Новый исторический вестник

2001
№2(4)

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

А.В. Марей

МАЛОИЗВЕСТНАЯ ВЕРСИЯ «ПЕСНИ О РОЛАНДЕ»

Едва ли не для каждого медиевиста или историка средневековой литературы знакомство со Средними веками начинается с «Песни о Роланде». Казалось бы, и сама «Песнь…», и все, что ее окружает, достаточно изучены и ничего нового в этой области открыть уже невозможно. Однако до нашего времени сохранились отнюдь не все существовавшие варианты ее текста.

Надгробие рыцаря. Каркассон. XIII в.
Надгробие рыцаря. Каркассон. XIII в.

Как известно, «Песнь о Роланде» представляет собой классический образец старофранцузской chanson de geste - «песни о деяниях». Обычно chansons de geste имеют весьма различный объем и состоят из строф или тирад неравной длины (от 5 до 40 десятисложных стихов, связанных ассонансами). В более поздних редакциях песен, начиная с конца XII в., ассонансированные стихи сменяются строгими рифмами.[1]

Обычно выделяют три основных «жесты»: «жеста короля», «жеста Гарена де Монглан» и «жеста Доона Майнцского». «Песнь о Роланде» входит в «жесту короля», объединенную фигурой Карла Великого, в образе которого, по мнению советских литературоведов, объединились он сам, его дед Карл Мартелл и его внук Карл Лысый.[2] В эту «жесту» также входят сказания о юности Карла («Майнет») и описания многочисленных и, зачастую, невероятных подвигов его и его верных паладинов, знакомых нам по «Песни…»: Роланда, Оливье, Ожье Датчанина и других (в частности - эпическое сказание «Паломничество Карла», повествующее о путешествии Карла в Константинополь и его приключениях там).

В вопросе о датировке «Песни…» у исследователей не существует единого мнения. Наиболее взвешенным нам представляется подход переводчика «Песни…» на русский язык и ее комментатора Б.И. Ярхо, который устанавливает в качестве нижней границы ее возникновения конец 778 г., в котором произошла Ронсевальская битва, а верхней границей считает 20-е гг. XII в., к которым относится древнейшее дошедшее до нас упоминание о «Песне…» Вильгельмом Малмсберийским в своих «Деяниях английских королей».

Принимая в целом этот подход, тем не менее, хотелось бы выразить свое несогласие с установлением 778 г. в качестве нижней хронологической границы. По нашему мнению, «Песнь…» не могла быть создана ранее 859 г. Аргументируется эта точка зрения тем, что, по мнению исследователей, в основе эпизода «Песни…» с предательством Ганелона лежит предание об измене архиепископа Санского Венилона Карлу Лысому, имевшей место во время аквитанского восстания 859 г.[3]

Авторство «Песни о Роланде» также относится к числу дискуссионных проблем литературоведения Средних веков: здесь выделяются индивидуалистическая и неотрадиционалистская школы, споры между которыми не утихают по сей день.[4]

Переходя к анализу содержания «Песни…», напомним, что центральное место в поэме занимает Ронсевальская битва, происшедшая 15 августа 778 г. в Ронсевальском ущелье Пиренейских гор.

Информацию о ней содержат несколько источников того времени.

В первую очередь - «Жизнь Карла Великого»[5], созданная Эйнхардом между 829 и 836 гг. Под 778 г. здесь содержится сообщение о походе Карла в Испанию, по возвращении из которого в Ронсевальском ущелье баски напали на арьергард императорского войска, перебили его и ограбили обозы. Эйнхард также сообщает, что в этом бою погибли стольник императора Эггихард, дворцовый управляющий Ансельм, префект Бретонской марки Хруодланд и многие другие, чьих имен он не называет.[6] Отомстить баскам не удалось, так как они немедленно рассеялись.

Второй источник - «Анналы королевства франков». В первой их версии, составленной еще при жизни Карла Великого, об этой битве не говорилось ничего; было лишь сказано, что «…после того, как были переданы заложники от Ибн-аль-Араби, Абутария и многих сарацинов, после разрушения Памплоны, покорения басков и наварров, Карл вернулся на территорию Франции…»[7] (пер. М.С. Петровой). Такое молчание само по себе весьма показательно, так как ясно свидетельствует о стремлении предать неприятный эпизод забвению. Во второй редакции «Анналов…», которая была составлена около 829 г. и авторство которой долгое время приписывалось Эйнхарду, под 778 г. встречается упоминание о битве, в которой напавшие баски привели в большое смятение все войско Карла. В тексте не названо ни одного имени из погибших в битве, но сказано, что там пали «многие из приближенных, которых король поставил во главе войска…»[8]

Еще один источник, содержащий важную информацию, - эпитафия Эггихарда[9], стольника Карла Великого, павшего в Ронсевальской битве. Этот текст содержит дату битвы - 15 августа 778 г.

Теперь рассмотрим основные отличия информации, содержащейся в исторических текстах, от теста «Песни…».

Б.И. Ярхо выделяет шесть основных отличий: 1) поход 778 г. превращен в семилетнюю войну; 2) бесславное поражение франкского войска описано как героическая битва, к тому же освященная последовавшей местью; 3) баски Эйнхарда и «Анналов…» в «Песне…» превратились в сарацин; 4) исчезли реально действовавшие лица: Эггихард и Ансельм; 5) наоборот, введен целый ряд посторонних лиц из VIII в. (архиепископ Турпен, Ожье Датчанин) и IX в. (граф Ганелон); 6) простой и никому не известный префект Бретонской марки становится племянником Карла.[10]

Ответ на вопрос о причине таких серьезных изменений кроется в жанровом своеобразии chanson de geste. Б.И. Ярхо в качестве основной жанровой особенности chanson de geste выделял ее национальный характер и первоначальную установку на истинность в отображении событий.[11] Эта установка приводила к тому, что в произведениях этого жанра действительность отображалась не так, «как оно было на самом деле», а так, как оно «должно было быть» в представлении аудитории.

Говоря о жанровых особенностях «Песни…», нельзя не упомянуть и о наличии у нее множества вариантов, что также характерно для любой chanson de geste.

Перечислим основные дошедшие до нас варианты «Песни…» и их отличия друг от друга.

Основной и важнейшей версией считается текст, дошедший до нас в Оксфордской рукописи, составленной около 1170 г. англо-нормандским писцом и содержащей около 4 000 ассонансированных стихов. По мнению литературоведов, этот текст является представителем особой группы О, отличной от других вариантов, которые вместе составляют так называемую группу α, характеризующуюся большой вставкой в конце.[12]

Однако, группы О и α не являются единственными. Помимо них существуют еще два латинских текста XII в.: школьная поэма «Песнь о предательстве Гвенона» и «История Карла Великого и Роланда» [13], называемая еще «Псевдотурпеновой хроникой». Первая из них, по-видимому, восходит к версии «Песни…», сильно отличавшейся от тех, что дошли до нас, и значительно более древней, чем тексты группы О: в ней отсутствуют эпизод с эмиром  Балиганом, герцогиня Альда и диалоги Роланда и Оливье. Вторая, якобы написанная архиепископом Турпеном, оставшимся в живых после Ронсевальской битвы, представляет собой прозаическое переложение Оксфордского текста.

Также до нас дошел перевод, сделанный около 1130 - 1133 гг. баварским священником Конрадом[14], по-видимому, восходящий к какой-то другой версии текста, отличной от Оксфордской: здесь отсутствует дополнение в конце, характерное для текстов группы α, но изменен сюжет посольства Бланкандрена в 1-й части «Песни…».

Еще существуют две компиляции, составленные из разных вариантов текста «Песни…»: скандинавская «Карламагнуссага» и гаэльский роман «Campeu Charliamen». Анализируя старейшие из перечисленных рукописи - написанные ассонансированными стихами Оксфордскую и Венецианскую, - Б.И. Ярхо пришел к выводу о наличии неких неизвестных нам оригиналов, с которых были сделаны переводы на окраинные диалекты.[15] Этот вывод дает основания предполагать, что какие-то версии «Песни…» до нас не дошли.

По-видимому, одна из таких пропавших версий содержится в прозаическом пересказе «Первой всеобщей хроники Испании»[16] (в дальнейшем - «Хроника…»), написанной на старокастильском языке. «Хроника…» была составлена при дворе королей Альфонсо X Мудрого и его сына Санчо IV Храброго (начали ее составлять в 1270 г., закончили в 1290-х гг.). Помимо самих королей, прежде всего Альфонсо Х, над составлением «Хроники…» работали Хофре де Лоайса, Хуана Хиль де Самора, Бернардо де Бриуэга, Мартин де Кордова и другие, чьи имена не столь известны.[17] Причиной составления «Хроники…» стало желание Альфонсо Х создать первую национальную историю на национальном же языке.

Как и все прочие большие национальные хроники, появлявшиеся в европейских государствах в XIII - XIV вв., «Первая всеобщая хроника Испании», естественно, была компиляцией. В ее основу легли тексты сочинения архиепископа Толедского Родриго Хименеса де Рада «О делах Испании»[18] и «Всемирной хроники» Луки епископа Туйского[19], созданные в первой половине XIII в. Также привлекался материал героических легенд и chanson de geste, как испанских, так и французских. В частности, при описании интересующего нас фрагмента - Ронсевальской битвы - составители «Хроники…» использовали тексты Хименеса де Рада и Луки Туйского, а также «Песню о Бернардо дель Карпио». Текст «Песни о Роланде», по-видимому, был им известен, но не использовался ими при подготовке своего текста. 

Перевод соответствующего фрагмента «Хроники…», повествующего о Ронсевальской битве, дается в конце заметки.

Ее краткое содержание таково.

В 806 г.(!) Карл Великий идет войной на короля Леона Альфонсо II Целомудренного. По дороге он осаждает город Туделу, но осада оказывается неудачной из-за предательства графа по имени Галарон (искаженный вариант имени «Ганелон»), бывшего в сговоре с маврами. Король Альфонсо собирает войско и встречает Карла на Ронсевальском перевале. Заодно с Альфонсо действуют герой испанского национального эпоса Бернальдо дель Карпио и король Сарагосы Марсилий. В сражении на перевалах войско Карла разбито и рассеяно, в битве гибнут префект Бретонской марки Роланд, граф Ансельм и стольник Карла Великого Гиральт (очевидно, это - искаженное имя «Эггихард»). Карл отступает во Францию, вновь собирает войско, возвращается под Сарагосу, берет ее и убивает в битве короля Марсилия, а с Альфонсо Целомудренным заключает мир.

Как мы видим, здесь причудливо переплетаются информация, явно заимствованная из Эйнхарда, с мотивами «Песни о Роланде» и испанскими патриотическими настроениями.[20]

Попробуем проследить, как возникла эта компиляция.

Основными источниками для этого фрагмента «Хроники…», как уже говорилось, послужили сочинения Родриго Толедского и Луки Туйского. Содержание текста Родриго Толедского почти полностью совпадает с изложенным выше содержанием глав «Хроники…». Отличия же таковы: 1) в тексте отсутствует сюжет о предательстве Ганелона, 2) Бернальдо дель Карпио объединяется не с королем Марсилием Сарагосским, а просто с арабами, 3) не упоминается возвращение Карла под Сарагосу, 4) нет упоминания Роланда, Ансельма и Эггихарда в числе убитых, а сказано лишь, что они шли в первом ряду[21], 5) король Сарагосы Марсилий упоминается как противник Карла во времена его юности, когда Карл, по преданию, служил у короля Толедского Галафре.

В качестве основного источника для своего текста Родриго использовал так называемую «Хронику Силосского монаха»[22], созданную между 1087 и 1112 гг. В качестве дополнительных источников, очевидно, были использованы эпические сказания «Майнет» (о юности Карла), «Песнь о Роланде» (оттуда, по-видимому, заимствован Марсилий) и «Песнь о Бернальдо дель Карпио». Особо надо отметить, что упомянутые эпические сказания автор, по всей видимости, знал наизусть и не имел перед собой их текста, что и послужило причиной перемещения героя одного эпоса в другой.

Если же обратиться к «Хронике Силосского монаха», то хорошо видно, что непосредственным источником для этого текста послужило сочинение Эйнхарда, которое автор хроники, похоже, знал наизусть. На это указывает почти полное совпадение фраз, описывающих Ронсевальское сражение у Эйнхарда и у Силосского монаха. Для удобства сравнения эти фразы сведены в таблицу:

Vita Caroli: Nam cum agmine longo, ut loci et angustiarum situs permittebat, porrectus iret exercitus, Wascones <…> subsidio praecedentes tuebantur, desuper incursantes <…> consertoque cum eis proelio, usque ad unum omnes interficiunt <…> In quo proelio Eggihardus regiae mensae praepositus, Anselmus comes palatii et Hruodlandus, Britannici limitis praefectus cum aliis compluribus interficiuntur.[23]

Hist. Sil.: Siquidem cum agmine longo, ut angusti loci sytus permitebat, porrectus iret exercitus, extremum agmen quod precedentes tuebatur, Navarri desuper incursantes adgrediuntur. Consertoque cum eis prelio, usque ad unum omnes interficiunt. In quo bello Eggihardus mense Caroli regis prepositus, Anselmus sui palatii comes, et Rotholandus, Britanicus prefectus cum aliis compluribus cecederunt.[24]

Наличие мелких несовпадений дает основание выдвинуть предположение, подтверждаемое комментатором «Хроники Силосского монаха», что ее автор знал текст Эйнхарда наизусть.[25] Основное отличие от текста Эйнхарда заключается в том, что, согласно «Хронике Силосского монаха», арьергард войска Карла Великого был разбит не басками (Wascones), а наваррцами (Navarri). Текст «Песни о Роланде», по-видимому, хотя и был знаком автору, но не использовался в описании Ронсевальского сражения; скорее всего - из патриотических чувств автора.

Итак, явственно вырисовывается цепочка, ведущая от Эйнхарда до «Хроники…»: Эйнхард - «Хроника Силосского монаха» + «Песнь о Роланде» + «Майнет» - Родриго Толедский - «Хроника…».

Но была и другая цепочка, ведшая от Эйнхарда через «Хронику Силосского монаха» к сочинению Луки Туйского. Основное отличие последнего от текста Родриго Толедского заключается в гораздо более активном привлечении материала из «Песни о Роланде»: в тексте «Всемирной Хроники» появляется искаженный сюжет предательства графа Ганелона, как активное действующее лицо фигурирует король Марсилий, к которому уезжает Бернальдо дель Карпио, упоминается, что в битве пали Роланд, Ансельм и Эггихард (кстати, весьма интересен порядок их перечисления: у Эйнхарда и у Силосского монаха они перечислены по старшинству, начиная с самого старшего по чину, а уже у Родриго Толедского самый младший по чину Роланд выходит на первый план). Следовательно, вторая цепочка выглядит так: Эйнхард - «Хроника Силосского  монаха» + «Песнь о Роланде»  - Лука Туйский - «Хроника…».

Особо отметим: если в первой цепочке основным элементом является «Хроника Силосского монаха», то во второй - «Песнь о Роланде».

Так возникла та версия «Песни о Роланде», которая нашла отражение в «Хронике…». Каждый последующий автор немного искажал предыдущего, по-видимому, не имея под руками его текста, но помня его наизусть, а также немного дополнял его в соответствии со своими представлениями о том, как должна была происходить битва в Ронсевальском ущелье. Так, атаковавшие арьергард императорского войска баски под перьями историков постепенно превратились в разбивших все войско Карла воинов Альфонсо Целомудренного и помогавшего ему Марсилия Сарагосского. И если французам было лестно представлять себе, что Карл Великий завоевал множество городов и замков в Испании, то испанцам было гораздо приятнее думать, что все было совсем иначе.

Так складывалась судьба «Песни…» далеко за пределами той территории, где она была создана.

Глава 619. О битве короля дона Альфонсо с Карлом, королем Франции, в Ронсевальском ущелье, в которой был побежден Карл.[26]

Шел 27-й год правления короля дона Альфонсо Целомудренного[27], который был 844 годом эры[28], 806 годом от Рождества и 12 годом императорского правления Карла. В этот год король дон Альфонсо, увидев, что он уже стар, тайно послал гонца к Карлу, императору римлян и германцев и королю французов, сказать, что поскольку нет [у короля] детей, то, если захочет Карл прийти и помочь ему против мавров, отдаст он ему свое королевство. Император также воевал с маврами, поскольку после того, как они завоевали Испанию, перешли они Пиренейские горы и захватили Прованс, области Бордо и Пуатье, значительную часть Франции, и почти всю Аквитанию. Но император Карл так начал выбивать их из страны, что отнял у них по эту сторону Пиренеев в Кельтиберии страну, которую называют Каталонией, ранее принадлежавшую испанским готам.[29] И говорит дон Лука Туйский[30], что в тот же раз отвоевал он Гасконь и Наварру. И хотя было у него достаточно проблем с маврами в этой стране, пообещал он гонцам короля дона Альфонсо, что придет к нему на помощь. Когда же гонцы вернулись к королю и магнаты узнали о том, что было сделано, то сильно их это опечалило, и посоветовали они королю, чтобы отказался он от этого и чтобы послал сказать об этом императору; если же не сделает он этого, то свергнут они его с царства и выберут другого сеньора, так как больше им нравится умереть свободными, чем жить несчастными в рабстве у французов. А тем, кто более всего настаивал на этом, был племянник короля Бернальдо[31], так как не знал еще Бернальдо о том, как король пленил его отца, потому что никто не осмеливался ему об этом рассказать. И хотя все это очень опечалило короля, вынужден он был сделать так и снова послал он гонцов к императору, сказать, что отказывается он от того, что обещал. Когда услышал это Карл, то страшно разгневался он на короля и сильно угрожал ему за то, что тот солгал ему и отказался от сказанного. И рассказывает также дон Лука Туйский, что послал Карл королю свою грамоту и приказал сказать, чтобы передался король под его власть и стал бы вассалом Карла. Услышав это, Бернальдо сильно разгневался и опечалился; и взял он большую часть королевской конницы и направился к мавру, которого звали Марсилий[32], - королю Сарагосы, - с которым воевал Карл, чтобы помочь ему в войне против Карла. Король Карл прекратил тогда воевать с маврами и направил свое войско против этих немногих оставшихся испанцев. И рассказывает дон Лука Туйский, что в походе осадил Карл Туделу, и взял бы ее, если бы не предательство графа по имени Галарон[33], бывшего в его войске и сговорившегося с маврами. Тогда снялся Карл оттуда и направился к Нахаре и взял ее, и пошел на гору, которую называют Жардино, которая была плотно заселена, и взял ее, и оставил свою стражу в той стране, и пошел против Испании. И когда вошел в испанские горы, где жили немногие христиане, которые избежали мавританского меча, то они в большом страхе перед императором просили Бога о милости, чтобы он защитил их, так как не надеялись они  выжить и потому, что были они немногочисленны и измучены разорением, которое претерпели от мавров, и потому, что пришел на них такой великий и могущественный сеньор, как этот. Но когда узнали об этом в Астурии, в Алаве и в Бискайе, в Наварре, в Руконии, то есть в Гаскони, и в Арагоне, то сошлись все на том, что они хотят скорее умереть, чем попасть в рабство к французам. И собрались все к королю дону Альфонсо, и выступили против императора Карла. Император оставил часть своего войска у подножия Пиренейских гор, в местечке под названием Ронсеваль, чтобы они охраняли тыл, а сам отправился в долину, которую по сей день называют «долиной Карла», и повел туда свое войско, так как это был наиболее ровный подъем во всех Пиренейских горах; и его войска в боевом порядке поднялись туда до самого перевала. И в первых рядах шел Ролдан, бывший тогда аделантадо Бретани, и граф Ансельм, и Гиральт, старший стольник Карла (adelantado de la mesa del emperador) и многие другие магнаты. Туда же к ним с другой стороны пришел король Альфонсо с людьми, о которых мы уже говорили. Также Марсилий, король Сарагосы, привел свое огромное войско мавров и немногих бывших с ним наварцев; и он, и Бернальдо пришли туда вместе против императора Карла, и объединились там все. И Бернальдо отринул тогда от себя страх Божий, и ринулся на французов вместе с маврами. И король дон Альфонсо с теми, кто был с ним со своей стороны, также вступил в битву; и смешались там одни с другими, и была там жестокая битва, и погибли в ней многие с обеих сторон. Но в итоге победил король дон Альфонсо с Божьей помощью. И рассказывает дон Лука Туйский, что пали в этой битве дон Ролдан и граф Ансельм, и Гиральт, стольник императора, и многие другие из знатных людей Франции. Когда Карл пришел в долину, о которой мы говорили, и когда увидел, что его люди спасаются бегством в горах, то затрубил в рожок, который носил с собой. И те из его людей, которые сбежали и бродили, заблудившись, собрались к нему на звук рожка, и также, из страха перед Бернальдо и Марсилием, пришли к нему те, кто охранял тыл, так как слышали они о том, что Бернальдо и Марсилий идут через перевалы Аспа и Секола, для того, чтобы ударить им в тыл. Но говорит архиепископ дон Родриго[34], что Бернальдо всегда находился впереди, где, как мы сказали, были побеждены французы, в то время как дон Лука Туйский говорит, что Бернальдо и Марсилий бились в тылу [французов]. Когда же Карл увидел, что его войско разбито, что одни убиты, вторые - ранены или разбежались, а все его люди расстроены, когда увидел он, что испанцы держат перевал и что не сможет он пойти на них без огромных потерь, то с печалью и с горем по всем своим потерянным людям вернулся он в Германию, чтобы в другой раз собраться и прийти в Испанию…

Глава 623. О смерти императора Карла, о городах Испании и о том, кем были те, кто их завоевал.[35]

Шел 31-й год правления короля дона Альфонсо Целомудренного, который был 848 годом эры, 810 годом от Рождества и 15 годом правления императора Карла, и было уже 46 лет тому, как он правил во Франции. Император Карл, находясь, как мы уже сказали, в Германии для того, чтобы собраться и пойти на Испанию, тратил понапрасну один день за другим, так как хотел отдохнуть немного, поскольку много времени он провел в походах, воюя с маврами. И в это время он заболел и умер в месте, называемом Аахен, которое находится в Германии. И был он там похоронен со многими почестями, в богатой и хорошо сделанной гробнице, на стенах которой были изображены все битвы, в которых он победил; но только в той части гробницы, которая была обращена к Пиренейским горам и к Ронсевалю, где он был разбит и побежден испанцами, не было никакой росписи. А сделали так, потому что он вернулся оттуда без всякого почета и не отомстил за это. Но рассказывает дон Лука Туйский в своей истории, что, когда Карл прибыл в Германию, разбитый в битве, то собрался он и набрал войско, и вернулся к Сарагосе, и осадил там короля Марсилия.[36] И еще говорит дон Лука Туйский, что был там с Карлом Бернальдо и помогал ему. Тогда вышел против них Марсилий, и была у них страшная битва, и погибли многие с обеих сторон; но, в конце концов, к радости Божьей были побеждены мавры. И погиб там король Марсилий со всеми своими людьми. И затем Карл взял город, и нашли в нем такие большие богатства в золоте и в серебре, и в прочих столь многих видах, что было это удивительно. После того, как это было сделано, Карл вернулся во Францию. И говорит дон Лука Туйский, что взял Карл с собой Бернальдо и что воздал ему многие почести. Но как бы то ни было, находим мы в истории [рассказы о том], что много добрых битв провел он в Испании и что умер он там так, как мы расскажем дальше на своем месте. Говорят некоторые в своих песнях и сказаниях, что завоевал Карл в Испании множество городов и замков, и что бился он там много раз с маврами, и что открыл он и обезопасил дорогу от Германии до Сантьяго. Но это не может быть правдой, за исключением того, что в Каталонии завоевал он Барселону, Жиронду, Авзону и Ургель с их территориями, а остальному, о чем болтают, верить не следует. Итак, как мы сказали, не завоевал Карл в Испании других городов ни местечек, кроме тех, которые мы уже назвали…

 

Примечания:


[1] История французской литературы. Т.1. М.;Л.,1946. С.30.

[2] Там же. С.31.

[3] Там же. С.34.

[4] Подробнее см.: Chanson de Roland publiee d’apres le manuscrit d’Oxford et traduite par J. Bedier. P.,1924,1927; Menendez Pidal R. La chanson de Roland y el neotradicionalismo. Madrid,1959.

[5] Einhardi vita Karoli imperatoris//MGH. Scriptores. T.II. P.426-463.

[6] Ibid. P.448: «…In quo proelio Eggihardus regiae mensae praepositus, Anselmus comes palatii et Hruodlandus, Britannici limitis praefectus cum aliis compluribus interficiuntur…»

[7] Annales Regni Francorum//Quellen zur karolingische Reichsgeschichte. T.I. Berlin,1960. P.10-155.

[8] Einhardi annales a. 741 - 829 // MGH. Scriptores. T.I. P.135-218.

[9] MGH. Poetae aevi Carolini. T.I. P.109.

[10] Песнь о Роланде: по Оксфордскому тексту/Пер. и коммент. Б.И. Ярхо. М.;Л.,1934. С.21.

[11] Там же. С.74.

[12] В группу α входят Венецианская рукопись XIV в., содержащая 6 012 ассонансированных стихов и записанная на итальянизированном старофранцузском языке, а также рифмованные тексты XIII - XIV вв. примерно одинакового объема (около 8 000 стихов), обнаруженные в Шатору, в Библиотеке св. Марка в Венеции, в Парижской национальной библиотеке и в библиотеке Trinity College в Оксфорде.

[13] «Carmen de producione Guenonis» et «Historia Karoli Magni et Rotholandi».

[14] «Ruolantes Liet».

[15] Песнь о Роланде: по Оксфордскому тексту. С.13.

[16] Primera Cronica General de Espana que mando componer Alfonso X y se continuaba bajo Sancho IV en 1289./Publ. por R.Menendes Pidal. T.I-II. Madrid,1955.

[17] Менендес Пидаль Р. Всеобщая Хроника Испании, составленная по повелению Альфонсо Мудрого//Он же. Избранные произведения: Испанская литература Средних веков и эпохи Возрождения. М.,1962. С.348.

[18] Rodericus Toletanus. De rebus Hispaniae//Rerum Hispanicarum Scriptores aliquot, quorum nomina versa pagina indicabit. T.I. Francofurti,1579. P.148-289.

[19] Lucas Tudensis. Chronicon mundi//Hispania illustrata. T.IV. Francofurti,1603-1608. P.1-116. 

[20] Патриотические настроения впервые проявляются в «Хронике Силосского монаха» (Historia Silense), где автор, описывая свершения Карла Великого, гневно опровергает рассказы франкских историков о его испанских завоеваниях. См. с.129: «…Nemo exterarum gentium Ispaniam sublevase cognoscitur. Sed neque Carolus, quem infra Pirineos montes quasdam civitates а manibus paganorum eripuisse franci falso asserunt…»

[21] Rodericus Toletanus. De rebus Hispaniae… P.204.

[22] Historia Silense/Ed. critica, introd. et comment. de Perez de Urbel, Justo. Madrid,1959.

[23] Einhardi vita Karoli imperatoris… P.448.

[24] Historia Silense… P.130.

[25] Historia Silense… P.51.

[26] Primera Crόnica General de Espana que mandό componer Alfonso X y se continuaba bajo Sancho IV en 1289./Publ. por R.Menendes Pidal. Madrid, 1955. T.II. P.352-354.

[27] Король Астурии и Леона Альфонсо II Целомудренный (791 - 842).

[28] Эра или Эра Августа - испанская система летоисчисления, по которой годы считались с 38 г. до н.э., когда Октавиан Август посетил Испанию.

[29] Имеются в виду вестготы.

[30] О Луке Туйском можно сказать немного. Жил он в XIII в., свою «Всемирную хронику» написал, еще будучи каноником собора святого Исидора в Леоне. Вскоре после того, как Лука закончил свою работу, он был возведен Фернандо III в чин епископа Туйского. Его произведение, состоящее из четырех книг, начинается с сотворения мира и заканчивается взятием Кордовы в 1236 г. В качестве источников он использовал сочинения св. Исидора, св. Ильдефонса, хроники Идация, «Историю Галлии» св. Юлиана Толедского, «Хронику Силосского монаха», эпические тексты. В отличие от Родриго де Рада, который стремился осмыслить используемые им тексты и переложить по-своему, Лука Туйский зачастую просто копировал сочинения предшественников, ссылаясь на них.

[31] Бернальдо дель Карпио - герой народного испанского эпоса, племянник Альфонсо II, сын его дочери донны Урраки и графа Сан Диаса.

[32] Упоминание имени короля Сарагосского Марсилия прямо указывает на то, что в числе источников Луки Туйского была «Песнь о Роланде», поскольку этот персонаж встречается только там. Реального властителя Сарагосы в тот период звали Ибн-аль-Араби, о чем нам сообщают Эйнхард и «Анналы королевства франков».

[33] Несомненно, здесь речь идет о предательстве графа Ганелона, о котором повествуется в тексте «Песни о Роланде».

[34] Родриго Хименес де Рада (? - 1247) - священник, придворный, воин и, прежде всего, выдающийся историк. Его отличительной чертой как историка является его воинственный патриотизм и резкая реакция на сведения, могущие умалить престиж кастильской короны, в частности - на французские легенды о завоеваниях Карла в Испании. Изучал право в Болонье, философию и теологию в Париже. В 1208 г. был избран епископом Осмы, но в том же году архиепископ Толедский дон Мартин перед смертью назначил де Рада своим преемником. В феврале следующего года де Рада получил папское благословение на должность, на которой остался уже до самой смерти. В 1217 г. получил от Гонория III полномочия папского легата в Испании для организации крестового похода всех христианских королей Испании против мавров. Участвовал в военных экспедициях Фернандо III Святого. Перу Родриго Хименеса де Рада принадлежат несколько трудов, наиболее значительным из которых является «История Испании» («De rebus Hispaniae»). Также им были написаны «История арабов» и «История римлян». В качестве источников для своей «Истории Испании» де Рада использовал сочинения св. Исидора, Сульпиция, Диона Кассия, Помпея Трога и многих других. В качестве источника по интересующему нас сюжету архиепископ Толедский использовал, по-видимому, труд Эйнхарда, а также материалы французских легенд, хотя на это и нет прямых указаний.

[35] Primera Crόnica General… P.355-357.

[36] Представляется, что это упоминание возвращения Карла под стены Сарагосы тождественно мести Карла Марсилию, описанной в «Песни о Роланде».

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru