Новый исторический вестник

2002
№1(6)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

К.А. Чистяков

ПОКУШЕНИЕ П.Н. ШАБЕЛЬСКОГО-БОРК И С. ТАБОРИЦКОГО
НА П.Н. МИЛЮКОВА В БЕРЛИНЕ 28 МАРТА 1922 г.

28 марта 1922 г. в Берлине произошло покушение на П.Н. Милюкова, известного политического деятеля, историка и публициста, одного из организаторов и лидеров Конституционно-демократической партии, который эмигрировал вскоре после захвата власти большевиками в России и являлся главным редактором парижской газеты «Последние новости». Во время него был убит один из руководителей кадетской партии, юрист и публицист Владимир Дмитриевич Набоков, также русский эмигрант и один из редакторов берлинской газеты «Руль». Милюков не пострадал.

Милюков стал особенно ненавистен монархистам после провозглашения им в 1920 г. так называемой «новой тактики», которая заключалась в отказе от вооруженной борьбы с большевиками и, как следствие, отказе от необходимости сохранения белой армии. В 1921 г. уже предпринималась попытка покушения на него, которая окончилась неудачей.

Группа приверженцев Милюкова составила оппозицию большинству кадетской партии (одним из лидеров которого и был Набоков), придерживавшемуся старых взглядов, что привело к расколу организации. Набоков был также одним из руководителей антисоветского «Русского национального союза», созданного в июне 1921 г. на съезде «Русского национального объединения». Доклад Набокова «Идейные основы борьбы против большевизма» был самым значительным из прозвучавших на съезде.

Покушавшиеся – Петр Николаевич Шабельский-Борк и Сергей Таборицкий, монархисты, бывшие офицеры русской императорской армии, проживавшие в Мюнхене, - были задержаны полицией. На допросе выяснилось их прошлое.

Шабельский-Борк родился 5 мая 1893 г. в Кисловодске. Его родители - помещик доктор Борк и Эльза Шабельская - были до событий 1917 г. сотрудниками «Русского знамени» (печатный орган «Союза русского народа», выходил в 1905 – 1917 гг.). Состоял в «Союзе русского народа» и сам Шабельский-Борк.

Таборицкий, который родился 2 августа 1895 г. в Петербурге, был сыном статского советника.

Их жизненные пути тесно переплелись. Оба служили в Кавказском кавалерийском полку, во время войны Шабельский-Борк был трижды ранен. После падения монархии оба находились на Украине, откуда вместе с немцами прибыли Германию. Жили они сначала в Берлине, а с 1920 г. – в Мюнхене. Ввиду того, что имущество отца Шабельского-Борк было конфисковано, он зарабатывал себе на жизнь переводами и литературной работой. Таборицкий занимался редакторской деятельностью (в журнале «Луч света» и газете «Призыв»), последнее перед покушением время работал типографским наборщиком. Шабельский-Борк и Таборицкий на допросах утверждали, что ни к каким политическим партиям не принадлежат, не скрывая при этом своих монархических убеждений.

Третий арестованный, студент Владимир Куярович, подозревавшийся в соучастии в преступлении, после допроса был отпущен из-за отсутствия улик против него.

Общая картина покушения была дана в «Последних новостях» на основании подробного описания случившегося в берлинских газетах.

Лекция под названием «Америка и восстановление России», которую Милюков читал в полном зале Берлинской филармонии, началась в 8 часов 30 минут и закончилась в 10 часов. После ее окончания Милюков пошел в сторону президиума, намереваясь сесть на свое место. Когда он подходил к президиуму, Шабельский-Борк, сидевший в третьем ряду, встал и начал стрелять в Милюкова. Сидевший в президиуме доктор Аснес бросил Милюкова на пол, но Шабельский-Борк вскочил на трибуну и продолжил стрельбу. Тогда на Шабельского бросился Набоков, ударив его по руке, в которой тот держал револьвер. В этот момент Таборицкий открыл стрельбу по Набокову.

В зале возникла паника и давка, так как часть публики побежала к выходу. Слышны были слова Шабельского-Борк: «Я мщу за царскую семью». Набокова, мгновенно погибшего от пули, попавшей в сердце (других ран на теле не было) перенесли в артистическую комнату. Таборицкий же спокойно направился в гардероб и, забрав свою одежду, пошел к выходу. Какая-то женщина крикнула: «Вот убийца!». И Таборицкий был задержан толпой.

Описание подробностей покушения появилось в различных изданиях в течение нескольких дней после его совершения, причем в них давалась различные версии, несколько отличавшиеся друг от друга. Так, например, возникли следующие разночтения: ряд, в котором сидели покушавшиеся (версии: первый, второй, третий), количество выстрелов, произведенных ими (несколько, около пятнадцати, до тридцати), конкретные действия каждого из них. Объяснением этому может служить то обстоятельство, что описания эти давались на основании субъективных впечатлений очевидцев происшедшего, а также сильная паника, поднявшаяся в зале (на лекции присутствовало около 1 200 человек).

Не подвергался сомнению лишь тот факт, что Набоков был убит случайно. Позже это подтвердил и Шабельский-Борк.

Шабельский-Борк показал, что он стрелял из двух револьверов: сначала из того, что находился в его левом кармане, затем, когда патроны в нем закончились, - из другого, лежавшего в правом кармане. Он сказал, что его кто-то свалил на пол, но он поднялся и с оружием в руках пробил себе дорогу через публику. Подтвердил также, что крикнул с трибуны: «Мщу за царскую семью и за Россию». По его словам, он предполагал после убийства бросить оружие и добровольно сдаться полиции, но до этого дело не дошло, так он был задержан толпой.

Таборицкий заявил, что должен был привести в исполнение план убийства Милюкова, если бы это не удалось Шабельскому-Борк, но он считал, что последний как старший товарищ имел на это «преимущественное право». Он категорически отрицал наличность сообщников, заявив, что речь идет о своего рода «кавказской семейной мести».

Преступники перед отъездом из Мюнхена уничтожили всю свою частную переписку, а перед тем, как направиться в филармонию, распрощались в уверенности, что один из них будет убит.

Обращают на себя внимание действия полиции до и во время случившегося. На лекции присутствовало несколько агентов берлинской полиции в штатском. Когда же после покушения полицейские агенты начали арестовывать стоявшего на трибуне Шабельского-Борк, присутствовавшие в зале стали протестовать, подозревая в них сообщников, и требовать, чтобы вызвали полицию. Полиция прибыла и препроводила Шабельского-Борк и Таборицкого в отдельную комнату. Это обстоятельство дало повод некоторым газетам заявить, что у преступников, возможно, были сообщники в зале и стреляли не только Шабельский-Борк и Таборицкий, но и кто-то еще из публики.

Во время покушения было ранено 9 человек, в том числе председатель берлинской группы (милюковской) партии кадетов Л.Е. Эльяшев и один из редакторов газеты «Руль» А.И. Каминка.

Согласно обвинительному акту, инициатива покушения принадлежала Шабельскому-Борк, решившему убить Милюкова после речи, произнесенной последним 1 ноября 1916 г. на заседании Государственной думы. В ней он обвинил императрицу в государственной измене, заявив, что имеет документальное подтверждение своих слов. В 1917 г. Шабельский-Борк послал Милюкову два письма с требованием эти документы обнародовать и, не получив ответа, стал планировать убийство лидера кадетов. Таборицкий был солидарен со своим товарищем.

В действиях Шабельского-Борк и Таборицкого присутствовали антибольшевистские мотивы: как и многие другие монархисты, они считали Милюкова одним из главных виновников падения монархии в России, приведшему к анархии и последующему захвату власти большевиками.

Русские эмигрантские газеты отражали ход следствия по делу и высказывали свое отношение к происходящему. Левые круги настаивали на связи преступников с монархическими организациями, правые ее отрицали. «Последние новости» утверждали, что покушавшиеся состоят в партии монархистов, съезд которой должен был начаться в те дни в Берлине. При этом газета осветила и реакцию собравшихся на съезд монархистов во главе с бароном Таубе: те отрицали свою причастность к совершенному террористическому акту.

«Последние новости» акцентировали внимание на связи акта покушения с давними замыслами эмигрантских монархических кругов, причем убийство Милюкова должно было стать сигналом для других террористических актов. Приводились дата (10 марта) и место (Мюнхен) собрания, на котором был разработан план покушения, что должно было служить доказательством хорошей организации дела.

«Общее дело» писало, что убийцы имели далеко идущие планы, собираясь расправиться с такими известными политическими деятелями, как П.Н. Милюков, В.П. Родзянко, В.В. Шульгин, А.И. Гучков, считая их всех «виновниками падения русской монархии и своими смертельными врагами». «Последние новости» шли еще дальше, полагая, что Шабельский-Борк и Таборицкий находились в контакте с германскими монархистами, недовольными деятельностью Милюкова, критиковавшего сотрудничество правых кругов российской эмиграции и Германии.

Сам же Милюков утверждал: «…Никаких политических доказательств связи этих лиц с группой крайних монархистов в Берлине пока не имеется. Но есть основания думать, что группа Маркова-2-го, недовольная настроением более умеренных монархистов, решила в последнее время перейти к террористической деятельности».

«Общее дело» напечатало любопытные данные медицинского освидетельствования Шабельского-Борк и Таборицкого, выявившего «у Шабельского-Борк ярко выраженные признаки дегенератства и психическую ненормальность». Выяснилось также, что оба давно употребляют наркотики, сильная доза которых была принята и в день покушения.

Процесс по делу о покушении на Милюкова проходил 3 - 7 июля 1922 г. в берлинском уголовном суде в Моабите. Обвиняемых защищали немецкие адвокаты Зак и Андерсен. Первоначально оставалось невыясненным, стрелял Таборицкий или нет: хотя свидетели показывали, что именно он убил Набокова, Шабельский-Борк и сам Таборицкий утверждали, что стрелял только Шабельский-Борк. Судебным разбирательством было установлено, что Набокова убил Таборицкий.

Шабельский-Борк был признан виновным в покушении на убийство Милюкова с заранее обдуманным намерением и приговорен к 12-ти годам каторжной тюрьмы. Таборицкого суд приговорил к 14-ти годам каторжной тюрьмы за соучастие в покушении и умышленное нанесение Набокову тяжелых ранений, послуживших причиной его смерти. Других соучастников преступления следствие и суд не выявили.

Остался невыясненным вопрос, действовали ли покушавшиеся по личной инициативе или выполняли решение, принятое какой-либо организацией, в которой они, возможно, состояли. Некоторую определенность вносят в этот вопрос сведения, содержащиеся в книге американского советолога У. Лакера «Россия и Германия: Наставники Гитлера». Как пишет Лакер, Шабельский-Борк и Таборицкий были «молодыми помощниками» известного деятеля российской эмиграции генерала В.В. Бискупского и до переезда в Мюнхен создали в Берлине организацию наподобие «черной сотни», а Таборицкий там же, в Берлине, совершил нападение на Гучкова.

Оба террориста были освобождены раньше срока и продолжили свою политическую деятельность в Германии. Шабельский-Борк в 30-е гг. работал у Бискупского, являвшегося в то время начальником Управления делами российской эмиграции в Германии. Таборицкий в 1938 г. стал помощником руководителя «Русского национального союза участников войны» генерала А.В. Туркула.

Воспоминания:

Гессен И.В. Годы изгнания: Жизненный отчет. Париж, 1979.

Литература:

Александров С.А. Лидер российских кадетов П.Н. Милюков в эмиграции. М., 1996.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru