Новый исторический вестник

2002
№2(7)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

А.Г. Алексеев

ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ АНТИБОЛЬШЕВИСТСКИХ ПРАВИТЕЛЬСТВ СИБИРИ

Изучение экономической политики антибольшевистских правительств в годы Гражданской войны и состояния экономики белой территории традиционно представляет немалую трудность в связи с утратой значительной доли документов тех учреждений, которые ведали отраслями народного хозяйства. В этой связи встает необходимость поиска источников, которые могли бы компенсировать эту утрату. Одним из таких источников, содержащим, как показывают современные исследования, богатый фактический и аналитический материал о всех сторонах жизни белого тыла, в том числе и об экономической, является периодическая печать.[1]

В настоящей статье предпринята попытка источниковедческого анализа материалов экономического характера, опубликованных на станицах газет, выходивших на территории, контролируемой Временным всероссийским правительством адмирала А.В. Колчака.

«Народный вестник», издававшийся Томским губернским комитетом помощи армии, стремился публиковать материалы, содержание которых соответствовало бы основным направлениям правительственной политики в области экономики.

Осуществлялось это несколькими способами.

Письма читателей, публиковавшиеся в газете, подбирались таким образом, чтобы складывалась в целом благоприятная картина хозяйственной жизни. Кризисные явления, происходившие в экономике региона, редакция была склонна подавать лишь как следствие военных действий в ходе Великой и Гражданской войн, а также недобросовестных операций местных спекулянтов.

Действия властей в области экономики ни критике, ни обсуждению на страницах газеты не подвергались, а разрушение хозяйственного механизма страны связывалось лишь с последствиями войн и алчностью спекулянтов: «Мировое повышение цен на предметы первой необходимости в первые годы войны заставило граждан нашего поселка организоваться в общество потребителей и открыть торговлю. В первое время поселковцы радовались, думая, что они навсегда избавились от чрезмерной алчности торговцев. Но на деле этого не оказалось. С самых первых дней существования «потребилки» обнаружился недостаток знающих и энергичных работников, благодаря чему цены на товары в лавке общества потребителей были такими же, как и у частных торгашей. Такое явление наблюдается и до сих пор, и вместо того чтобы развивать свою деятельность и процветать, наше общество едва влачит свое существование, и можно с уверенностью сказать, что долго оно не просуществует».[2]

Публиковались в «Народном вестнике» и материалы откровенно пропагандистского характера. Например, такие: «Комиссары грабили крестьян, скот у них отбирали, а другим ничего не давали. Вот поднялся народ против большевиков, и пошла по русской земле лютая бойня… Потом и сами крестьяне виноваты в том, что дороговизна растет. Пользуются некоторые из крестьян всяким случаем, чтобы продать и хлеб, и овес, и сено, и дрова подороже, а не понимают, что чем дороже они продадут хлеб, тем дороже придется им покупать все то, что им дает город».[3]

Псевдонародная стилистика этой заметки была явно рассчитана на того самого крестьянина, который, по мнению авторов статьи, и был виноват в стремительном росте цен на сибирском рынке. Публикация подобных материалов являлась, на наш взгляд, составной, пропагандистской, частью экономической политики правительства. Газета «Народный вестник» издавалась, вероятнее всего, на бюджетные деньги. Качество бумаги и полиграфии было крайне низким, а рекламных объявлений не печаталось вообще, что свидетельствует о том, что редакция была не слишком озабочена окупаемостью издания.

Об этом свидетельствует и совсем «не рыночный» призыв к читателям, помещенный редакцией над названием газеты: «Не платить за номер газеты больше одного рубля». При этом издателей вовсе не смущал тот факт, что на той же странице, но несколько ниже, была помещена информация: «Цена в городе 1 р., вне города – 1 р. 20 к.».[4]

Иной стиль подачи информации применялся редакцией газеты «Наша деревня», издававшейся Иркутским союзом потребительных кооперативов. Этот печатный орган попытался заявить о себе в качестве профессионального издания для сельского производителя и тех предпринимателей, которые ориентировались в своей деятельности на торговлю сельскохозяйственной продукцией. Публикации официальных правительственных документов на страницах газеты практически не встречаются. В то же время редакция пыталась подробно анализировать процесс реализации и последствия правительственных решений в области управления экономикой региона.

Корреспонденты и обозреватели «Нашей деревни» старались сохранять в своих публикациях беспристрастный, аналитический тон. Так, в номере от 11 февраля 1919 г. была опубликована информация о либерализации алкогольного рынка: «С 3 февраля открылась свободная продажа спиртных напитков без установления нормы и предъявления каких-либо документов на право получения вина. Продажа вина производится из всех казенных винных лавок, у которых теперь с раннего утра и до полудня дежурят громадные хвосты. В связи с этим за последние дни на местной «Маньчжурке» приобрела широкие размеры спекуляция на водке. Занимаются этой спекуляцией преимущественно женщины».[5]

Информативность и достоверность процитированной заметки крайне высока. Благодаря стремлению журналиста, по возможности, непредвзято осветить ситуацию, раскрыты важные моменты экономической жизни Иркутска в 1919 г. Повышенное внимание омских властей к рынку алкоголя, совмещение рыночных и административных мер в регулировании винной торговли, дефицит спирта (несмотря на активную поддержку правительством этого специфического производства и широкую контрабанду алкоголя из Китая), само название городского рынка («Маньчжурка»), говорящее о большом значении импортной продукции в повседневной жизни города, - эти и целый ряд других явлений были показаны в их взаимосвязи в рамках короткой газетной публикации.

В том же номере редакция вновь обращается к правительственному протекционизму в отношении производителей алкоголя («Местному коммерсанту Винтовкину отпущено из казны 100 тыс. руб. на приведение в действие его водочного завода»), констатирует обострение дровяного кризиса в Западной Сибири, публикует «необходимые сведения» для сибирского крестьянина по выращиванию телят, помещает информацию об образовании в Харбине товарищества китайских предпринимателей для экспорта в Забайкалье промышленных товаров.[6]

Особое внимание «Наша деревня» уделяла действиям местных властей по реализации политики правительства в области денежного обращения. Так, в марте 1919 г. в газете появилась заметка: «За отказ в приеме знаков Сибирского временного правительства управляющий губернией, по докладу начальника городской милиции, оштрафовал нескольких торговцев в максимальном размере».[7]

К сожалению, в столичных библиотеках сохранились лишь отдельные разрозненные номера этой газеты, находящиеся на сегодняшний день в весьма плачевном состоянии.

Наиболее полно правительственная политика в экономической сфере отразилась в официозе «Правительственный вестник», выходившем в Омске. Подшивки этой газеты сохранились во многих центральных библиотеках и архивохранилищах. На наш взгляд, она представляет собой основной источник для ее изучения.

Газета выходила в свет ежедневно. С января по середину февраля 1919 г. печаталась на хорошей бумаге; с № 69 от 14 февраля 1919 г. качество бумаги резко ухудшилось. Полиграфия также не отличалась высоким качеством. Из номера в номер в газете не пропечатывались отдельные участки названия, что свидетельствовало о браке печатной формы, но дефект этот так и не был исправлен. Это свидетельствует о серьезных финансовых проблемах Омского правительства, которое так и не нашло возможности переоборудовать собственную типографию.

Подача материала в «Правительственном вестнике» осуществлялась весьма своеобразным образом. На страницах газеты практически отсутствовали полемические статьи и аналитические журналистские обзоры, которым уделяли большое внимание другие газеты. Информация подавалась читателю сухим «телеграфным» стилем и касалась преимущественно главных событий в мире, на фронте и в кабинетах правительства. Первая страница издания отводилась официальной хронике. На ней размещались постановления Совета министров, указы верховного правителя и другие материалы нормативного характера. Вторая страница содержала так называемую «неофициальную» часть: телеграммы новостей, омскую хронику, частные объявления.

Особое значение для изучения экономической политики омских властей, помимо опубликованных нормативных актов, представляют информационные материалы о регулировании местных рынков Сибири. Губернские и городские самоуправления активно вторгались в деятельность потребительского рынка, устанавливая дополнительные налоги и сборы. Подобное вмешательство наблюдалось и в вопросах ценообразования: они часто пытались с помощью нормативных актов замедлить развитие инфляционных процессов, диктуя частным предпринимателям и торговцам цены, по которым последние должны были продавать населению товары и услуги. Эти наивные попытки, разумеется, не приносили никаких практических результатов. Но сообщения о решениях такого рода, опубликованные на страницах «Правительственного вестника», дают полное представление о многих сторонах хозяйственной жизни. Так, в № 80 было опубликовано очень характерное сообщение: «Такса легковых извозчиков в г. Омске, утвержденная Омской городской думой 17 декабря 1918 г.… за проезд в один конец до старой загородной рощи и пороховых погребов из пределов левой стороны города – 11 рублей».[8]

«Правительственный вестник» публиковал и статистическую информацию, которая встречается только на его страницах. Речь идет о балансах предприятий региона, которые готовили сами предприятия. Так, свои балансы были опубликованы Тюменским городским ломбардом Тюкалинского общества потребителей,[9] Зыряно-Онохинским обществом потребителей,[10] и рядом других предприятий.

Чем именно было обусловлено появление такого рода информации, еще предстоит выяснить. Возможно, правительственным распоряжением. А возможно, стремлением самих предпринимателей наладить «цивилизованные» формы работы, показав партнерам и властям свое финансовое состояние. Отметим, что правительственных распоряжений, предписывавших частным предприятиям публиковать в периодической печати свои балансы, не обнаружено. Поэтому предположение, что информация такого рода предоставлялась предпринимателями в добровольном порядке с целью завоевания высокой репутации на рынке, имеет право на существование. Отсюда можно выдвинуть предположение, что эта информация могла значительно приукрашивать истинное финансовое состояние предприятия.

Являясь официальным изданием, «Правительственный вестник», естественно, отражал на своих страницах взгляды чиновников, чьи убеждения «лежали в русле» правительственной политики. Газета являлась своего рода трибуной для чиновников, в задачи которых входило разъяснение экономических мер власти.

Так, в беседе с управляющим Министерством торговли и промышленности Н.И. Щукиным, опубликованной 5 марта 1919 г., последним были сформулированы те направления развития торговли и промышленности, которые Омское правительство считало наиболее актуальными в тот момент времени: предоставление предприятиям оборотного капитала для расширения производства, ускорение денационализации промышленности, «внутренняя организация торгово-промышленных кругов под общим надзором государственной власти», долженствующая «направлять и смягчать свободную конкуренцию».[11]

В хранилище периодических изданий ИНИОН РАН имеется небольшая подшивка «демократической областнической» газеты «Наш Урал». Газета выходила в свет ежедневно на бумаге низкого качества и помещала на своих страницах подборки местных новостей, обзоры региональных налогов (налог на технический осмотр возводимых в городе построек[12]), статьи о деятельности промышленных («Организация работ на уральских заводах»[13]) и торговых предприятий («Деятельность Закупсбыта на Дальнем Востоке»[14]), а также частные объявления и большое количество рекламы. Последняя размещалась очень нетипично для прессы того периода: на первой странице перед блоком информационных статей. Во всем остальном это была ничем не выделявшаяся на общем фоне местная газета, не выходившая по основной тематике за пределы своего региона. Однако именно эта подшивка представляет особый интерес, обусловленный большим количеством вырезок, сделанных, вероятно, современниками освещавшихся в газете событий.

Их интерес вызывали приказы главного начальника Уральского края генерала Р. Гайды и правительственные постановления. Акцент, судя по оставшимся фрагментам вырезанных статей, делался на постановлениях и указах, затрагивавших экономическую жизнь региона. Статьи, которые требовалось вырезать, предварительно отмечались красным карандашом (фрагменты таких отметок сохранились на линях отреза). Можно предположить, что таким образом осуществлялась систематизация законодательной базы, на основании которой велась деятельность местных органов хозяйственного управления.

Особую группу источников составляют газетные вырезки, хранящиеся в личных фондах участников описываемых событий и в фондах правительственных учреждений. Эти материалы, представляющие собой собрание опубликованных статей и заметок по какой-либо конкретной тематике, несут на себе отпечаток личности фондообразователя, отражают его взгляды на изучаемый предмет, характеризуют предпочтения и заинтересованность в определенной области общественной жизни, экономики, политики. О многом говорит не только содержание выбранных и сохраненных статей, но и манера собственно «вырезания»: во-первых, сохранение вместе с интересующей статьей соседствующих с ней материалов, дающих представление о произошедших в тот же период времени событиях, во-вторых, тематика вырезок, сделанных из разных газет, или использование материалов лишь одного периодического издания, в-третьих, аккуратность и периодичность, с которой осуществлялись вырезки. Все это позволяет судить о том, предназначались ли они для длительного хранения или призваны были лишь удовлетворить кратковременный интерес создателя коллекции к данному предмету.

Иногда газетные вырезки вставлялись в группу документов, посвященных определенной тематике, иллюстрируя те или иные доводы. Думается, в данном случае можно говорить о существовании особого рода синтетического источника, вобравшего в себя черты неопубликованного источника личного происхождения и периодического издания. Методику его исследования еще предстоит разработать, но уже сейчас очевидно, что эта группа материалов представляет большую ценность как исторический источник, поскольку обладает высокой степенью информативности и достоверности.

Так, в фонде доктора медицинских наук Л.И. Шейниса, представителя Военного министерства Франции при Омском правительстве, хранится 11 дел, сформированных из вырезок из газет об экономическом положении Сибири и политике сибирских властей в социально-экономической области. Их тематическая подборка, содержание и направленность статей, дают богатую пищу для анализа того комплекса явлений и событий экономического порядка, которые в наибольшей степени интересовали французское правительство. Бросается в глаза, что французское правительство в большей степени интересовали тенденции, нежели конкретные события. Предпочтение отдавалось масштабным анализам экономического положения региона, правительственным мерам по возрождению производства, нормализации прав собственности, особенно в земельной сфере, взаимоотношениям омских властей с соседними государствами в области торговли и т.д.

Фонд содержит большое количество газетных вырезок о видах на урожай, положении железнодорожного транспорта и контроле союзников над железными дорогами Сибири.[15]

Статья «На мертвой точке», опубликованная в газете «Голос Приморья» 28 мая 1919 г. и отобранная Шейнисом в качестве информационного материала для французского Военного министерства, анализировала условия рынка труда и состояние сибирской промышленности: «Казалось бы, налицо все данные для развития собственной промышленности, – писал автор статьи, – для организации местного производства. Денег в изобилии, есть и специалисты, во всяком случае, в таком количестве их Сибирь никогда еще не видала. Не чувствуется недостатка и в рабочих руках… За все время с момента падения большевизма, на который обычно любят ссылаться наши Минины, краевое производство не увеличилось ни на один фунт. Теперь, как и прежде, все покупается за границей, все, начиная от дорогого сукна и кончая коробкой спичек. Даже картофель и репу мы предоставляем разводить у нас под носом корейцам и китайцам с тем, чтобы потом купить у них все это втридорога…

И наряду с этим горькие сетования на низкий курс рубля и головоломные исследования валютного кризиса, как будто может быть иначе в стране, отказавшейся от труда и предпочитающей получать необходимые предметы за бумажки, количество которых может сравняться разве только с обилием общенациональной лени и общероссийского тунеядства.

Капитал действует по линии наименьшего сопротивления и устремляется туда, где без риска на сто можно нажить двести – триста, т.е. область спекулятивной торговли…

Боязнь организации новых предприятий, нежелание вкладывать деньги в производство, требующее затрат сейчас и обещающее доходы только в будущем, объясняется, разумеется, прежде всего общими условиями. Состояние транспорта, трудность добывать необходимое оборудование, дороговизна рабочих рук…

Крестьянин потерял охоту к накоплению, по-своему резонно рассуждая: «Кто ж его знает, что завтра будет!». И работает не торопясь ровно столько, сколько нужно для его незамысловатого деревенского существования».[16]

В той же газете внимание Шейниса привлекла информация об организационном заседании Комитета для выработки плана экономической политики правительства. Комитет ставил перед собой задачу «разработки общего плана организации народного хозяйства в целях поднятия производительных сил страны, а также общих мер по направлению хозяйственной жизни государства и соглашения отдельных мероприятий в этой области».

 В публикации были обозначены основополагающие принципы политики правительства в определении степени участия государства в регулировании рыночных отношений: «Если еще до войны, в условиях нормального мирного времени лозунг сторонников невмешательства или минимального вмешательства государства в хозяйственную жизнь страны и в теории, и в практике потерпел крушение, то в настоящее время глубоких хозяйственных потрясений он абсолютно не приемлем. Жизнь властно требует энергичного вмешательства государства в область хозяйственных отношений. Если в нормальное мирное время в результате свободной борьбы частных интересов и свободной конкуренции получается приблизительное равновесие…, то в настоящее время эти начала должны быть подвергнуты значительному ограничению, иначе они могут привести и уже приводят к гибельным последствиям.

Нормальная торговля, выполняющая одну из необходимых функций всего механизма современного хозяйства, гипертрофировалась, чрезмерно развилась за счет других отраслей общественного хозяйства. И в этом таится как ее грядущая гибель, так и гибель всего народнохозяйственного организма… Должно ли государство быть равнодушным зрителем этого самопожирания нации? Нет, необходимо энергичное вмешательство, необходимо ограничение принципа свободного осуществления, свободной борьбы частых интересов… Необходимо и возможно строгое регулирование и ограничение ввоза из-за границы предметов потребления и поощрение ввоза орудий производства…».[17]

В номере той же газеты «Голос Приморья» от 4 июля 1919 г. излагались основные мысли, прозвучавшие в правительственном докладе на Экономическом совещании 24 июня 1919 г.: «Министр Петров выдвинул следующие основные положения экономической политики: в основу экономической политики должно быть положено частное хозяйство как форма, в настоящее время наиболее соответствующая условиям национального хозяйства, экономическому и правовому сознанию населения. Вместе с тем, учитывая большое значение государственного, муниципального, кооперативного хозяйства, необходимо приложить все усилия к их дальнейшему укреплению… Низкая производительность крестьянского хозяйства и невозможность быстрой его интенсификации выдвигает необходимость расширения площади мелких хозяйств. Расширение площади мелкого землевладения должно быть произведено за счет всех видов нетрудового землевладения. Отчуждение для этой цели частновладельческих земель должно производиться принудительно за государственный счет с оплатой получающими землю ценности полученной земли…».[18]

Особые усилия предполагалось приложить «к поддержанию и развитию мелкой кустарной промышленности… В области внешнего товарооборота необходимо его регулирование государственной властью… Неизбежность наплыва в страну дешевых фабрикатов чужой промышленности вынуждает для защиты отечественного производства и русского рабочего прибегнуть к охране внутреннего продукта таможенными ставками… Недостаточность для торговли и промышленности финансирования казной ставит на очередь скорейшее восстановление банковского аппарата… Необходимо обратить должное внимание на монополию, на сокращение государственных расходов, на пересмотр налоговой системы и на заключение международных и финансовых соглашений… Необходимо строительство железных дорог, водных и шоссейных путей не только по обслуживанию существующих производительных и потребительных центров страны, но и к удовлетворению запросов государства в области колонизации и по использованию ресурсов страны».[19]

Таким образом, газетная публикация содержит развернутую правительственную программу развития экономики на контролируемой территории. Основные приоритеты в ней отданы развитию национального производства с определением конкретных мер по усилению роли государства в этом процессе.

В целом источниковедческий анализ позволяет прийти к выводу, что газеты содержат большое количество вполне достоверной информации о состоянии экономики Сибири в 1918 – 1919 гг., о правительственной политике в экономической сфере, о взглядах высших чиновников, отвечающих за проведение этой политики, о мерах, которые принимались местными властями и, главное, о действенности этих мер и их реальных последствиях. Причем, если политика правительства в достаточной степени отражена в опубликованных постановлениях, содержится в сохранившихся документах министерств и ведомств, то деятельность органов местного самоуправления в экономической сфере в документах отражена недостаточно. Поэтому информация об их попытках регулирования товарного и денежного рынков, содержащаяся в периодических изданиях, представляет собой исключительную ценность как источник для изучения экономики белой Сибири.

    

Примечания:


[1] См., напр.: Молчанов Л.А. Газетный мир антибольшевистской России. М., 2001.

[2] Народный вестник (Томск). 1919. № 18.

[3] Там же.

[4] Народный вестник (Томск). 1919. № 20.

[5] Наша деревня (Иркутск). 1919. 11 февр.

[6] Там же.

[7] Наша деревня (Иркутск). 1919. 7 марта.

[8] Правительственный вестник (Омск). 1919. 2 марта.

[9] Правительственный вестник (Омск). 1919. 28 февр.

[10] Правительственный вестник (Омск). 1919. 2 марта.

[11] Правительственный вестник (Омск). 1919. 5 марта.

[12] Наш Урал (Екатеринбург). 1919. 2 февр.

[13] Наш Урал (Екатеринбург). 1919. 5 февр.

[14] Наш Урал (Екатеринбург). 1919. 2 февр.

[15] ГА РФ. Ф. 6224. Оп. 1. Д. 137.

[16] ГА РФ. Ф. 6224. Оп. 1. Д. 136. Л. 2.

[17] Там же. Л. 17.

[18] Там же. Л. 18.

[19] Там же.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru