Новый исторический вестник

2002
№2(7)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Е.Н. Евсеева

РУССКОЕ ВЫСШЕЕ УЧИЛИЩЕ ТЕХНИКОВ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ В ПРАГЕ (1922 – 1933 гг.)

Мысль об организации Русского железнодорожного технического училища возникла в конце 1922 г. в секции путей сообщения Общества русских инженеров и техников в Чехословацкой Республике, созданного в мае 1921 г. Как и вся русская общественность, находящаяся за границей, оно было озабочено рациональной постановкой и разрешением проблем, касающихся восстановления хозяйственно-экономической жизни России.

Исходя из этого, русские инженеры-эмигранты в составе свыше 200 человек, работавшие раньше в России по ведомству путей сообщения, «решили скоординировать свою работу во избежание параллелизма, направив ее в сторону разрешения вопросов по восстановлению железнодорожного транспорта» - этого существенного фактора, играющего основную роль в деле экономического и культурного развития каждой страны. Среди принятых решений, осуществление которых было признано безотлагательным, был вопрос об организации технических школ для подготовки из среды русских эмигрантов теоретически образованных и практически приспособленных младших железнодорожных агентов, недостаток которых всегда испытывался в России даже в мирное время, а тем более, когда железнодорожное хозяйство страны находилось в состоянии полного разрушения, «в хаосе которого нечему научиться».

Организационный план, разработанный коллективно группой русских инженеров, предусматривал создание двух типов железнодорожных училищ: низшего и среднего. Низшее ставило своей непосредственной задачей подготовку железнодорожных десятников, а среднее – техников по постройке и эксплуатации железных дорог.

Осуществление пожелания об открытии среднего технического училища было возложено на Общество русских инженеров и техников в Чехословацкой Республике (по секции путей сообщения), что соответствовало пункту 2 его устава, который гласил: «…Организовать технические силы для подготовки к работам по восстановлению техники и промышленности России».

1 сентября 1922 г. между Обществом и Пражским Земгором было заключено соглашение о совместном открытии в Праге Русского железнодорожного технического училища. Оно включало общее положение об училище, положение о директоре училища, положение об учебной коллегии и хозяйственной комиссии.

В положении об училище ставилась задача подготовки технически образованных лиц, могущих по возвращении на родину в качестве помощников инженеров путей сообщения, а может быть и самостоятельно, принять участие в улучшении и строительстве путей сообщения, этих жизненных артерий, имевших для России сугубо важное значение. Вторая задача училища сводилась к тому, чтобы вооружить русскую эмигрантскую молодежь техническими знаниями, облегчить ей борьбу за существование и избавить ее от полуголодной жизни.

Положение об училище определяло порядок приема «русских граждан, имеющих образование не ниже 4-х классов среднего учебного заведения, не старше 35-летнего возраста». В документе определялось, что «курс учения продолжается 21 месяц и разделяется на теоретическую часть и практические работы». По положению, на теоретическую часть отводилось 16 месяцев, на практические работы – 3 месяца, на экзамены – 2 месяца.

По заключенному между Обществом русских инженеров и техников и Пражским Земгором соглашению о совместном открытии Русского железнодорожного технического училища, было возбуждено ходатайство перед Министерством иностранных дел об отпуске средств на его содержание. Ходатайство было удовлетворено. На основании полученного разрешения открыть училище, оно начало функционировать в Праге с 1 декабря 1922 г.

В декабре 1922 г. две русские общественные организации – Объединение российских земских и городских деятелей в Чехословацкой республике и Общество русских инженеров и техников в Чехословацкой Республике - учредили Русское железнодорожное техническое училище в Праге.

Выбирая место для училища, инженеры остановились на Праге. Прежде всего потому, что, благодаря исключительно благожелательному отношению правительства Чехословацкой Республики к русской эмиграции, Прага стала культурно-просветительным центром Российского зарубежья. И потому, что развитая индустрия страны и хорошо организованное железнодорожное хозяйство служили необходимыми «наглядными пособиями» для обучения.

Разрешение на прием в училище давало Министерство народного просвещения Чехословакии.

Первые приемные экзамены в училище были проведены в декабре 1922 г. В январе и феврале 1923 г., ввиду недобора слушателей до нормы, разрешенной МИД Чехословакии, состоялись дополнительные экзамены. Всего в училище в первый прием было зачислено 40 человек.

По образовательному цензу они распределялись следующим образом: 29 - со средним образованием, 7 - с законченным  высшим, 3 имели 6 классов реального училища, 1 закончил городское училище и педагогические курсы. Таким образом, почти все слушатели, за очень малым исключением, имели законченное среднее образование. Все слушатели первого набора были приняты МИД Чехословакии на иждивение.

Как всякое государственное учреждение, училище имело свой штат, который первоначально, по соглашению от 1 сентября 1922 г., состоял из директора училища, делопроизводителя и служителя. Кроме того, было разрешено по смете иметь трех штатных преподавателей, которые вместе с директором училища и представителем Пражского Земгора составляли так называемую учебную коллегию, на которую было возложено руководство всей учебной частью училища.

Учебная коллегия была организована и начала функционировать в конце ноября 1922 г. Директором училища был назначен инженер путей сообщения С.И. Панченко, а штатными преподавателями - инженеры путей сообщения С.А. Величкин, П.П. Находкин и К.М. Леонтьев.

Учебная комиссия занималась выработкой учебной программы, составлением и одобрением программ преподавания по отдельным предметам, приемом и отчислением слушателей, производством приемных, проверочных и выпускных экзаменов, вопросами выбора учебных пособий, книг, издания лекций и прочими учебными проблемами.

Для заведования хозяйственной частью училища была учреждена хозяйственная комиссия из двух представителей от Земгора и от Общества русских инженеров и техников под председательством директора. Заместителем председателя являлся один из представителей Земгора по избранию комиссией.

Хозяйственная комиссия, согласно утвержденному положению, ведала составлением смет училища и заключений к годовому отчету, организацией общежитий, столовой и других хозяйственных вспомогательных учреждений.

Директор училища, по положению о директоре, являлся ответственным руководителем всей учебной, административной и хозяйственной частей училища. За свою деятельность он был ответственен по учебной и административной частям перед правлением Общества русских инженеров и техников (по секции путей сообщения), по хозяйственной части – перед комитетом Земгора.

Директор училища являлся по своей должности председателем учебной коллегии и хозяйственной комиссии и присутствовал в правлении Общества русских инженеров и техников и комитета Земгора по вопросам училища. В функции директора училища входила «…организация канцелярии училища и управление ею; заведование учебной и хозяйственной частями училища; определение кандидатов на должности лекторов, инструкторов и прочих служащих училища, а также их увольнение, представление на предварительное одобрение правления Общества русских инженеров и техников (по секции железных дорог) и затем на назначение комитету Земгора; созыв заседаний учебной коллегии училища».

Чтение лекций было распределено между штатными преподавателями и приглашенными лекторами; последние в работе учебной коллегии участия не принимали.

Интеллектуальный и технический потенциал училища и приобретенный опыт работы позволили в апреле 1923 г. поставить вопрос о необходимости подготовки специалистов более высокой квалификации (техников путей сообщения) и соответствующем переименовании училища.

Изменение профиля повысило статус учебного заведения, которое было переименовано в Русское высшее училище техников путей сообщения.

В конце первого полугодия, в июле 1923 г., в секции путей сообщения Общества русских инженеров и техников, в ведении которой поначалу находилось училище, возник вопрос о необходимости, в интересах учебного дела, преобразовать учебную коллегию путем введения в нее с правом решающего голоса всех лекторов училища, преподающих обязательные и постоянные предметы. Вопрос был решен положительно. Поэтому существовавший до того времени институт штатных преподавателей, которые входили в учебную коллегию с правом решающего голоса, изживал себя и вскоре был упразднен.

Немаловажной причиной для упразднения института штатных преподавателей, учитывая практику преподавания обязательных и постоянных предметов и накопленный первый опыт работы, послужило и то, что постепенно стала применяться практика конкурсного назначения лекторов: каждый из преподавателей мог выставить свою кандидатуру для преподавания той или иной дисциплины для утверждения правлением Общества русских инженеров и техников.

Практика выбора и утверждения одного преподавателя из нескольких кандидатов оказалась более прогрессивной, чем институт штатных преподавателей, поскольку для утверждения на должность каждый кандидат должен был представить свою программу по предмету с объяснительной запиской. Все это не могло не способствовать улучшению качества преподавания, а также было важно еще и потому, что программа и лекции по предмету были основными учебными пособиями для студентов.

В ноябре 1923 г., в связи с выяснившимися недочетами в жизни училища, а также опытом работы, Обществом русских инженеров и техников и Земгором было решено преобразовать административный аппарат и учебную коллегию, выработать новое положение об училище.

Чтобы дать возможность Обществу и Земгору осуществить эти предложения, учебная коллегия на своем заседании от 29 ноября 1923 г. постановила выйти в отставку, не прекращая выполнять свои учебные обязанности впредь до организации учебного дела высшими органами училища. Вслед за учебной коллегией подал в отставку и директор училища С.И. Панченко. Временное исполнение обязанностей директора училища с 5 декабря 1923 г. было возложено на инженера А.Ф. Новицкого.

По постановлению правления Общества, согласованному с Земгором, была организована временная учебная коллегия, куда вошли А.Ф. Новицкий, профессор А.П. Фан-дер-Флит и профессор В.А. Брендт. Она начала свою работу с 11 декабря 1923 г. на основах соглашения от 1 сентября 1922 г. К 28 января 1924 г. этой коллегией было избрано для продолжения учебной работы 8 лекторов, которые вошли в учебную коллегию.

Тем временем разрабатывалось новое положение об училище, которое после обсуждения и согласования в правлении Общества и Земгоре было утверждено 28 июля 1924 г. Земгором и с 1 августа 1924 г. введено в жизнь.

Соглашение между Обществом русских инженеров и техников и Земгором о Русском высшем училище техников путей сообщения от 28 августа 1924 г. качественно отличалось от предыдущего соглашения. Новое соглашение содержало общие положения об училище, определявшие его задачу, правила приема слушателей, права и обязанности лекторов и слушателей, а также устанавливало круг вопросов, которые принадлежали ведению Общества и Земгора.

В новом соглашении определялась задача училища: «подготовка техников путей сообщения применительно к программе на звание техника путей сообщения».

Правила приема не изменялись, но уточнялись. В училище принимались граждане, «успешно выдержавшие вступительные экзамены по математике, физике и русскому языку в объеме, установленном учебным советом училища».

Курс обучения был продлен до 2-х лет.

Новое соглашение устанавливало возможность приема вольнослушателей («своекоштных» слушателей).

В документе было оговорено, что высший надзор и контроль за ходом дел в училище принадлежали: по учебно-административной части – Обществу русских инженеров и техников, а по финансово-хозяйственной части – Земгору.

Соглашение определяло, что ведению Общества принадлежало: утверждение постановлений учебного совета, касающихся учебного плана; разрешение вопросов, представленных ему органами училища; избрание представителей в органы управления училищем. Ведению Земгора принадлежало: утверждение общих и специальных, годичных и текущих приходно-расходных смет и балансов; ведение общей денежной и хозяйственной отчетности и составление соответствующих годичных отчетов; прием и увольнение лекторов, руководителей и прочих служащих училища и его учреждений, согласно соответствующим представлениям директора по учебно-административной части по предварительному одобрению кандидатур соответствующими органами, а по финансово-хозяйственной части непосредственно по представлениям хозяйственного совета; разрешение вопросов, представляемых органами управления училища по принадлежности; избрание представителей в органы управления и заместителя председателя в хозяйственный совет.

Таким образом, по сравнению с предыдущим, в новом соглашении более четко определялись функции Общества, Земгора и училища.

Были переработаны положения об учебном и хозяйственном советах училища, в результате чего были значительно расширены их функции, а также введены статьи о порядке созыва и проведения заседаний обоих советов.

По новому положению, институт штатных преподавателей был упразднен, и в учебную коллегию, названную учебным советом, были введены все лекторы училища, читающие обязательные дисциплины, и руководители, ведущие обязательные дисциплины, и руководители, ведущие обязательные практические занятия. Кроме того, в совет было введено по одному представителю от Общества и Земгора с правом совещательного голоса.

Согласно новому соглашению, ведению учебного совета подлежали вопросы «разработки и одобрения учебного плана; приема, увольнения и перевода на следующий курс слушателей; удостоение их дипломом; установления времени и порядка производства приемных, проверочных и выпускных испытаний; организации учебных экскурсий; заслушивания и одобрения полугодовых и годичных отчетов по учебной части, представляемых Обществу русских инженеров и техников и Земгору; избрания кандидатов в лекторы и руководители и представления их через наблюдательный комитет на утверждение».

Хозяйственный совет сохранил функции и состав хозяйственного комитета.

Кроме того, для согласования интересов и действий Общества и Земгора при решении текущих дел училища и устранения трений между органами управления училищем, был создан наблюдательный комитет, куда вошли по два представителя от Общества и Земгора. Наблюдательный комитет ведал разрешением всех текущих дел училища. Решения наблюдательного комитета принимались и считались окончательными, в случае разногласий дело передавалось на решение в Общество и Земгор.

Директор училища, являвшийся ответственным руководителем всей учебной, административной и хозяйственной части, избирался на 2 года на совместном заседании Общества и Земгора по соглашению из инженеров училища, обладавших соответствующим стажем и опытом. На случай отсутствия директора из среды членов учебного совета избирался его заместитель. На директора возлагалась обязанность преподавать, но «не более 4-х часов в неделю». В ведении директора находились: организация и управления канцелярией училища; ведение сношений от имени училища с лицами и учреждениями республики; составление отчетов по учебной и хозяйственной работе; ведение учебно-административной частью училища, созыв заседаний учебного и хозяйственного советов и руководство ими; исполнение постановлений учебного и хозяйственного советов, наблюдательного комитета, Общества, Земгора, которые ему поручались; ведение хозяйственной части училища; внесение в хозяйственный совет предложений о приглашении и увольнении служащих по хозяйственной части и низшего служебного персонала училища.

Преподавательскому составу училища могло бы позавидовать любое высшее учебное заведение. Все были специалистами высокой квалификации. Из 28-ми педагогов, читавших лекции в 1922 г., 5 имели звание профессора, 2 - звание доцента, 21 - звание инженера путей сообщения (в их числе были С.А. Величкин, А.А. Ких и С.А. Конради). Впоследствии число преподавателей уменьшилось. Причины были разные: недостаток средств, болезнь, но главная – отъезд в другие государства Европы и возвращение в СССР.

Хотя при создании учебного заведения прежде всего ставилась задача дать русской эмигрантской молодежи профессию, которая пригодилась бы им при возвращении, то по мере отдаления этой идеи от реализации параллельно развивалась вторая сторона: дать молодому поколению специальность.

Новое соглашение устанавливало четкие правила приема слушателей в училище. Поступающие должны были предъявлять разрешение МИД Чехословакии на право жительства в Чехословакии, предварительно подать заявление и приложить к нему личную анкету. В училище принимались русские граждане и граждане всех славянских государств мужского пола в возрасте не старше 35-ти лет, имевшие образование не ниже 6-ти классов гимназии и выдержавшие вступительные конкурсные экзамены по математике, физике и русскому языку в объеме 8-ми классов гимназии. Лица, окончившие полный курс гимназии, могли быть освобождены от конкурсных экзаменов. Число слушателей, находившихся на иждивении чехословацкого правительства, определялось на каждый год МИД. Кроме того, в училище могли быть приняты и вольнослушатели. Стипендии выдавались только абсольвентам русских гимназий в Праге и Моравской Тржебове.

Слушатели, выполнившие с успехом учебную программу и сдавшие выпускные экзамены, получали по окончании курса училища диплом на звание техника путей сообщения.

За первые пять лет в училище поступило 194 человека, из них 32 % - бывшие студенты, 61 % имели среднее образование, 7 % - незаконченное среднее.

Училище имело своеобразную систему обучения не по факультетам, а по единому для всех учащихся приема учебному плану. План включал в себя полный набор основных и вспомогательных дисциплин, необходимых для получения специальности техника путей сообщения.

Первый выпуск в училище состоялся весной 1925 г. После выпускных экзаменов из 31 слушателя 28 получили дипломы.

За первые пять лет училище подготовило 80 специалистов, которые без особого  труда нашли себе работу и прекрасно зарекомендовали себя на производстве. По сведениям, которыми располагало училище, 64 специалиста устроились на стройки и в технические организации Чехии, 4 - уехали на работу в Югославию, 5 - во Францию, 2 - в США, по одному выпускнику работали в Бельгии, Болгарии, Румынии и Литве.

 Учиться было нелегко. Большая часть стипендии уходила на оплату жилья, так как училище не имело своего общежития, и питание. У многих студентов были семьи, содержание которых обходилось значительно дороже. В этих условиях приходилось либо искать работу, либо затягивать потуже пояса. И все же более 85 % студентов успешно сдавали экзамены несмотря на нужду и языковые трудности, поскольку стремились стать и становились высококвалифицированными специалистами.

Вторая половина 20-х гг. характеризуется свертыванием «русской акции помощи» со стороны чехословацких властей. Союз русских студентов в Пшибраме писал в МИД Чехословакии, что к началу 1931 г. «русские студенты были лишены правительственных стипендий», на предприятиях идут увольнения и в «числе увольняемых со службы инженеров в первую очередь оказываются русские, притом и те, в коих предприятия нуждаются». Причин тому было несколько. Мировой экономический кризис не миновал и Чехословакию, затронув все отрасли хозяйства республики, науку и культуру. В этой обстановке все настойчивее звучали требования трудящихся ограничить выделение средств и рабочих мест «бывшим белогвардейцам». Власти не могли не реагировать и на протесты СССР, как официальные, так и в средствах массовой информации, против «подкармливания белогвардейцев».

Судьба Русского высшего училища техников путей сообщения была предрешена. Весной 1933 г. оно прекратило свою деятельность. Всего из стен училища было выпущено более 300 специалистов. Большая часть железных дорог в Словакии, во французских колониях и некоторых других странах была построена усилиями инженеров-путейцев из Праги.

Литература:

Русские без Отечества: Очерки антибольшевистской эмиграции 20 – 40-х годов. М., 2000.

Документы:

Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-5886 – Русское высшее училище техников путей сообщения в Праге.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru