Новый исторический вестник

2001
№2(4)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Е.Н. Евсеева

РУССКИЙ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ В ПРАГЕ(1935 – 1948 гг.)

По инициативе В.Ф. Булгакова (1886 – 1966) Русский свободный университет в 1933 г. выступил организатором Русского культурно-исторического музея как хранилища и центра изучения культуры и быта Российского зарубежья. Булгаков был директором Государственного музея Л.Н. Толстого в Москве и одновременно - хранителем Дома-музея писателя в Хамовниках; в 1923 г. он вместе с семьей был выслан из СССР за пропаганду толстовского учения.

Как вспоминал ректор университета М.М. Новиков, «в это время университет стал почти единственным русским научно-просветительным учреждением в Праге, развивавшим энергичную деятельность. В.Ф. Булгаков, бывший секретарь Л.Н. Толстого, верный хранитель его заветов и строгий вегетарианец, лицо которого, однако, постоянно светилось здоровым румянцем, бодростью и энергией, пришел ко мне с проектом организации Русского эмигрантского музея. Задачей музея должно было явиться собирание памятников науки и искусства, а также других предметов, относящихся к истории, творчеству и быту русского зарубежья. Основная же цель заключалась в том, чтобы показать, что наши беженские массы не являются отбросами Родины, бессильно барахтающимися в непривычной для них чужой обстановке. Наоборот, во всех странах своего рассеяния они сейчас же берутся за творческий труд, обогащая культурное богатство приютивших их народов своей научной и художественной продукцией. Таким образом слава русского имени распространится по всему свету русского зарубежного населения вообще».

В будущем все коллекции музея предполагалось перевезти в Россию как ее «национальное достояние».

Предложение Булгакова пришлось Новикову по душе, но, признается он, «стало страшно»: откуда же взять средства, необходимые для его осуществления? Но Булгаков «со своей ласковой, застенчивой улыбкой» уверил ректора, что «его ноги, руки и голова представляют тоже большое богатство, и что свет не без добрых людей». В итоге, как пишет Новиков, «принялись за новое дело без гроша в кармане».

Председателем Музейной комиссии стал сам Новиков, секретарем – Булгаков.

Первым делом Новиков обратился за помощью к канцлеру Шамалю, который предоставил организаторам музея из средств канцелярии президента Чехословацкой республики 3 000 крон. Обещал помощь оборудованием и Пражский художественно-промышленный музей. А потом, как вспоминал Новиков, началась «погоня за дальнейшими денежными средствами, а главное - за музейными объектами из области живописи, скульптуры, литературы, сценического искусства, науки, техники и истории эмиграции».

По мере поступления музейных экспонатов все острее становилась проблема помещения, где могли бы храниться и экспонироваться реликвии отечественной культуры. Новиков вспоминал: «Интенсивное поступление коллекции обостряло нашу заботу о помещении. В Праге был в то время квартирный кризис, а нам требовалась обширная площадь, да к тому же еще бесплатно. Над нами посмеивались, как над Дон Кихотами. Но и на этот раз счастливая звезда сверкнула нам… Наш неизменный друг д-р Крамарж дал мне рекомендацию к своему приятелю и политическому однопартийцу К. Бартонь-Добенину, владельцу огромного замка, расположенного в нескольких километрах от Праги».

Бартонь-Добенин предложил для размещения коллекции музея свой Збраславский замок на реке Влтава, заложенный еще в ХII в. Он был охотничьим замком чешских королей; впоследствии его неоднократно перестраивали. Хозяин предоставил музею несколько больших прекрасных залов.

В сентябре 1935 г. состоялось торжественное открытие музея. «Для совершения молебствия, - вспоминал Новиков, - был приглашен епископ, который служил в своей живописной полосатой мантии и блестящей митре. Пел хор Архангельского, уже поредевший к тому времени, но еще сохранивший свое очарование… После богослужения и короткого акта, во время которого мы с владельцем замка обменялись приветственными речами, а вновь назначенный директор музея Булгаков прочел историю его возникновения, нас ожидал приятный сюрприз. В одном из соседних залов был накрыт громадный стол, заставленный изысканными яствами, от которых давно уже отвыкла наша беженская публика».

По окончании угощения Бартонь-Добенин преподнес Новикову, как он сам выразился, «еще один сюрприз»: «Позвольте предложить вам на первое время, на покрытие необходимых расходов десять тысяч крон». Эта неожиданная и щедрая помощь повторялась потом ежегодно и, наряду с другими доходами, позволяла руководству университета даже платить Булгакову – «нашему неутомимому директору» - жалованье в размере 500 крон в месяц (как уточнил Новиков, эта сумма составляла «приблизительно половину того, что получал наш лабораторный служитель в Карловом университете»).

Булгаков предпринял поездку в Париж, откуда привез богатую коллекцию ценных художественных произведений: работы Анненкова, Аронсона, Бенуа, Гончаровой, Григорьева, Коровина и других мастеров. Откликнувшись на его призыв, свои картины, рукописи и другие произведения прислали в музей многие представители русской культуры. Так, Богданов-Бельский и Виноградов прислали свои картины из Эстонии, Браиловский - из Рима.

По воспоминаниям Новикова, «Булгаков вступил в переписку с академиком Н.К. Рерихом, проживающим в Гималайских горах. Тот воодушевился идеей музея, прислал две свои картины, а так как в это время он поссорился с администрацией белградского учреждения, в котором хранились 13 его картин и два полотна его сына Святослава, тоже талантливого художника, то он распорядился, чтобы все это было переслано нам. Таким образом у нас собрался материал для целого Рериховского зала. Этот зал производил чарующее впечатление. Горные пейзажи, изображенные при различных освещениях дня и ночи, поражали своим величием, удивительной проникновенностью и гармонией красок. А большой образ преп. Сергия Радонежского, в лике которого были некоторые черты самого Рериха, сверкал своей выразительностью и благостной силой».

В 1936 г. в Збраславском замке была устроена небольшая выставка картин  И.Е. Репина, чуть позднее - Ф.А. Малявина, вызвавшие большой интерес к русской живописи в Чехословакии. 

Из Франции, Италии, Индии и других стран в Прагу поступали работы русских художников, пожертвования русских литераторов: портреты, рукописи, работы известных техников, театральные коллекции, книги и многое другое. Собралась большая коллекция материалов и произведений И.А. Бунина, В.И. Немировича-Данченко, М.И. Цветаевой, А.Н. Бенуа, К.А. Коровина и других.

Экспозиция включала в себя несколько отделений: художественное (картины, рисунки, скульптура), архитектурное (чертежи и проекты зданий), истории эмиграции, русской старины (с отделом автографов и большим собранием фотографий), театральное и Пушкинское. При музее действовала библиотека редких книг о России. Музею предназначались и экспонаты книжной выставки изданий русских ученых-эмигрантов, посвященной 180-летию основания Московского университета. На Татьянин день - 27 января 1935 г. - состоялась выставка печатных трудов русских ученых, большая часть которых была передана в музей.

22 июня 1941 г. Булгаков был арестован германскими оккупационными властями и до прихода Красной армией содержался в концлагере в Баварии. За это время много сделал для сохранения коллекции музея П.А. Остроухов. 

Вернувшись из концлагеря, Булгаков продолжил свою деятельность по сохранению оставшейся в целостности коллекции музея, которую пришлось перевезти в советскую среднюю школу в Праге, одновременно готовя ее к передаче в СССР. В 1948 г. Булгаков записал: «В 1948 г. я выслал в Россию 25 ящиков с книгами, рукописями, предметами русской старины и более 150 работ русских художников: картины Репина, 15 картин Рериха, работы Билибина, Добужинского». По прибытии в СССР музейные коллекции поступали в Министерство иностранных дел, откуда направлялись в крупнейшие музеи Москвы. Фонды библиотеки и рукописного отдела поступили в Москву еще в 1945 г. в составе Русского зарубежного исторического архива и оказались на хранении в ЦГАОР СССР (ныне ГА РФ). Небольшая часть второстепенных по значимости коллекций осталась в распоряжении Комитета советских граждан в Чехословакии.

В 1948 г. во главе первого транспорта реэмигрантов из Праги в СССР вернулся Булгаков. Он привез с собой сохраненные им материалы о Л.Н. Толстом и передал их в Ясную Поляну, где и работал сначала научным сотрудником, а потом хранителем музея.

Литература:

Муромцева Л.П., Перхавко В.Б. Музейные собрания российских эмигрантов в Чехословакии // Культурное наследие российской эмиграции, 1917 - 1940. В 2 кн. Кн.1. М.,1994.

Русские без Отечества: Очерки антибольшевистской эмиграции 20 – 40-х годов. М.,2000.

Документы:

Государственный архив Российской Федерации. Ф.5899 – Русский народный университет в Праге.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru