Новый исторический вестник

2003
№1(9)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

О.О. Антропов

ДВИЖЕНИЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ КАЗАЧЕСТВА В АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ В 1990-е гг.

Движение возрождения казачества – сложное и пока еще недостаточно изученное этно-социальное и общественно-политическое явление, зародившееся в период перестройки и распада СССР в конце 80-х – начале 90-х гг., - во многом явилось следствием идентификационного кризиса русскоязычного населения в период демонтажа советской и становления новой, российской, социально-экономической и общественно-политической системы. Болезненные процессы маргинализации, эскалация межнациональных конфликтов, катастрофическое падение уровня жизни, распад великой державы вызвали к жизни пестрое сообщество казачьих общественных организаций и вооруженных формирований, возникших даже в тех регионах, которые никак не были связаны с историческими казачьими войсками.

Причины популярности казачества – явления глубоко архаичного, не адекватного современному индустриальному обществу – во многом иррациональны, обусловлены влиянием мощных архетипов русского национального самосознания, актуализирующихся в экстремальных ситуациях.

Сам по себе категорический императив участников движения – «возрождение дореволюционного казачества» - лишь отчасти отражал содержание деятельности казачьих организаций, которые стали активными участниками межнациональных конфликтов и «красно – белой» политической конфронтации. Семантическое наполнение этой формулы, а соответственно и семантическое наполнение самого движения – «что возрождать?», - стало камнем преткновения для участников движения с самого момента его зарождения. В среде казачьих активистов не было, и нет до сих пор, единства в понимании объекта и предмета возрождения. Более того, незнание и непонимание истории казачества, мифологизация прошлого в последнее время начинает выделяться исследователями в качестве неотъемлемого признака «неоказака».[1]

И все же именно этот лозунг в конечном итоге определил сущность, этапы и итоги развития казачьего движения в 90-е гг. как самобытного явления новейшей российской истории.

Движение возрождения казачества в Астраханской области (в конце XX столетия вновь ставшего пограничным регионом) также разворачивалось с начала 90-х гг. под знаменем возрождения именно исторического Астраханского казачьего войска. Несмотря на относительную кратковременность существования (около 12 лет), в его развитии уже можно выделить определенные этапы и основные тенденции.

При этом, формируя предпосылки для дальнейшего системного анализа проблемы, необходимо прежде всего воссоздать общую картину возникновения и становления движения возрождения астраханского казачества, восстановить хронологию движения, ликвидировать информационный вакуум, вольно или невольно сложившийся вокруг астраханских казачьих организаций.

На первом этапе, в 1991 – 1995 гг., движение возрождения астраханского казачества развивалось в целом в рамках общероссийского общественно-политического движения, ставящего перед собой задачи политической реабилитации казаков как репрессированного народа, культурного возрождения казачества, воссоздания исторических казачьих войск, возврата принадлежавших войскам имущества, прав и привилегий, восстановления казачьей службы.

Центром движения стала Астрахань: в Астраханской области развивалось оно прежде всего в среде городского населения, а не в бывших сельских станицах. Участниками движения стали потомки казаков (или считавшие себя таковыми) разных исторических войск (не только Астраханского), проживавшие в области. Наиболее активная роль на первых порах принадлежала местной интеллигенции. Кроме того, казачье движение с самого момента его зарождения пользовалось последовательной поддержкой областной и городской администраций.

Начало движению было положено в июле 1991 г. группой потомков казаков во главе с Ю.П. Русановым (5 - 6 человек), в которую по поручению руководства Астраханского краеведческого музея с целью поддержки и развития инициативы (создание казачьего культурно-исторического общества) была включена сотрудник музея А.Ф. Милейковская. Обладая организаторскими способностями, она стала лидером движения.

От обсуждения казачьих проблем (на периодических встречах в астраханском кремле) скоро перешли к конкретной организационной работе – подготовке объединительного Круга астраханских казаков. Направили письмо атаману Союза казаков А.Г. Мартынову, получили пакет документов, рекомендации. В сентябре 1991 г. в областной молодежной телепрограмме «Угол» была проведена передача об астраханских казаках, одной из целей которой было привлечение потомков казаков к участию в движении возрождения. И уже в октябре в астраханских газетах появились первые статьи о казаках.

20 октября 1991 г. в Успенском соборе астраханского кремля состоялся первый «сход» (объединительный казачий Круг) потомков казаков, на котором присутствовало около 30 человек, в основном - жителей Астрахани.[2] Круг принял обращение к казакам Астраханской области «Братья казаки!», наделил А.Ф. Милейковскую статусом «атамана-организатора», поручил ей руководить работой по созданию казачьей общественной организации и утвердил состав оргкомитета. Для работы инициативной группы администрация выделила комнату в областном Дворце пионеров. Здесь, а также на церковных службах в Успенском соборе, проводились еженедельные встречи участников движения.

8 - 10 ноября 1991 г. делегация «Астраханского областного культурного общества “Казачий круг”» во главе с членом оргкомитета Ю.П. Русановым приняла участие во II Большом круге Союза казаков, прошедшем в Ставрополе.[3]

26 ноября 1991 г. второй «сход» казаков Астраханской области декларировал образование общественной организации «Астраханский союз казаков», принял устав союза, разработанный А.Ф. Милейковской и Ю.П. Русановым, избрал Милейковскую и.о. атамана.

Однако уже тогда, как отметил активный участник казачьего движения В.М. Адров (представитель президента России в Астраханской области), стало очевидным: движение возрождения казачества в области возникло позже других казачьих регионов, не привлекло значительного числа участников, не вызвало у жителей города и области особого энтузиазма - «исчезли корни».[4] В этой связи обращает на себя внимание тот факт, что в 90-е гг. публикации о казаках в астраханских газетах появлялись редко. И даже в изданном Астраханским государственным педагогическим университетом объемном коллективном труде «История Астраханского края» (в главе XVII «Астраханская область в конце XX века») движению возрождения казачества посвящено лишь три небольших абзаца.[5]

Наряду с поддержкой администрации казачье движение в Астраханской области изначально пользовалось покровительством православной церкви. Епископ Астраханский и Енотаевский Филарет проводил духовные беседы с казаками и принял участие в 1-м Большом круге астраханских казаков (май 1992 г.). Духовным пастырем казаков он определил секретаря Астраханской епархии отца Михаила (Крутеня). А газета епархии «Свет православия» периодически печатала материалы о казаках.

Следующий казачий «сход» (Круг) прошел в Астрахани в январе 1992 г. Состав участников движения постепенно расширялся (в том числе за счет представителей области). 7 февраля 1992 г., в годовщину подавления антибольшевистского казачьего восстания  1918 г. в Астрахани, казаки возложили венки на могилы погибших – как участников восстания, так и большевиков. В апреле 1992 г., к Пасхе, некоторые из участников движения сшили себе казачью форму по историческим образцам. Для жителей города периодические появления живописной группы в необычной военной форме стали событием. Кто-то относился с интересом. Некоторые иронизировали.

18 февраля 1992 г. устав Астраханского союза казаков был зарегистрирован администрацией Астраханской области, и 25 марта 1992 г. Союзу было выдано свидетельство о регистрации (регистрационный № 25). При регистрации Союза между ним и отделом юстиции областной администрации возникли трения по ряду пунктов устава. Казаки, в частности, настаивали на праве свободно носить оружие и создавать собственные военизированные дружины.[6]

23 - 24 марта 1992 г. на очередном казачьем «сходе» майор И.Е. Селиверстов (военный комендант г. Астрахани) был избран походным атаманом Астраханского союза казаков. 20 мая 1992 г. делегация астраханских казаков приняла участие в работе Верховного круга Союза казаков Юга России, собравшегося в Ставрополе. Была налажена связь с другими казачьими организациями, особенно тесная – с донской.

Важным событием в истории движения стал 1-й Большой круг астраханских казаков, прошедший 23 - 24 мая 1992 г. В бывшем гарнизонном Доме офицеров, на территории кремля, собралось более 30 делегатов; в качестве гостей на Круге присутствовала делегация из 5 донских казаков.

Круг объявил о создании общественной организации под названием «Астраханский союз казаков», утвердил ее устав, избрал атаманом Союза подъесаула Е.А. Переловского, утвердил состав «атаманского правления», заявил о вхождении Астраханского союза в Союз казаков А.Г. Мартынова. Однако в ходе работы Круга среди делегатов произошел раскол, и часть участников движения во главе с А.Ф. Милейковской вышли из состава союза.

Астраханский союз казаков во главе с Е.А. Переловским призвал администрацию области препятствовать «передаче бывших казацких земель в пользование и аренду создаваемым крестьянским и фермерским хозяйствам» (ссылаясь на то, что к этому стремятся прежде всего представители «неславянских национальностей») и потребовал предоставить в собственность казачьей общине бывшие казачьи земли и водоемы.[7] В развитии движения стала доминировать тенденция на политизацию, милитаризацию, обострение отношений с областной администрацией.

Между тем летом 1992 г. вышедшая из Союза группа интеллигенции во главе с А.Ф. Милейковской (уже сотрудником отдела по делам национальностей администрации Астраханской области) организовала альтернативную казачью историко-культурную общественную организацию «Казачий клуб», расположившуюся в кремле. Целью клуба было заявлено восстановление и сохранение казачьей культуры, изучение истории астраханских казаков.

25 августа 1992 г. на общем собрании был утвержден устав «Общества истории и культуры казаков “Казачий клуб”», вошедшего в состав общественного объединения «Астраханский фонд культуры», и сформирована лекторская группа для чтения лекций по истории казачества. Однако Общество также проявило себя достаточно политизированной организацией (что было довольно типично для начала 90-х гг.). В частности, претендуя на финансирование из областного бюджета, члены общества высказывались против выделения средств на проведение праздника ногайской национальной культуры на том основании, что 80 % налогоплательщиков области – славяне.[8]

Главной проблемой для членов «Казачьего клуба» стали противоречия с Астраханским союзом казаков. Впрочем, деятельность «клуба» оказалась кратковременной.

Необходимо все же отметить: в Астраханской области – многонациональном пограничном регионе – в этот период не наблюдалось заметного обострения межнациональных отношений, и казачество не стало существенным фактором, влияющим на развитие национальных отношений в регионе.

Тогда же, в 1992 г., в период раскола в казачьем движении и выяснения отношений между организациями Переловского и Милейковской, в средствах массовой информации была озвучена версия об искусственном характере казачьего движения в Астрахани, о его насаждении сверху.[9] В качестве одной из причин рождения административной «казачьей инициативы» был назван территориальный спор между Астраханской областью и Калмыкией из-за земель по правому берегу Волги: казакам надлежало сдерживать сепаратизм проживающих в этих районах калмыков.[10]

Об участии астраханских казаков и Союза казаков Калмыкии в этих территориальных спорах упоминает и известный исследователь современного казачества Т.В. Таболина, отмечая, что в ходе конфликта «радикально разошлись, вопреки всем заверениям о братстве, интересы казаков-калмыков и астраханских казаков»[11], и, наоборот, выявилось характерное единство казаков с администрациями своих субъектов федерации.

В качестве другой базовой причины называлось желание изначально поставить движение возрождения в административные рамки, направить его в нужное русло, не допустить его выхода за пределы деятельности по возрождению культуры, не допустить появления самостоятельной «казачьей власти», как на Дону или Ставрополье.

В мае 1993 г. очередной Большой казачий круг избрал атаманом Астраханского союза казаков прапорщика ФСБ С.А. Плотникова. Тогда же лидерами казачьего движения была разработана «Программа возрождения казачества в Астраханской области на 1993 - 1994 гг.».

В целом документ мало отличался от большинства подобных казачьих произведений, но в нем впервые официально прозвучала идея объединения в составе союза астраханских казачьих организаций, расположенных не только в Астраханской области, но и во всех вообще исторических астраханских станицах, включая расположенные на территории Волгоградской и Саратовской областей. Другая характерная черта программы – осторожность: в качестве одного из основных авторы выделили принцип «долговременности, благодаря которому программа должна работать при любой смене власти». Третья характерная черта – слабое знание истории астраханского казачества (например, расформирование исторического Астраханского войска было отнесено авторами программы к 1917 г.). Наконец, большое внимание было уделено планам развития хозяйственной деятельности.

1993 г. ознаменовался новым кризисом в казачьем движении в области, который явился следствием общероссийского политического кризиса, вызванного кровавыми событиями начала октября 1993 г. в Москве. В период противостояния президентской власти и Верховного совета РСФСР Астраханский союз казаков занял пропрезидентскую позицию. Но не все члены Союза поддержали это решение. Одним из проявлений кризиса стал фактический отказ астраханцев от участия в III Большом круге Союза казаков, прошедшем 8 - 10 октября 1993 г. в Оренбурге.[12]

23 октября 1993 г. на Большом круге Астраханского союза казаков произошел раскол. Часть казаков, «красных» по убеждениям, во главе с В. Кобзоевым вышла из Союза и заявила об образовании альтернативной организации - Астраханского казачьего войска (атаман – В. Кобзоев) - и ее вхождении в состав «Всемирного братства казаков» В. Коваленко. Однако никакой реальной организации Кобзоеву создать не удалось.

22 февраля 1994 г. постановлением главы администрации Астраханской области № 362 была зарегистрирована общественная организация «Астраханское казачье войско» (преобразованный «Астраханский союз казаков») и утвержден временный устав организации на базе «Закона о местном самоуправлении». Новая казачья организация подтвердила свое членство в Союзе казаков. Войсковым атаманом избрали есаула В.П. Егорова.

Как правило, все эти события проходили незаметно для жителей Астрахани и области, так как активная казачья жизнь протекала в основном в помещениях войскового правления в астраханском кремле, а состав участников движения был немногочисленным.

Вместе с тем в некоторых населенных пунктах возникли центры движения возрождения казачества, которые начали оказывать влияние на развитие движения в области в целом. Одним из них стала казачья организация села Черный Яр.

В Черном Яру движение возрождение началось в 1991 г. Инициативная казачья группа сформировалась вокруг заместителя военного комиссара С. Лохманова и «старейшины» А.А. Щербовских. Весной 1991 г. состоялось первое организационное собрание черноярских казаков (строго говоря, это событие - первое в хронологии современного казачьего движения в области). В 1992 г. казаки провели первый станичный Круг, избрали атамана - С. Лохманова, - правление и совет стариков. Уже тогда в станичной организации числилось около 100 человек. К середине 90-х гг. – уже более 200 человек.[13]

Пик деятельности черноярской организации пришелся на первую половину 90-х гг. Казаки делали активные попытки возвратить дореволюционные станичные земли и имущество, успешно занимались коммерческой деятельностью (рыболовством). В общество потянулась молодежь: на каждом Круге принимали в казаки до 30 человек. Для них организовывались торжественные церемониалы казачьей присяги, с молебном и праздничным застольем; на торжества приглашались гости из других казачьих организаций (астраханских и донских). В станичном обществе действовала дружина охраны общественного порядка, конноспортивная секция. Однако, пережив ряд кризисов (в том числе финансовых и связанных с отсутствием возможности госслужбы), к концу 90-х гг. движение пришло в упадок. Среди казаков распространились даже настроения в пользу выхода из Астраханского войска и присоединения к Донскому.

В этот же период, в 1992 - 1994 гг., развернулось движение возрождения астраханского казачества на территории Волгоградской и Саратовской областей (в бывших станицах 2-го отдела Астраханского войска).

Движение возрождения казачества в этом регионе оформилось еще в 1990 – первой половине 1991 гг. и изначально тяготело к идентификации с историческими Донским и Волжским казачьими войсками. Но в 1993 – 1994 гг. группой потомков астраханских казаков была сделана попытка создания (наподобие бывшего 2-го отдела Астраханского войска) собственно астраханской казачьей организации как части общей межрегиональной организации - Астраханского казачьего войска. Центром движения возрождения казаков 2-го отдела стал г. Дубовка Волгоградской области.

В 1994 г. в Дубовке состоялся «сход» казаков II отдела Астраханского казачьего войска, на котором представители Дубовского, Пичужинского, Суводского, Балыклейского станичных обществ, а также общества хутора Садки, утвердили (и зарегистрировали в дубовской администрации) устав общественно-политической организации «Второй отдел Астраханского Казачьего Войска». Целью его провозглашались возрождение исторических традиций астраханских казаков и государственная служба. Членами войскового общества стали потомки казаков, «считающие себя причастными к Астраханскому казачеству». Атаманом отдела был избран дубовчанин А.И. Поляков. Избрали правление отдела, совет стариков, суд чести, походного и кошевого атаманов.[14]

Позже в станичных обществах были проведены казачьи Круги, избраны атаманы, сформированы правления.

На следующем Большом круге, собравшемся в станице Суводской в 1995 г., атаманы станичных обществ 2-го отдела высказались за создание государственного казачьего войска. Перед участниками Круга выступила станичная фольклорная группа. В станице Пичужинской участники движения поставили памятный крест на братском захоронении астраханских казаков, погибших в годы Гражданской войны в рядах белых войск.

Необходимо отметить, что в движении возрождения астраханского казачества принимали участие не все казачьи общества, возникавшие в исторических астраханских станицах и хуторах 2-го отдела. Например, казачье общество ст. Букатинская (атаман А. Попов), образованное в г. Краснослободске (бывший хутор Букатин Астраханского войска), входило в состав СКОВД.[15]

Однако проблемы у всех казачьих организаций Нижнего Поволжья были схожи: отсутствие интереса большинства потомков казаков к активному участию в казачьем общественном движении и незнание прошлого казачества. Появление публикаций об астраханских казаках в волгоградской и саратовской прессе было большой редкостью. Специально изучением истории астраханского казачества исследователи не занимались. Характерный факт: в 2002 г. в Саратове вышла книга местных краеведов В.М. Цыбина и Е.А. Ашанина, посвященная истории волжского казачества, где авторы рассматривают историю Астраханского войска как составную часть истории волжского казачества. Основой для формирования представлений об истории Астраханского войска явилась, конечно, фундаментальная «История Астраханского казачьего войска» И.А. Бирюкова.[16] А посему о событиях истории астраханских казаков, произошедших после выхода его книги (1911 г.), авторы имели смутные и часто ошибочные представления.[17]

В 1994 - 1995 гг. представители астраханской областной казачьей организации достаточно регулярно участвовали в основных мероприятиях казаков 2-го отдела. Однако во второй половине 90-х гг., в период создания реестровых казачьих обществ, эти связи были утеряны, и казачьи общества 2-го отдела вошли в состав Донского и Волжского реестровых обществ.

В середине 90-х гг. движение возрождения астраханского казачества в Астраханской области переживало серьезный кризис: активность замирала (особенно в сельских станицах), среди рядовых участников наблюдались усталость и разочарование в движении, инициативные и признанные лидеры так и не появились. В итоге начался отток казаков из организаций: численность станицы Казачебугровской сократилась до 5 человек, хутора Разин – до 7-ми (по списку числилось 200), станица Атаманская (Городофорпостинская) и хутор Междуреченский практически прекратили существование.

В 1995 г. казаки не собирали Большого круга, совета атаманов и совета стариков. В июне 1996 г. атаманом войска было распущено войсковое правление. Распадались связи между станичными обществами. Даже на заметном юбилее – 300-летии станицы Черноярской – никто из участников областного казачьего движения не присутствовал; отмечали только сами станичники. Из 12 организованных казаками станичных и хуторских казачьих организаций оставались зарегистрированными только 4. Замерла хозяйственная деятельность, хотя областная администрация выделяла казакам определенные денежные средства и лимиты на вылов рыбы в весеннюю и осеннюю путины. «Войсковая казна» опустела, и росла задолженность организации. Практически перестал отмечаться традиционный войсковой праздник - 1 сентября, в честь иконы Донской Божьей матери.

Ситуацию дополнительно осложняли «красно - белые» трения внутри движения, которые подпитывались противоречиями между администрацией и традиционно сильной левой оппозицией в области.

В этот же период вновь обострились территориальные споры между Астраханской областью и Калмыкией. Споры эти, естественно, не обошлись без участия калмыцких и астраханских казаков. В 1996 г. в Лиманском районе Астраханской области, где располагалась часть спорных территорий, представители оргкомитета по организации Калмыцкого казачьего войска, прибывшие из Элисты, развернули активную агитацию среди местных жителей с целью, собрав хотя бы 50 кандидатов, организовать станицу Калмыцкого казачьего войска. Попытка провалилась (едва удалось набрать 5 человек), но сами действия «эмиссаров» из Элисты были расценены в администрации Астраханской области как очередная попытка «решения» территориальных споров. Кстати, ни одной «живой» астраханской станицы в районе не получилось создать и у казаков-астраханцев.

Однако предпосылки для начала нового этапа движения возрождения казачества в Астраханской области возникли в связи с другими обстоятельствами: началом формирования государственного реестра казачьих обществ, изменением политики российского руководства (и руководства области соответственно) по отношению к казачеству.

Второй этап развития движения возрождения астраханского казачества (1996 - 2003 гг.), таким образом, оказался связан с созданием и развитием государственной реестровой организации астраханских казаков.

Летом 1996 г. в одном из важнейших станичных обществ Астраханского войска – станицы Казачебугровской (г. Астрахань) - оформилась оппозиция действующему руководству войска (атаману В.П. Егорову и его помощнику И.А. Заплавному) во главе с А.И. Полежаевым и В.М. Меркульевым. При поддержке областной и городской администраций[18] они предприняли попытку оживить казачье движение в области.

17 июля 1996 г. был организован Круг в станице Казачебугровская с участием казаков хуторов Разин и Воздвиженский, отстранивший от должности станичного атамана И.А. Заплавного. Атаманом станицы был выбран В.М. Меркульев, и создана инициативная группа по созыву Большого войскового круга.

24 августа 1996 г., проведя подготовительную работу, «по согласованию со станицами, администрацией области», был созван «Большой круг Астраханского казачьего войска Союза казаков России». Присутствовало 95 делегатов от зарегистрированных станиц и «станиц, находящихся на стадии регистрации» (Казачебугровская – 36 делегатов, Форпостинская – 13, Красноярская – 14, Черноярская – 4, Бирюковская – 4, Нововетлянинская – 7, Грачевская – 5), а также хуторов (Разин – 4 делегата, Воздвиженский - 8, Междуреченский - 2). В качестве гостей на Круге присутствовали 10 представителей областной и городской администрации.[19] Круг признал общественную организацию «Астраханское казачье войско» не состоявшейся («находящейся в зачаточном состоянии»), избрал атаманом А.И. Полежаева, а его заместителем - В.М. Меркульева, и принял решение о формировании реестрового казачьего общества.

В сентябре - декабре 1996 г. атаман Полежаев организовал работу войскового правления, совершил инспекционные поездки по станицам с целью воссоздания угасающих казачьих обществ и подготовки к вхождению астраханской казачьей организации (Астраханский казачий округ) в государственный реестр (что он считал своей главной целью) и создания новых станичных обществ (например, станицы Икрянинская). Одно за другим действовавшие станичные общества принимали решение о вхождении в государственный реестр в составе астраханской казачьей организации (а не Донского и не Калмыцкого казачьих войск, как это было возможно).

Заметным событием в жизни казаков стал праздник «60-летие казачьего хора станицы Дурновской» в селе Рассвет 6 октября 1996 г. При хоре был создан станичный детский казачий хор.

Однако уже в первые месяцы своей деятельности атаман Полежаев вынужден был отметить инфантильность участников движения, признать, что население исторических астраханских станиц скептически относится к возрождению казачества.[20]

26 ноября 1996 г. от имени общественной организации «Астраханское казачье войско» он подписал «Договор об общественном и межнациональном согласии в Астраханской области», призванный (подобно общероссийскому договору) содействовать нормализации межнациональных отношений.

В конце 1996 г. среди участников движения произошел очередной конфликт, связанный с выборами главы областной администрации. Действовавший астраханский атаман поддерживал бессменного астраханского губернатора А.П. Гужвина, тогда как отстраненный августовским Кругом бывший атаман В.П. Егоров призывал в местной коммунистической газете «Астраханская правда» голосовать за кандидата от КПРФ В.П. Зволинского, «рассылал письма и назначал своих уполномоченных и заместителей при местных администрациях».[21]

Эта история имела некоторый общественный резонанс.

5 марта 1997 г. распоряжением главы областной администрации А.П. Гужвина № 328-Р была создана рабочая группа по организации реестрового казачьего общества на территории Астраханской области под руководством атамана А.И. Полежаева. Вскоре, 21 июня 1997 г., прошел Большой войсковой круг Астраханского войска, принявший решение об упразднении общественной организации «Астраханское казачье войско», создании Астраханского окружного казачьего общества и его вхождении в государственный реестр казачьих обществ, утвердил устав общества, войсковой герб и «Гимн Астраханского казачества»[22], одобрил решение установить в станице Копановской памятный крест первому атаману исторического Астраханского казачьего войска В.Ф. Скворцову.

16 августа 1997 г. на расширенном совете атаманов Астраханского войска казаки приняли решение просить Главное управление казачьих войск при президенте РФ внести в государственный реестр на временной основе отдельное Астраханское окружное казачье общество, а если это будет невозможно – внести в качестве самостоятельного подразделения Всевеликого войска Донского или даже объединить в одно реестровое войско с казаками Калмыкии.

2 декабря 1997 г. решением ГУКВ № 13 Астраханское окружное казачье общество (АОКО) было внесено в государственный реестр казачьих обществ в РФ с правом юридического лица на 1 год и выдано свидетельство о регистрации № 37 (зарегистрировано Министерством по делам национальностей и федеративным отношениям РФ). В состав АОКО (центр – г. Астрахань) вошли 7 станичных и 1 хуторское общества, расположенные на территории 8 районов Астраханской области, со списочной численностью 2001 казак.

15 февраля 1998 г. первый Большой круг АОКО избрал атаманом реестрового казачьего общества А.И. Полежаева и утвердил органы управления Астраханским казачьим округом. 3 декабря 1998 г. Управление президента РФ по вопросам казачества приняло решение (№ 2) о продлении срока регистрации АОКО на 1 год.

В связи с этими событиями в 1997 - 1998 гг. активность астраханских казаков заметно возросла.

В 1997 г. под эгидой окружного общества действовали: «Центр казачьей культуры» (г. Астрахань), казачий хор (с. Черный Яр), общественный казачий фонд вдов, сирот, инвалидов «Вдовий Фонд».[23] Войсковое правление начало выпускать казачью газету «Лава».[24] В 1998 г. совет атаманов Астраханского окружного казачьего общества принял областную целевую программу «Возрождение и развитие исторических, духовных, культурных традиций астраханского казачества» на 1998 - 2001 гг.», где одно из главных мест заняла проблема изучения истории астраханского казачества, создания казачьего музея и общества истории и культуры астраханского казачества «Наследие».

В апреле 1998 г. в Астрахани, с участием представителей ГУКВ прошли торжества, посвященные созданию реестрового астраханского казачьего общества. Войсковой священник - секретарь Астраханского епархиального управления М. Пристая - привел к присяге атамана Полежаева, освятил войсковое знамя и войсковую икону Донской Божьей матери.[25]

С 1998 г. правление АОКО совместно с астраханским облвоенкоматом начало работу по комплектованию казаками-призывниками 28-го отдельного Астраханского казачьего танкового батальона, дислоцированного в г. Буденновске Ставропольского края. В сентябре 2000 г., на День танкиста, батальону были вручены казачье знамя и войсковая икона. Администрация области оказывала батальону шефскую помощь.[26]

В основных казачьих обществах - согласно договору, подписанному в 1998 г. атаманом округа и начальником УВД области - были созданы казачьи дружины по охране общественного порядка.[27]

В этот же период активизируется участие казаков-астраханцев в общеказачьей жизни. 19 января 1997 г. войсковое правление и совет стариков выступили с «Обращением к средствам массовой информации, государственной власти и общественности России в поддержку решений Чрезвычайного Совета атаманов казачьих войск Юга России в Пятигорске», где содержалось требование создания казачьих частей региональной самообороны. 29 января 1997 г., в связи с ситуацией на Северном Кавказе, совет атаманов станиц и хуторов, войсковое правление и совет стариков Астраханского войска приняли решение о вступлении в Союз казачьих формирований Юга России. Летом 1997 г. атаман Полежаев поддержал выступление казачьих атаманов против принятия законопроекта «О казачестве».[28]

К началу 1999 г., по отчетным документам АОКО[29], в действовавшем на территории Астраханской области реестровом обществе числилось (в составе 11 станичных и хуторских обществ) 4 461 человек (из них 1 502 - готовых нести службу казака). Фактически же государственной службы казаки не несли. Целевой земельный фонд, выделенный администрацией для использования казачьими обществами, составлял на бумаге 1 415 га. (в том числе 245 га. для сельскохозяйственного использования).[30] Были обозначены как действующие – казачий культурный центр (г. Астрахань), два казачьих класса (40 человек), 7 детских военно-патриотических организаций (140 человек), 5 секций и клубов (650 человек). По отчетам же, на территории Астраханской области действовали – муниципальный центр казачьей культуры «Круг» в селе Копановка Енотаевского района (единственная в области казачья общественная организация)[31], два казачьих самодеятельных коллектива – «Берегиня» (село Енотаевка) и «Соседушки» (село Копановка) – и «казачий музей» при копановском доме культуры.

15 июля 1999 г. представителями местной интеллигенции была создана астраханская областная общественная организация «Казачий культурный центр» (председатель - В.М. Адров). Ее создатели преследовали цель объединения потомков казаков, стремящихся к участию в движении возрождения казачества, но, по тем или иным причинам, не включенным в состав реестровой казачьей организации (возраст, состояние здоровья). То есть создавалась не конкурирующая, а дополняющая реестровое общество организация. 6 августа 1999 г. она была зарегистрирована в управлении юстиции астраханской областной администрации (регистрационное свидетельство № 809).

Сотрудники «Казачьего культурного центра» разработали областную программу «Возрождения, сохранения и развития традиции и культуры Астраханского казачества» на 1999 - 2001 гг., в которой поставили своими задачами проведение, совместно с реестровым обществом, различных культурных мероприятий (например, юбилеев и праздников), подготовку и издание исследований по истории астраханского казачества, популяризацию казачьего движения через подготовку теле- и радиопередач, публикации в прессе. 

5 апреля 1999 г. распоряжением главы администрации Астраханской области А.П. Гужвина № 355-Р был утвержден состав оргкомитета при областной администрации для проведения работ по привлечению астраханских казаков к государственной или иной службе. Но реальных результатов работа комитета не дала. К концу 90-х гг., по мнению участников движения, именно эта проблема, наряду с недостаточным финансированием, стала камнем преткновения в развитии казачьего движения.

1 сентября 1999 г. в селе Копановка Енотаевского района, одновременно с проведением войскового праздника, был созван Большой круг Астраханского окружного казачьего общества, который принял решение о его переименовании в Отдельное Астраханское окружное казачье общество (ОАОКО), утвердил устав ОАОКО, избрал атаманом Полежаева и делегатов на всероссийский казачий Круг.[32] На Круге присутствовали делегаты станичных обществ Красноярского, Замьяновского, Казачебугровского и Городофорпостинского. Однако ряд станичных и хуторских обществ не принял участия в мероприятиях.

Программа войскового праздника по традиции включила в себя молебен на могиле первого атамана В.Ф. Скворцова, праздничную службу в церкви, концерт станичного хора и застолье на площади перед домом культуры. Представители казачьего культурного центра выступили с предложением сбора пожертвований на восстановление станичного храма. При этом, как отметил корреспондент областной газеты, описывавший праздник, жители Копановки к происходящему отнеслись достаточно скептически, говоря, что возрождение идет в основном на словах, а не на деле.[33]

Решения Круга были утверждены главой администрации области 4 февраля 2000 г. На основании распоряжения начальника Управления президента РФ по вопросам казачества № 20 от 16 марта 2000 г. Астраханское окружное казачье общество было переименовано в Отдельное Астраханское окружное казачье общество (с постоянным юридическим статусом). Министерство по делам федерации и национальностей РФ перерегистрировало его (свидетельство № 107 от 16 марта 2000 г.), утвердив устав и атамана в должности.[34] В составе ОАОКО значилось в этот период 6 станичных и 3 хуторских общества, со списочной численностью около 2 тыс. казаков.[35]

Заметными событиями в жизни ОАОКО в 2000 г. стали создание войсковой газеты «Астраханский казачий вестник» и организация казачьего класса в одной из школ Астрахани. В октябре 2000 г. в городе прошли торжества, посвященные 250-летию Астраханского войска, в которых принял участие Волгоградский казачий ансамбль.[36]

Однако, по мнению казачьих активистов, на рубеже XX – XXI вв. движение возрождения казачества в Астраханской области постиг очередной кризис (как и все казачье движение в России). Сами казаки видели его причины в недостаточном финансировании, отсутствии совершенной нормативно-правовой базы деятельности казачьих обществ, нерешенности вопроса о государственной службе казаков. Казачья активность снова пошла на убыль, произошел заметный отток казаков из станичных обществ. На 1 декабря 2000 г. в составе ОАОКО осталось менее 750 человек.

23 декабря 2000 г. на Большом круге АОКО А.И. Полежаев сложил с себя полномочия атамана. Войсковым атаманом был избран В.П. Зотов.

О начале нового этапа движения в связи со сменой атаманов, на наш взгляд, можно говорить лишь весьма условно.

В 2001 - 2002 гг. новый атаман предпринял очередную попытку реанимации казачьего движения в области. Проблема, однако, состояла в том, что не все участники движения признали нового атамана, не исчезли внутренние противоречия.

О новом атамане и его деятельности в астраханской прессе разошлась противоречивая, причем зачастую резко негативная, информация. Само по себе появление во главе астраханской казачьей организации не астраханца – случай необычный. Бывший лейтенант милиции, В.П. Зотов до избрания астраханским атаманом являлся в 90-е гг. активным участником казачьего движения в Московской области (преимущественно в Истринском районе), с конца 90-х гг. «занимался проблемами Северного Прикаспия, регулярно посещал Астрахань».[37] Форма казачьего полковника, имидж старообрядца-беспоповца (члена московской Рогожской старообрядческой общины) и громкая радикальная программа снискали ему определенную популярность среди участников движения в Астраханской области. Новый атаман заявил, что главные проблемы казаков – безбожие и нежелание работать, главная казачья задача – охрана границ, борьба с наркоманией и преступностью. Он встретился с командиром Астраханского погранотряда и предложил взять на себя техническое оснащение казачьих погранзастав. Кроме того, повел кампанию за право ношения казаками огнестрельного оружия, доступ к таможенной службе, участие в борьбе с браконьерством (за 50 % конфискованного у браконьеров).[38]

В начале 2001 г. новое руководство ОАОКО попыталось активизировать связи с существующими хуторскими и станичными организациями, развернуло работу по созданию новых станиц. Не всегда эти попытки проходили успешно. Так, в середине февраля 2001 г. делегация правления ОАОКО (товарищ атамана Тимонин, походный атаман С.И. Коноплев) приняла участие в станичном Круге в Черноярской. Общение проходило в обстановке взаимных упреков: «гости» обвиняли казаков в отсутствии активности, станичники обвиняли правление в разбазаривании денег и отсутствии помощи.[39] Взаимопонимание так и не было найдено.

Среди казаков назревал раскол.

Пытаясь осуществить на практике свои радикальные лозунги, Зотов пошел на обострение отношений с областной администрацией.

Кончилось тем, что в ноябре 2001 г. против него было возбуждено уголовное дело по ст. 280 - «Призыв к свержению конституционного строя». Атамана арестовали (по подозрению в хранении и торговле огнестрельным оружием), 3 дня продержали в ИВС, а затем отпустили под подписку о невыезде.[40]

17 ноября 2001 г. в селе Енотаевка практически в полном составе собрался Совет атаманов ОАОКО (кроме атамана станицы Лиманской). Совет проходил без участия В.П. Зотова. Решением Совета он был отстранен от должности; и.о. атамана был избран С.И. Коноплев.[41]

18 ноября 2001 г. был экстренно созван внеочередной Большой круг ОАОКО, на котором присутствовали делегаты только трех станичных обществ – Черноярского, Красноярского и Енотаевского. Круг освободил Зотова от должности, избрал атаманом Коноплева, а товарищем атамана - М.Г. Косаренко. В интервью корреспонденту областной газеты, комментируя решение Круга, М.Г. Косаренко высказал целый ряд обвинений в адрес Зотова: на первом же Круге Зотов заявил, что изгонит с астраханских рынков всех кавказцев, привлекал молодых казаков в старообрядческую секту, привлек старообрядца к преподаванию в казачьем классе закона Божьего; хотел лишить станицы юридической самостоятельности; предлагал казакам заняться конфискацией на рынках нелицензированного товара, реквизировать икру и рыбу у браконьеров; в станице Грачевской подстрекал казаков к захвату автозаправочной станции и  т.д.[42]

Однако в декабре 2001 г. В.П. Зотов через суд добился отмены решения ноябрьского Круга как неправомочного и восстановил себя в правах атамана. На состоявшейся в декабре же областной научно-практической конференции «Возрождение казачества в Астраханской области – важный фактор укрепления русской православной культуры» он выступил с главным программным докладом - «О необходимости принятия закона о казачестве в Астраханской области» - и ознакомил участников конференции с проектом «закона об Астраханском казачестве», представленным им в областную Думу.[43] Председатель Совета стариков ОАОКО И.Я. Чеботарев, положительно оценив деятельность нового атамана и правления, в своем выступлении призвал «укреплять сплоченность и культуру православного казачества».[44]

Таким образом, говорить о преодолении кризиса в казачьем движении не приходится. С другой стороны, необходимо отметить, что, по формальным показателям, произошла заметная активизация деятельности ОАОКО.

 Для этого существовали конкретные материальные предпосылки. В 2001 г. Управлением президента РФ по вопросам казачества и правительством РФ был утвержден план финансирования ОАОКО (на сумму более 2 млн. руб.) с целью организации подготовки казаков к несению государственной службы и содействия возрождению казачьей культуры. 16 ноября 2001 г. А.П. Гужвин издал постановление № 546 «Об областной целевой программе государственной поддержки отдельного Астраханского окружного казачьего общества на 2002 - 2004 годы»[45], предусматривающее выделение казакам из областного и федерального бюджетов около 15 млн. руб.

В 2002 г. число станичных и хуторских обществ, по сравнению с концом 2000 г., заметно увеличилось. В начале 2002 г. в округе насчитывалось 6 зарегистрированных станиц (Казачебугровская, Красноярская, Черноярская, Енотаевская, Городофорпостинская, Лиманская) и 4 хутора (Замьянский, Разинский, Басинский, Прикаспийский). К концу 2002 г. в состав ОАОКО входило уже 17 станичных и 4 хуторских общества (станицы: Лиманская, Красноярская, Черноярская, Енотаевская, Замьяновская, Атаманская (г. Астрахань), Казачебугровская (г. Астрахань), Володаровская, Харабалинская, Копановская, Заречинская, Вольнинская, Аксарайская, Капустиноярская, Волго-Каспийская, Яндыковская, Посольская (г. Москва); хутора: Басинский, Разинский (г. Астрахань), Воздвиженский (г. Астрахань), Прикаспийский). Активизировалась деятельность и выросла численность некоторых старых станичных обществ.[46]

В соответствии с областной целевой программой с сентября 2002 г. в 46 школах области («в основном в местах компактного проживания казаков») ввели преподавание истории казачества (в объеме 36 часов).[47] Было подготовлено и опубликовано учебное пособие по истории астраханского казачества для 10 - 11 классов общеобразовательных школ.[48] Продолжает работу «Казачий культурный центр». В 2002 г. в рамках областного конкурса «Поет село мое родное» был проведен смотр казачьей песни. Самым же заметным событием 2002 г. для ОАОКО стало принятие областной Думой «Закона о казачестве в Астраханской области».

Однако, несмотря на определенный положительный эффект, все это не сделало казачье движение в Астраханской области заметным и значимым явлением в общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни региона, и перспективы его дальнейшего развития, видимо, по-прежнему зависят прежде всего от позиции областной администрации.

Далеко не исчерпан и очередной раскол среди казаков. Продолжается спор между избранным внеочередным Кругом 18 ноября 2001 г. и.о. атамана С.И. Коноплевым и атаманом В.П. Зотовым и их сторонниками. Хотя последний Большой войсковой круг ОАОКО, прошедший 6 апреля 2003 г., подтвердил полномочия Зотова, по постановлению Астраханского областного суда от 7 апреля 2003 г. последний должен сдать свои полномочия Коноплеву.[49] Оба кандидата в официальные казачьи лидеры не признают полномочий друг друга, считая избравшие обоих казачьи Круги неполными по составу (только с участием своих сторонников) и потому не полномочными.

 Такова в общих чертах канва важнейших событий казачьего движения в Астраханской области. Не стоит торопиться с обобщениями, однако в заключение следует отметить некоторые характерные аспекты рассмотренной проблемы.

Во-первых, мы можем констатировать безусловную зависимость движения возрождения казачества в Астраханской области от общих тенденций развития казачьего движения в России, от государственной политики в области возрождения казачества, неотъемлемой частью которого было движение возрождения астраханских казаков. С другой стороны, обращает на себя внимание низкая активность населения области из числа потомков казаков исторических войск, незначительный размах казачьего движения возрождения в регионе, реальный (не списочный) состав которого никогда не превышал 1 тыс. человек, высокую степень зависимости казачьих организаций от областной администрации, от интересов региональной властной элиты (можно даже говорить о периодическом стимулировании администрацией развития казачьего движения в области). Вероятно, с этим связана и низкая степень участия казаков-астраханцев в общероссийской казачьей жизни.

Кроме того, одной из характерных черт казачьего движения в области в 90-е гг. являлось уклонение от постановки вопроса об участии казаков-астраханцев в урегулировании межнациональных конфликтов на Юге России (хотя активные миграционные процессы в области осложнили межнациональные отношения).

Приходится констатировать и низкую степень интереса к казачьей проблематике среди местной научной и творческой интеллигенции, журналистов. Изучение истории и культуры астраханского казачества - по-прежнему удел в основном непрофессионалов. В качестве исключения можно выделить кандидатскую диссертацию преподавателя АГПУ П.В. Казакова, посвященную проблемам возникновения и становления Астраханского казачьего войска, защищенную в декабре 1999 г. в Волгоградском государственном университете.[50]

Нехватка подлинно научной информации дополнительно осложняла проблему самоидентификации участников движения именно как астраханских казаков, проблему и без того острую в связи со слабой исторической преемственностью и незнанием истории астраханского казачества.

Движение возрождения астраханского казачества за пределами Астраханской области не получило серьезного развития и исчерпало себя в середине 90-х гг.: потомки астраханских казаков переориентировались на действовавшие казачьи организации Донского и Волжского войск (в период создания реестровых казачьих обществ).

Казачье движение в Астраханской области, - и в рамках общественно-политической организации, и в рамках государственного реестрового окружного общества - по целому ряду причин, подобно общероссийскому казачьему движению, неоднократно заходило в тупик, переживало затяжные кризисы. И в  настоящее время среди активных участников движения распространяется его оценка как несостоявшегося, бессодержательного, не имеющего ясных целей и задач, утратившего свой позитивный потенциал. И набирает силу тенденция возврата к историко-культурной работе как альтернативному направлению развития.

К началу XXI в. остались в прошлом попытки казачьих активистов обособиться в качестве самостоятельного народа, пришло понимание общероссийского характера стоящих перед казаками проблем, но по-прежнему камнем преткновения для современного казачества остается мучительный поиск адекватной формы и содержания развития, своего места в постсоветской России. Остаются под вопросом дальнейшие перспективы развития современного казачества.

Примечания:


[1] Маркедонов С.М. Феномен российского неоказачества // Социально-политическая ситуация на Кавказе: история современность, перспективы. М., 2001. С. 106 - 119.

[2] Астраханские известия. 2000. 13 апр.

[3] Таболина Т.В. Возрождение казачества: истоки, хроника, перспективы, 1989 - 1994. М., 1994. С. 315.

[4] Волга (Астрахань). 1991. 19 нояб.

[5] История Астраханского края. Астрахань, 2000. С. 926, 932.

[6] Там же. С. 926.

[7] Ковальская Г. Астраханский мир лучше доброй ссоры // Новое время. 1992. № 39. С. 10 - 11.

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Территориальные споры между Астраханской областью и Калмыкией продолжались до января 2003 г., когда президиум Высшего арбитражного суда РФ признал незаконными претензии Калмыкии и прекратил производство по данному делу (Астраханские известия. 2003. 16 - 22 янв.).

[11] Таболина Т.В. Казачество: формирование правового поля. М., 2001. С. 13.

[12] Таболина Т.В. Возрождение казачества… С. 388, 419.

[13] Астраханская держава. 2001. № 13.

[14] Дубовские вести. 1996. 28 дек.

[15] Казачий круг. 1997. № 30.

[16] Бирюков И.А. История Астраханского казачьего войска. В 3 т. Саратов, 1911.

[17] Цыбин В.М., Ашанин Е.А. История волжского казачества (к 300-летию Саратовской, Камышинской и Царицынской казачьих станиц). Саратов, 2002.

[18] В 1996 - 1998 гг. в администрации Астраханской области работу с казаками курировали: 1-й заместитель главы администрации Э.М. Володин и ведущий специалист отдела по работе с воинскими формированиями, частями и правоохранительными органами П.И. Болдырев (Государственное становление казачества (1996 - 1998 гг.) // Информационный бюллетень ГУКВ при Президенте Российской Федерации. 1998. № 3. С. 14). Специальных подразделений или должностей для работы с казаками в 90-е гг. в области не создавалось.

[19] Лава. 1997. № 1.

[20] Каспиец. 1997. 19 марта.

[21] Из листовки войскового правления Астраханского войска (архив автора).

[22] В качестве гимна астраханского казачества в 1996 - 1997 гг. окончательно утверждается  стихотворение видного представителя дореволюционной казачьей интеллигенции астраханского войска А.А. Догадина «Слава казачьим войскам», положенное на музыку им самим.

[23] Казаки на службе России. // Информационный бюллетень ГУКВ при Президенте Российской Федерации. 1997. № 2. С. 32, 49.

[24] Газета выходила только в 1997 г.

[25] Свет православия. 1998. № 6.

[26] Горбунов Н.П., Кучерук И.В., Афанасьев С.Н. История казачества в Астраханском крае: Учебное пособие для старших классов общеобразовательных школ, образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования. Астрахань, 2002. С. 208.

[27] Там же.

[28] Казачий круг. 1997. № 29.

[29] Копии документов хранятся в личном архиве автора.

[30] Вернее, Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Астраханской области и правлением округа был подготовлен пакет документов по формированию целевого земельного фонда.

[31] В Копановке же проводился единственный в области казачий праздник «День казака», приуроченный к войсковому празднику 1 сентября.

[32] Волга. 1999. 9 сент.

[33] Там же.

[34] Астраханский казачий вестник. 2000. № 1.

[35] Астраханские известия. 2000. 13 апр.

[36] Астраханские казаки отметили в 90-е гг. сразу несколько юбилеев (исходя из трех основных дат: 1737 г. – создание 3-сотенной казачьей команды, 1750 г. – создание казачьего полка и 1817 г. – создание войска). Подобная любовь к юбилеям не осталась незамеченной местными журналистами–острословами (Горожанин. 2000. 27 окт.).

[37] Горожанин. 2001. 2 февр.

[38] Сергеев А. Кто верховодит астраханскими казаками // Астраханский край. 2001. 5 дек.

[39] Волга. 2001. 27 марта.

[40] Сергеев А. Указ. соч.

[41] Сергеев А. Указ. соч.; Астраханские известия. 2001. 6 дек.

[42] Астраханские известия. 2001. 6 дек.

[43] Волга. 2001. 20 дек.

[44] Там же.

[45] В развитие Федеральной целевой программы государственной поддержки казачьих обществ на 1999 - 2001 гг.

[46] Волга. 2003. 10 янв.

[47] Астраханские ведомости. 2002. 28 нояб.

[48] Горбунов Н.П. Кучерук И.В. Афанасьев С.Н. Указ. соч.

[49] Астраханские ведомости. 2003. 17 апр.

[50] Казаков П.В. Астраханское казачество в XVIII – первой половине XIX в. (Формирование, хозяйственная деятельность, быт). Волгоград, 1999.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru