часовой» (Брюссель), а также с генералом А.А. фон Лампе, который в 1957 г. возглавил РОВС.

До конца своих дней полковник С.Д. Гегелашвили оставался верен триединому девизу российской императорской армии: «За веру, царя и Отечество!». К.А. Асеев, племянник Соломона Давидовича, рассказал в 1991 г. побывавшему в Буэнос-Айресе русскому писателю и историку П.Г. Паламарчуку, как однажды к его дяде пожаловали грузинские сепаратисты. Полковник гордо ответил гостям: «Я - русский императорский офицер, потомок честно служивших России грузинских владетелей, и останусь до конца верен своей единой и неделимой Родине!»

Скончался полковник С.Д. Гегелашвили в Буэнос-Айресе 4 февраля 1972 г.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru