Новый исторический вестник

2002
№1(6)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

К.А. Чистяков

ПОКУШЕНИЕ М. КОНРАДИ
НА ГЛАВУ СОВЕТСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ В.В. ВОРОВСКОГО
В ЛОЗАННЕ 10 МАЯ 1923 г.

10 мая 1923 г. в Лозанне бывшим белым офицером М. Конради был убит Вацлав Вацлавович Воровский, глава советской делегации, прибывшей на конференцию по вопросам Ближнего Востока.

В ответ на претензии советского правительства, требовавшего возмещения нанесенного ущерба, швейцарские власти заявили, что не несут ответственности за совершенное преступление, так как советская делегация, приглашенная на конференцию только для подписания ранее выработанной конвенции о черноморских проливах, официального статуса не имела и выступала в роли наблюдателя. В связи с этим охрана Воровскому и его подчиненным предоставлена не была, а сам он об этом не просил. Причем в то время, когда велось следствие, совещание послов приняло постановление, согласно которому страна, на чьей территории совершено политическое преступление, должна нести за него ответственность, но на случай с Воровским оно распространено не было.

Советские власти склонны были видеть причину случившегося во враждебной политике, проводившейся в отношении СССР Великобританией. В июне 1923 г. правительство СССР издало декрет о бойкоте Швейцарии. Суть его заключалась в разрыве государственных торговых отношений со Швейцарией и запрете частных, а также запрещении въезда в СССР швейцарских граждан, не принадлежащих к рабочему классу. Швейцарские граждане, проживавшие в СССР, подверглись репрессиям. Хотя у швейцарских властей возникли в этой связи немалые проблемы, общественное мнение страны было на стороне террориста.

Несмотря на то, что преступление было признано политическим, по швейцарским законам дело не подлежало юрисдикции федерального суда, а было передано в уголовный суд Лозаннского округа и рассматривалось согласно уголовному кодексу кантона Во, в котором было совершено убийство.

Покушавшимся оказался бывший офицер белой армии Морис Конради. Он родился в С.-Петербурге в 1896 г. в швейцарской семье, учился на инженера, в Первую мировую войну с особого разрешения императора поступил в армию и пошел на фронт. В 1916 г. Конради поступил в военную школу в Петрограде, закончил ее, был произведен в чин подпоручика, а затем работал несколько месяцев в кадетском корпусе инструктором, после чего вернулся на фронт уже в чине поручика, командовал ротой, несколько раз был ранен и имел отличия. После октября 1917 г. принял участие в вооруженной борьбе с большевиками, служил в Добровольческой армии, в 1919 г. был произведен в капитаны и в ноябре 1920 г. в составе Русской армии генерала П.Н. Врангеля эвакуировался из Крыма в Турцию, где находился в лагере в Галлиполи. В июне 1921 г. он вышел в отставку и поселился вместе с женой в Цюрихе, где работал в торговом доме «Бехер Всей» на скромной должности.

Убийство произошло в 21 час 10 минут в ресторане отеля «Сесиль», где проживала советская делегация. Во время покушения были ранены члены делегации Иван Аренс и Максим Дивильковский.

Вот выдержка из обвинительного акта: «…Тогда Конради встает, делает несколько шагов в направлении Воровского, держа правую руку в кармане брюк, выхватывает револьвер, целится Воровскому в голову, чуть повыше правого уха, и стреляет. Воровский падает – убит на месте. Убийца стреляет второй раз, в воздух, чтоб напугать других. Аренс, испуская крики ужаса, пытается укрыться за столом и падает. Конради дважды разряжает в него свой браунинг, раня его в плечо и бедро. Тем временем Дивильковский силится разоружить убийцу, схватив его за правую руку, но Конради ударом кулака повергает его на землю и делает в него три выстрела, раня его в правый и левый бок».

После этого М. Конради отдал оружие метрдотелю, попросил вызвать полицию и сдался ей.

У М. Конради были личные мотивы убийства Воровского. Имущество его отца, который владел в Петрограде шоколадной фабрикой и кондитерской, основанными еще дедом М. Конради, было национализировано. После этого отец несколько раз сидел в тюрьме и скончался в больнице; дядя и тетя М. Конради были убиты большевиками. После этих известий он и задумал убить кого-нибудь из советских вождей, чтобы отомстить за свою семью. Ко всему этому примешивалось и желание отомстить коммунистам за события в России, ставшей для швейцарца М. Конради второй родиной. Сдаваясь полиции после убийства, он заявил: «Я сделал доброе дело – русские большевики погубили всю Европу… Это пойдет на пользу всему миру».

Первая реакция на случившееся крупнейшей в то время эмигрантской газеты «Последние новости» была отрицательной: «Поступок Конради в России при известных условиях – например, при защите своих родных от истязаний большевиков, мог бы быть геройством, хотя и безумным. Но тот же поступок, совершенный в Швейцарии над лицом, находящимся под покровительством законов, есть преступление, для которого можно найти смягчающие обстоятельства в душевном состоянии преступника, но оправдать которое невозможно». Помимо неприятия совершенного террористического акта по моральным соображениям, «Последние Новости» справедливо считали его вредным с точки зрения целесообразности.

В ходе следствия был выявлен единственный сообщник М. Конради – Аркадий Полунин, секретарь Российского общества Красного Креста в Женеве, 1889 года рождения, также бывший офицер белой армии.

Конради и Полунин познакомились в 1919 г. на фронте и не встречались до марта 1923 г., когда Конради приехал в Женеву. Там он посвятил Полунина в свои планы убийства кого-либо из видных советских деятелей, прося материальной поддержки; последний пообещал ее оказать. Полунин показал, что это он избрал в качестве жертвы Воровского, так как считал, что тот «очень даровитый человек, который бы сумел отстоять советские интересы на конференции в Лозанне».

13 – 14 апреля 1923 г. Конради, будучи в Берлине, посещал советское посольство и советскую торговую миссию, планируя совершить покушение на Г.В. Чичерина, Л.Б. Красина или адмирала Е.А. Беренса, однако никого из них в Берлине в то время не было.

Окончательное решение убить именно Воровского было принято Конради и Полуниным, когда они встретились еще раз, узнав о предстоящем приезде советского дипломата в Лозанну. Дождавшись сигнала, Полунин выслал в Цюрих требуемую сумму денег, что позволило Конради поехать в Лозанну и в день приезда совершить покушение. Швейцарские власти установили, что кроме Полунина других сообщников у убийцы не было. Первоначальная версия, согласно которой Конради действовал от имени «Швейцарского национального союза», организации фашистского толка, подтверждения не получила.

В преддверии процесса над убийцами Воровского «активистски» настроенная часть российской эмигрантской прессы выступила в защиту Конради и Полунина, считая необходимым поставить большевиков вне закона. Варшавская «За свободу!» писала: «Можно повторять все, что уже много раз говорилось и писалось о терроре и политических убийствах. Все это теряет всякое значение, как только дело касается советского правительства. И это потому, что еще не было в истории человечества такого правительства, которое откровенно объявляло бы убийство, насилие, разбой – в самых зверских формах их – единственными и неизменными основами своего существования». Более того, основной стала идея о необходимости превращения процесса в суд над большевизмом: «Но одновременно с этим судом будет происходить суд над тем страшным преступлением, которое является ныне очагом ужасающего растления и одичания человечества. Это преступление называется большевистским режимом».

Процесс по делу об убийстве Воровского начался 5 ноября 1923 г. в большом зале Казино де Монбеном в Лозанне и продолжался 10 дней. Присяжные оправдали обоих обвиняемых, которых защищали известные швейцарские адвокаты Сидней Шопфер и Теодор Обер. Единственным удовлетворением для гражданских истцов могло стать решение суда, обязавшее Конради и Полунина возместить судебные издержки. Сразу после окончания процесса швейцарские власти издали постановление о высылке Полунина из страны за злоупотребление правом убежища и нарушение общественного порядка.

Процесс, стараниями прежде всего Обера, превратился в суд над большевизмом: в ходе опроса свидетелей (было вызвано около 70 свидетелей) все внимание суда было сосредоточено на преступлениях большевиков, совершенные за время их правления в России. Газета «За свободу!» писала: «Перед ужасом большевицкого режима, очерченным на суде, умолкли всякие другие соображения, и карающая длань правосудия, поднятая над головами подсудимых, остановилась в воздухе. Покарать совершивших убийство Воровского оказалось невозможным. Тем большим осуждением звучит этот приговор присяжных тому режиму и той морали, которых не в состоянии были оставить безнаказанными Конради и Полунин».

Схожую позицию заняли «Последние новости», выразив удовлетворение приговором, но при этом не упустив случая отделить себя от Белого движения, победой которого многие эмигранты склонны были считать оправдание Конради и его пособника.

Литература:

Чистяков К. Убить за Россию! Из истории русского эмигрантского активизма, 1918 – 1939 гг. М., 2000.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru