Новый исторический вестник

2001
№1(3)

ТЕМА НОМЕРА: ДВЕ РОССИИ

ПОДПИСАТЬСЯ КУПИТЬ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD НОВОСТИ ФОРУМ ИЗДАТЬ МОНОГРАФИЮ
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
СОДЕРЖАНИЕ АВТОРЫ НОМЕРА
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

А. Меймре

ПИЛЬСКИЙ ПЕТР МОСЕЕВИЧ (МОИСЕЕВИЧ) (1876? – 1941)

Родился 14(?) января 1876(?) г. (по другим данным – 1878 г., 1979 г., 1880 г., 1881 г.; дата рождения требует дальнейшего выяснения) в г. Орле в семье Мосея Николаевича Пильского, офицера 144-го Каширского полка, и Неонилы Михайловны Девиер.

С 10-ти лет учился в 4-ом Московском кадетском корпусе, затем - в Московском Александровском военном училище. Был произведен в офицеры.

Во время учебы в кадетском корпусе товарищ по корпусу В.С. Станюкович пригласил его на литературные вечера, организованные В. Брюсовым и самим Станюковичем (один из первых вечеров был устроен в октябре 1891 г.). Пильский, самый молодой их участник, был одним из наиболее ярых спорщиков; во время споров демонстрировал прекрасное знакомство с русской критической литературой. Пильский посещал также лекции профессора Н.И. Стороженко, посоветовавшего ему всерьез заняться литературной деятельностью.

Первоначально Пильский пытался совместить военную службу и литературную деятельность: из Александровского училища он был выпущен в 120-й пехотный Серпуховский полк, расположенный в Минске, где он начал печататься в «Минском листке» (вел критический и публицистический отделы). Вскоре после закрытия «Минского листка» в 1897 г. Пильский уволился с военной службы и приехал в Петербург, где начал сотрудничать в «Биржевых ведомостях». В 1901 г. он переехал в Москву, где начал сотрудничать в «Курьере», куда его пригласил редактор беллетристического отдела Л. Андреев.

После года сотрудничества в «Курьере» Пильский приехал в Петербург к своему дяде, профессору математики Д.К. Бобылеву. В мае 1902 г. он начал сотрудничать в «Мире божьем». Его редактор А.И. Богданович, прочитав опубликованные рассказы Пильского («Подруги» и «У фабричной трубы») и познакомившись с ним, предложил ему сотрудничать в журнале. В начале 1902 или 1903 г. состоялось его знакомство с А.И. Куприным; они проводили вместе много времени, навещая друг друга и сотрудничая в одних и тех же периодических изданиях, не забыв друг о друге и в эмиграции.

По мнению Куприна, становлению Пильского-критика и фельетониста содействовал его «буйный и боевой» характер. Вскоро после прихода в литературу Пильский стал острым, хорошо знающим русскую литературу критиком, с мнением которого считались как начинающие, так и опытные литераторы. Об изменениях своего отношения к одному или другому произведению Пильский писал: «Не было ни одной минуты стыда признать ошибку, не было ни одной секунды колебания: сказать об этом вслух или промолчать, тихо заняться другими темами, переворот во взглядах выдать за постепенную и длительную, легкую и незаметную эволюцию… От тех общих воззрений, которые диктовали мне прежние, давние строки, я не отказался и сейчас не отказываюсь, надо думать, не откажусь никогда. Эстетический индивидуализм живет и поныне со мной и во мне, а частности, частные признания и разочарования и были у меня и будут… Самая страшная ошибка критика – решить всю жизнь прожить без ошибок». Таковым Пильский остался до конца своих дней.

Пильский активно печатался в десятках периодических изданий («Ежемесячные сочинения», «Баку», «Неделя», «Мысль», «Свобода и жизнь», «Перевал», «Солнце России», «Весна», «Журнал для всех» и многих других как центральных, так и периферийных), издал несколько книг. Первая - «Рассказы» - увидела свет в 1907 г., в нее вошли 12 рассказов, написанных в 1902 - 1904 гг. и ранее опубликованных в периодике. К моменту выхода этой книги Пильский уже считал, что беллетрист в нем умер: «Наблюдая самого себя, я, почти всегда писавший исключительно о литературе, ставший автором рассказов на короткое время, думаю теперь, что в известный период юношеской ломки каждый писатель – немного беллетрист. И то обстоятельство, что уже три года, как я не тянусь к рассказу, мне доказало, что художник во мне умер. Книгу эту я считаю надгробным камнем на могиле былого беллетриста». Однако впоследствии он не только писал рассказы, но и выступал с ними на литературных вечерах; и даже написал роман.

С началом Первой мировой войны Пильский был призван в армию. Зимой 1915 г. под Праснышем вместе со своей частью попал в плен, но вскоре был освобожден. Командовал ротой, в 1916 г. – батальоном; был тяжело ранен в правую руку, лежал в госпитале в Киеве. После выздоровления его демобилизовали, и он вернулся в Петроград, где продолжил литературную деятельность, сотрудничая в «Журнале журналов», «Солнце России», «Аргусе», «Русской воле» и других изданиях.

Революция застала Пильского в Петрограде, где он жил в районе трех вокзалов: Варшавского, Балтийского и Царскосельского. Веру в революцию он утратил уже в начале марта 1917 г.: его приводили в ужас и негодование выступления большевиков. Он становится их непримиримым врагом и начинает нападать на них в своих многочисленных статьях и фельетонах.

С мая по июль 1917 г. Пильский и Куприн совместно редактировали ежедневную газету «Свободная Россия». Их газета резко критиковала большевиков и их издания; в результате она была закрыта большевистскими властями в конце 1917 г. Кроме того, весной Пильский редактировал сатирический журнал «Эшафот», где сотрудничали А. Аверченко, Л. Андреев, А. Куприн, В. Немирович-Данченко и другие; заведовал литературным и информационным отделами газеты «Вольность», после закрытия которой перешел в газету «Петроградское эхо».

В январе 1918 г. Пильский начал хлопотать о 1-й Всероссийской школе журнализма и искать лекторов. Был предусмотрен трехмесячный курс обучения, включавший 43 предмета. Открытие школы состоялось 10 марта 1918 г.; к удивлению самого организатора, на курсы зарегистрировалось 111 участников. Лекторами были профессора Зелинский, Браун, Бороздин, Венгеров, приват-доценты Ильинский, Миркин-Гецевич, писатели Амфитеатров, Блок, Дорошевич, Куприн.

После того, как в мае 1918 г. матросы освободили «волею революционного народа» из психиатрических лечебниц Петрограда всех больных, Пильский решил более подробно изучить «вопрос об успехе психических больных у народных масс». В статье «Смирительную рубаху!», опубликованной тогда же в «Петроградском эхе», он, по словам Куприна, «с научной серьезностью, опираясь на последние данные психиатрии,… классифицирует всех главных проповедников большевизма по видам их буйного сумасшествия и настаивает на заключении их в изолированные камеры сумасшедшего дома, с применением горячечной рубашки».

В день появления статьи, в которой было сказано, что «по крайней мере, двузначное число комиссаров лишено здравого рассудка и место для этих новаторов должно быть приготовлено в лечебницах» и «они настоятельно нуждаются не только в броме, не только в душе, но и в крепкой смирительной рубахе, столь полезной для неистовствующих галлюцинатов», Пильский был арестован и после допроса отправлен в камеру при революционном трибунале. Следствие длилось почти полгода, однако до суда дело так и не дошло. После освобождения Пильского «на поруки» он решил бежать из Петрограда.

Выезжает 20 октября 1918 г., он проделал маршрут Москва – Орел – Киев – Херсон – Одесса – Кишинев и, наконец, через Польшу в Латвию. Это «бегство от большевиков» заняло почти три года: в Ригу он приехал 2 октября 1921 г. Ненадолго останавливаясь в городах, через которые проезжал, он продолжал публиковаться в различных периодических изданиях.

Вскоре после прибытия в Ригу Пильский начал публиковаться в рижской ежедневной газете «Сегодня», непрерывное сотрудничество с которой продолжалось почти 20 лет, до мая 1940 г.: в периоды его проживания в Латвии (1921 - 1922 и 1927 – 1941 гг.) и в Эстонии (1922 – 1927 гг.). В «Сегодня» Пильский был одним из ведущих литературных критиков, реагировавших почти на каждую литературную новинку как Российского зарубежья, так и Советской России (СССР). Под большим количеством псевдонимов и собственным именем он опубликовал в этой газете около 2 000 статей, фельетонов, рецензий, «заметок по поводу» и т.д.

Как и до революции, он выступал с лекциями на разного рода темы. В качестве лектора в октябре 1922 г. Пильский впервые приехал в Эстонию. После этого десятидневного визита он решил следующие несколько лет провести именно в Эстонии. В начале ноября 1922 г. он переехал в Таллинн, где начал сотрудничать в единственной ежедневной русскоязычной газете «Последние известия», в которой за три с половиной года опубликовал около 500 статей, мемуаров, фельетонов, критических заметок и т.д. Помимо нее он активно печатался в эстонской газете “Päevaleht” («Ежедневная газета»), где опубликовал около 100 статей, а также продолжал сотрудничать в «Сегодня», печатая там свои «Эстонские впечатления». В этой рижской газете и ее приложениях за пять «эстонских лет» им было опубликовано около 200 статей.

В Эстонии Пильский активно интересовался местной жизнью и ее проблемами: посещал главу государства К. Пятся, министра иностранных дел А. Пийпа, бывшего главнокомандующего эстонской армией Й. Лайдонера (результатом этих встреч стали статьи, опубликованные «Последних известиях»). В 1922 – 1923 гг., отстаивая интересы русского меньшинства, активно участвовал в агитационных кампаниях в ходе референдума о преподавании Закона Божьего в начальных школах и в ходе выборов в Государственное собрание Эстонии и в местные самоуправления: публиковал в «Последних известиях» статьи и фельетоны, ездил по стране с лекциями и т.д. Но главной для него оставалась литературная деятельность: он выступал на литературных вечерах, участвовал в популярных в то время «судах» над литературными героями.

К общественно-политической деятельности Пильского вернули исторические события 1 декабря 1924 г., точнее, их предыстория – «Процесс 149 коммунистов», который начался 10 ноября того же года. В результате (это был первый судебный процесс такого масштаба) один из коммунистов был расстрелян, большая часть приговорена к разным срокам каторги, в том числе и к пожизненной. 1 декабря 1924 г., в день попытки коммунистического переворота в Эстонии, он оказался в самом центре событий (он жил напротив железнодорожного вокзала). Свои впечатления об этом дне он опубликовал в рижской газете «Сегодня» и в отдельном издании на эстонском языке, посвященном исключительно дню мятежа.

Публикации Пильского свидетельствовали о его лояльности эстонскому государству и антибольшевистских убеждениях. Видимо, поэтому эстонское правительство предложило Пильскому, единственному из русских журналистов Эстонии, сопровождать государственных деятелей во время поездки в Ригу, где летом 1925 г. встречались правительства обоих государств. Свою задачу – освещение всех событий этой поездки – Пильский выполнил успешно: в «Последних известиях» были опубликованы его статьи, фиксирующие происходящее с момента выезда делегации из Таллинна и до ее возвращения.

В феврале 1926 г. перед очередными парламентскими выборами Пильский был кооптирован в предвыборную комиссию, где его главной задачей было, как и раньше, выступать с докладами и писать о предстоящих выборах, чтобы, как всегда, помочь русским сделать правильный выбор. Наряду с предвыборной кампанией Пильский в основном занимался литературной и лекторской деятельностью.

Политическая и литературная активность Пильского, его публицистические выступления и деятельность по сплочению русской общины в Эстонии, безусловная лояльность и заинтересованность в демократическом развитии Эстонской Республики помогли ему в получении эстонского гражданства, что могло быть одной из причин его приезда в Эстонию, так как только здесь (среди Прибалтийских стран) были окончательно утверждены Закон о гражданстве (27 октября 1922 г.) и Конституция, вступившая в силу уже 21 декабря 1920 г. (принята 15 июня 1920 г.), тогда как в Латвии Конституция вступила в силу только 7 ноября 1922 г., когда Пильский уже жил в Эстонии.

Получение гражданства было для Пильского жизненно важно, так как и в Латвии, и в Эстонии он жил с выездным румынским паспортом, уже не действительным. Об эстонском гражданстве он начал ходатайствовать еще летом 1925 г. Для получения положительного ответа Пильскому пришлось восстановить целый ряд документов, вызвать свидетелей, получить из Румынии подтверждение того, что он не является гражданином этой страны. На это ушло два года, и 4 июля 1927 г. Пильскому было выдано свидетельство о том, что он является гражданином Эстонии.

Остаток лета 1927 г. Пильский провел в Риге, откуда регулярно присылал в Эстонию свои статьи. С этого момента начался последний, четырнадцатилетний, период жизни Пильского, который не отличался особой общественно-политической активностью. В Латвии он выступал главным образом как писатель и критик. За несколько последних месяцев 1927 г. под псевдонимом П. Хрущов он успел выпустить в Риге отдельное издание романа «Тайна и кровь», опубликованный за год до этого в таллиннских «Последних известиях», написать предисловия к роману М. Булгакова «Белая гвардия и пьесе «Дни Турбиных», напечатать десяток статей в газетах «Сегодня» и «Сегодня вечером».

Результатом его многолетней деятельности в качестве театрального критика стала книга «Роман с театром», изданная в 1929 г. в Риге. В нее вошли эссе «Кулисы» и «Театральная тайна», а также портреты театральных деятелей. В том же году вышла в свет книга «Затуманившийся мир», посвященная литераторам, как дореволюционным, эмигрантским, так и советским (включая статьи о Ф. Сологубе, В. Брюсове, С. Юшкевиче, И. Одоевцевой, Н. Тэффи, Ю. Айхенвальде, И. Бабеле, В. Ибнер).

В Латвии Пильский продолжал и лекторскую деятельность. Осенью 1931 г. он возобновил Школу журнализма. Хотя его замысел был встречен весьма скептически, школа все же начала работать: слушатели нашлись как на журналистские курсы, так и на курсы литературного русского языка. За первой удачной попыткой последовали и следующие в 1932, 1933 и 1934 гг. Он пытался организовать школу и в Эстонии, но дальше объявлений курсов и лекторского состава в 1922 г. дело не пошло.

Установить полный состав литературного наследия Пильского невозможно, поскольку на сегодняшний день известно около 50 его псевдонимов (вместе с криптонимами). Недавно в материалах Государственного архива Эстонии обнаружены еще несколько ранее неизвестных псевдонимов Пильского (Е. Сергеев, Питирим Мосеев, Наблюдатель, П. Татров и другие).

В мае 1940 г. Пильский пережил инсульт и был прикован к постели. После установления в Латвии Советской власти в его квартире был устроен обыск. Болезнь спасла его от ареста, но его архив был конфискован, что, естественно, ухудшило состояние его здоровья. Умер он во время немецкой оккупации – 21 декабря 1941 г. – и был похоронен на Покровском православном кладбище в Риге.

Сочинения:

Пильский П. Рассказы.СПб.,1907.

Пильский П. Проблемы пола, половые авторы и половой герой. СПб.,1909.

Пильский П. Критические статьи.СПб.,1910.Т.1.

Пильский П. Затуманившийся мир.Рига,1929.

Пильский П. Роман с театром.Рига,1929.

Хрущов П. (Пильский П.) Тайна и кровь.Рига,1927.

Литература:

Абызов Ю. Петр Пильский: Опыт столичной и провинциальной биографии//Даугава(Рига).1993.№ 5.С.163-172.

Абызов Ю. Осколки разбитого прошлого.Даугава(Рига).1995. № 3.С.147-160.

Меймре А. Когда оседает туман: Эстонские штрихи биографии Петра Пильского//Вышгород(Таллинн).1995.№ 4.С.137-157.

Меймре А. П.М. Пильский в Эстонии, 1922 - 1927 гг.//Русская филология.№ 7.Сборник научных работ молодых филологов.Тарту,1996.С. 211-217.

Меймре А. П. Пильский в Эстонии, 1922 - 1927//Балтийский архив: Русская культура в Прибалтике.Таллинн,1996.Т.1.С.202-230.

Вверх

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru