Новый исторический вестник

2001
№3(5)

ТЕМА НОМЕРА: СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

О.В. Калугина

Ронен О.СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК КАК УМЫСЕЛ И ВЫМЫСЕЛ
/Пер. с англ./Материалы и исследования по истории русской культуры/
Под. ред. Е.В. Пермякова. Вып.4. М.: ОГИ, 2000. - 152 с.

Небольшая по объему и увлекательно написанная книга с интригующим названием «Серебряный век как умысел и вымысел» американского исследователя русской литературы, пишущего под псевдонимом Омри Ронен, была переведена на русский язык автором и вышла в Москве в 2000 г. Она представляет интерес в связи с новой постановкой некоторых проблем в области поиска первоначального смысла такого распространенного и вместе с тем вызывающего историографические споры понятия «Серебряный век».

Проблема состоит в том, что, как замечает автор в первой главе «Укоренившиеся представления о Усеребряном векеФ», широко им пользуясь, исследователи далеко не всегда считают нужным объяснять этот термин. Вследствие этого он превращается в «расхожий штамп, Е лишенный всякого исторического, хронологического и даже ценностного содержания за исключением того, что он смутно обозначает художественный и духовный расцвет, по времени связанный с началом ХХ в.» (c.30). Стремясь найти первоначальные смыслы этого названия, автор анализирует его историческую эволюцию, проводит «критическую проверку уместности» по отношению к «первым двум или первым трем - четырем десятилетиям ХХ в» (с.31).

Из дальнейшего изложения становится ясным, что речь идет в основном о 1920 Ц 40-х гг. ХХ в. и о возникших тогда двух противоположных тенденциях толкования понятия применительно к русской поэзии, нашедших свое отражение в публицистике эмиграции (Н.А. Оцуп) и России (Иванов-Разумник).

Но прежде, во второй главе «УПарнас Серебряного векаФ  или Увторой русский ренессансФ?», поднимая вопрос об авторах термина «серебряный век» в его современном толковании, О. Ронен на основании сопоставления различных сочинений Н.А. Бердяева, историографической и библиографической информации о нем развенчивает бытовавший со времени выхода в свет мемуаров С.К. Маковского миф об авторстве Н.А. Бердяева, который именовал эпоху начала ХХ в. «русским ренессансом», прежде всего культурным. О. Ронен останавливается также на применении русским философом термина «золотой век» по отношению к пушкинской эпохе и не раз подчеркивает тесную взаимосвязь двух терминов, входящих в основу античной периодизации мировой истории Ц золотой век, серебряный, медный (как следует из книги О. Ронена, русские мыслители опирались при этом на «Метаморфозы» Овидия). Исходя из этой традиции, понятие «серебряный век» должно нести оценочный оттенок по сравнению с веком «золотым», и тот или иной из представленных в книге авторов касается взаимосвязи этих терминов.

Следующую главу под названием «Серебро Ахматовой, Цветаевой и Гумилева» автор посвящает главным образом поиску смыслов и межтекстовых взаимосвязей знаменитых ахматовских строчек из «Поэмы без героя» о «серебряном месяце» над «серебряном веком», которые в книге цитируются раза четыре, и выходит на любопытные замечания о понимании хронологических и смысловых рамок начала ХХ в. современниками, о восприятии времени вообще в акмеистической парадигме, а также о семантике прилагательного «серебряный» у А.А. Фета и символистов (например, А. Белый «Серебряный голубь»). В итоге О. Ронен делает вывод о полемическом, даже ироничном характере употребления изучаемого словосочетания у А.А. Ахматовой. Как в очерке М.И. Цветаевой «Черт», оно предстает как «чужое слово», к тому времени (1935 г.) уже известное.

Строя свое исследование от более известных к менее изученным сюжетам, связанным с возникновением понятия, в четвертой главе «Серебряный век УЧиселФ» автор вместе с такими современными литературоведами, как Р.Д. Тименчик и М.Л. Гаспаров, считает Н.А. Оцупа одним из первых в мире и первым в эмиграции, кто употребляет термин «серебряный век» для эпохи начала ХХ в. На основании обширных цитат из статьи последнего в журнале «Числа», не лишних ввиду труднодоступности источника, О. Ронен критикует позицию Н.А. Оцупа и находит в ней искаженные и вульгаризированные мысли О.Ё. Мандельштама и Г.П. Федотова. И даже если не соглашаться с иногда слишком резкими оценками американского исследователя, частые случаи которых вызывают сомнение уже, при всей доброжелательности его отзыва, у редактора английского издания книги Вяч.В. Иванова, предисловием которого снабжена монография, нельзя не приветствовать поиски не только первоисточников тех или иных высказываний, но и при недоказанности знакомства авторов с произведениями друг друга (как в случае с А.А. Ахматовой и русскими эмигрантами) существования общего смыслового поля, при исследовании  которого становится ясно, что прилагательные «золотой» и  «серебряный» для характеристики этапов развития русской культуры ХIХ Ц начала ХХ вв. употреблялись не всегда в привычных сейчас смыслах, идущих, с некоторыми оговорками в виде «золотых» тенденций» века «серебряного», от Н. Оцупа и В.В. Вейдле.

Как следует из воспоминаний В. Пяста «Встречи», ценность которых подчеркивает О. Ронен, в начале ХХ в. они применялись для, соответственно, 1830 - 1840-х гг. и 1870 Ц 1880-х гг., чему и посвящена глава «Периодизация В. Пяста и первоначальный смысл понятия Усеребряный век русской поэзииФ». Основой этой периодизации является «хронология сменяющих одна другую литературных возрастных групп, как правило, характеризующихся однонаправленной, если не общей, целеустремленностью и сравнимым, если не одинаковым, уровнем достижений» (c.91).  О существовании «серебряного века» в современной ему поэзии В.А. Пяст говорит весьма неопределенно («мы далеки от претензии» на это название) как о, судя по всему, 1910-х гг. и акмеистической традиции в связи с «золотым веком» русского модернизма в начале ХХ в.

Таким образом, ясно распространение понятия «серебряный век» на вторую половину ХIХ в., подхваченное князем Д.С. Святополк-Мирским в эмиграции. Однако, как представляется, из этого вовсе не следует неправомерность употребления этого названия по отношению к началу ХХ в., на что настойчиво указывает О. Ронен. Для доказательства своей позиции он использует также весьма критичное отношение к некоторым личностям и тенденциям начала ХХ в., особенно связанных с акмеизмом, у Иванова-Разумника, который под псевдонимом Ипполит Удушьев одним из первых оперирует термином «серебряный век» для характеристики современной ему эпохи Ц второй половины 1910-х Ц 1920-е гг. - как времени «преобладания неодухотворенной и подражательной формы» (с.110). О. Ронен, посвятивший этому сюжету главу «Хулители постсимволизма: УИпполит УдушьевФ и УГлеб МаревФ», подчеркивает полную противоположность картины, нарисованной в памфлете Иванова-Разумника, современному пиетету перед Серебряным веком. А оставшееся не идентифицированным имя Глеба Марева автор монографии  упоминает лишь на последней странице главы, приводя в качестве иллюстрации его футуристический манифест 1913 г., в котором под «золотом» подразумевается век Пушкина, «серебро» ассоциируется с символизмом, а современность с «железом».   

Седьмая и последняя глава, названная «УВек из адамантаФ, Узолотой век в карманеФ и Уплатиновый векФ» (эти определения принадлежат соответственно Вяч.И. Иванову, Ф.М. Достоевскому и исследователю О. Масленикову) посвящена возможным заменам словосочетания «серебряный век». Рассмотрение первых двух из них помогает определить новые смыслы в самом понятии «век», данные или используемые современниками. Последний же термин Ц «платиновый век» - возник и считается наиболее адекватным в американском литературоведении, например, Р. якобсоном и другими представленными в библиографическом приложении авторами, ввиду своей неоценочности, а также свойств платины как искусственного материала.

Вопрос о новых терминах возникает неизбежно, когда подразумевается отказ от старого, надежду на который выражает О. Ронен в заключительных словах своей монографии, считая при этом  название «серебряный век» не просто смутным и туманным, а «бледным, обманчивым и назойливым призраком» (с.124). Представление о неприятии О. Роненом этого термина дает уже само его написание в книге Ц в кавычках и со строчной буквы (различия  в написании в современных исследованиях также свидетельствуют, видимо, о неясности этого термина). 

Изначальная позиция автора могла повлиять и на отбор источников, и особенно на их характеристику. В то же время, например, жанр полемической статьи, в котором написана статья Н.А. Оцупа в «Числах», отнюдь не должен обладать такими научными атрибутами, как точная ссылка на источник и четкая систематизация изложения, наиболее критикуемые О. Роненом.

Также необходимо отметить ограничение хронологических рамок исследования, не оговариваемое в самом начале. В этой связи представляется небесполезным проследить эволюцию термина «серебряный век» в дальнейшем, что может послужить его реабилитации ввиду изменения смыслового наполнения. Но это уже задача будущих исследований в намеченном О. Роненом проблемном поле.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru