Новый исторический вестник

2002
№3(8)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Д.В. Лукьянов

Власов Ю.Н. Феномен реформаторства в переломные эпохи: культурологический аспект. М.: Юрайт, 1998. - 149 с.

В рамках политической культурологии автор рассматривает феноменологию реформаторства в различные переломные эпохи становления отечественной истории. В центре работы - новаторская попытка понимания и осмысления многоаспектности влияния кардинальных общественных преобразований, которые, как считает автор, в достаточно короткий конкретно-исторический (реформаторский) период затрагивают все важнейшие сферы жизнедеятельности социума (с. 17).

Выбор культурологического подхода к пониманию основных типологических принципов реформаторской деятельности в России, по мнению автора, весьма перспективен. Во-первых, он позволяет получить полноценную информацию о различных реформах, не замыкаясь в узкоспециальные дисциплинарные рамки (с. 19). Во-вторых, воспринимается исследователем в качестве процесса значимых изменений прежде всего в соответствующей культуре (с. 29). В-третьих, в культурологическом анализе на первый план выходит «собственно культура, а не реформа» (с. 30), а автор делает акцент на культуре реформирования и одновременно на реформации культуры (с. 21). В этом смысле культурологический аспект рассмотрения сути «реформы» позволяет автору представить ее как своеобразную внутреннюю форму общей динамики отечественной культуры в соответствующий период и анализировать реформаторские эпохи в целом как определенный тип движения внутри нее.

Такое понимание сути реформаторских установок и их реализации в плане «процесса общекультурных изменений» (с. 11) позволяет автору в итоге зафиксировать основные типологические принципы работы соответствующих историко-культурных механизмов.

Основной вектор движения реформ обусловлен общим развитием социокультурной обстановки эпохи, которая непосредственно конструируется на тот момент в пространстве взаимодействия собственно культурных форм и государственных структур, - необходимых «органов опеки культуры» (с. 21), как их определяет автор. Из устойчивого сочетания культуры и власти в ситуации благоприятного социально-политического строительства складывается общая идеология реформ – научно обоснованная оптимальная культурно-историческая стратегия (с. 95).

Однако сплачивающая идеология становится гарантом реального осуществления реформаторских программ лишь при условии сознательного учета наработанных в процессе историко-культурной эволюции общества «культурных констант» (с. 45) и имеющихся «исторических архетипов русской государственности» (с. 56). Автор отмечает, что неустойчивость социальных систем, в которых происходят постоянные модернизационные срывы, а любые проекты и реформы оборачиваются совершенно непредсказуемыми последствиями, исходит из недооценки именно названных глубинных исторических пластов. Поэтому конструктивный анализ внутренних механизмов реформирования общества в тот или иной исторический период должен исходить из понимания значимости имеющихся детерминантов культурно-исторической обстановки, действующих в «большом времени» модернизационных циклов. 

В плане отечественной истории автор отмечает, что поиск преемственности и цельности общего хода реформ в социуме отражает формирующая роль государства. Последняя проявляется непосредственно в «сплачивающей идеологии», которая отражает степень сбалансированности взаимоотношения в обществе традиций и новаций. Общее единство отечественной истории обеспечивается, таким образом, в особых формах «культивирования» традиционализма и вырастает из принципиальной неуничтожимости оригинальных элементов архаики. Так «культуросберегающий фактор» (с. 45) традиционализма органично сочетался с новыми социальными практиками в идеологии советского периода истории, что надолго обеспечило СССР как государству стабильное существование.  

В российской культурно-философской мысли, эволюцию которой автор анализирует на протяжении нескольких столетий, отмечается прежде всего активное участие различных философов и государственных деятелей в разработке «консолидирующих национальных программ, укрепляющих в первую очередь государственность как таковую» (с. 129). Будучи детищем Петра I, интеллигенция, по мнению автора, призвана обеспечить возникшую с того времени культурно-историческую синхронизацию исторических циклов в России и Западной Европе, из чего следует, что синтез «старого и нового» здесь реализуется как ценностная доминанта государственного строительства. Автор констатирует, что деятельность отдельных ярких политиков без поддержки верховной власти является многообещающей по своим перспективным реформаторским замыслам, но неудачной на практике (с. 78).    

В целом культурологическая экспертиза, осуществленная автором на основе анализа феноменологии реформаторства в переломные эпохи отечественной истории, основывается на актуализации следующих положений. 

В рамках современной стратегии ответов на вызовы постиндустриализма, когда отечественное историческое сознание размывается на основе глобальной системы производства унифицированных социальных смыслов, сциентистская рефлексия должна сделать акцент на идентификационной практике обращения к устойчивым архетипам национального самосознания, выработанным в ее истории и культуре. Современное российское общество нуждается в сплачивающей его идеологии, которая может быть выработана в качестве оптимальной культурно-исторической стратегии лишь на основе культивирования, а не уничтожения оригинальной архаики. Поиск диалога с архаическим, традиционным, прежде всего, обеспечит целостность будущих социальных практик, осуществляемых государством на основе реформ общества. Далее, наметит исходные принципы поиска и преодоления разрыва внутри традиции исторического познания. И, наконец, позволит определить и зафиксировать элементы устойчивости всей социальной системы в качестве ориентиров научной стратегии существования общества в контексте современных цивилизационных сдвигов.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru